Авторская колонка

Все, что вы хотели знать о твиттере, но боялись спросить

28.01.2014 Авторская колонка Андрея Бастунца 1661

У меня завелся твиттер. Негласное расследование показало, что незадолго до этого что-то подобное обнаружилось у нескольких моих близких знакомых. Сейчас надо срочно думать, что с ними, твиттерами, делать. Как их выводить...

У меня завелся твиттер. Негласное расследование показало, что незадолго до этого что-то подобное обнаружилось у нескольких моих близких знакомых. Как говорится, с кем поведешься, от того и наберешься. И что особенно тревожит: большинство окружающих об этих фактах даже не догадывается.

Сейчас надо срочно думать, что с ними, твиттерами, делать. Как их выводить. И куда.

Возможно, ответы будут найдены уже в ближайшее время. Потому что, кажется, удалось разобраться с этимологией. Точнее, с этиологией(?). Проще говоря, с тем, откуда ноги растут.

Историю этой болезни можно изучать на многих примерах. Но мне отчего-то сразу вспомнился твиттербуржец Козьма Прутков. Его пламенная строка «Три дела, однажды начавши, трудно кончить: а) вкушать хорошую пищу; б) беседовать с возвратившимся из похода другом и в) чесать, где чешется» (ровно 140 знаков) не только идеально вписывается в формат твиттера, но и описывает некоторые симптомы болезни.

Сам штамм появился, судя по всему, еще в древней Греции. Помните ответ спартанцев персам на крайне многословное предложение сдаться (а не то, мол, все разрушим, а остальное оторвем): «Пока вы дошли до конца, мы забыли, что было в начале, а, не помня начала, мы не поняли, что в конце» (100 знаков). Кажется, это один из первых зафиксированных в истории (болезни) случаев.

ПС: Простите, что сам в 140 знаков уложиться не смог.

А, да! Вспомнилось! — Был еще некто Прокруст.
(Не путать с Прустом).

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!