НЕТ - ВОЙНЕ!
Основная версия сайта ЗДЕСЬ
Авторская колонка

Сюита об аргументе

28.01.2014 Авторская колонка Анатолия Гуляева 1068

…Примеров суждений без аргументов в белорусской журналистике — как «государственной», так и «негосударственной», — множество. Отсутствие аргументов или их вольное использование — скорее правило, чем исключение из правил.

Аргумент (лат. argumentum — рассказ, довод, тема) — многозначный термин:

Аргумент в логике — утверждение (посылка) или группа утверждений (посылок), приводимые в подтверждение другого утверждения (заключения).

Аргумент на сленге футбольных хулиганов — все, чем можно ударить противника в драке.

…Бывает, на аргументы натыкаешься с маху, как на копьё воина, который под предводительством гетмана Константина Острожского побеждал москалей на реке Крапивне.

…Переполненный автобус шел по городскому маршруту с явным намерением остановиться в очередной раз. И остановился. Задняя дверь «гармошкой» зашипела, как очень рассерженная кошка, и попыталась открыться. Но не смогла. Помимо того, что на этой остановке мало кто выходил и потому мало кто считал нужным сдвинуться с места, мужичку, стоящему ниже всех,-то есть у самой двери — «гармошкой» зажало ногу. Он беспомощно подергался, демонстрируя искреннее желание освободиться, и обреченно затих. Дверь опять зашипела, на этот раз, как кошка вполне миролюбивая, и закрылась окончательно. Автобус тронулся.

Не успело выйти на остановке несколько человек. Одна из них, женщина средних лет, возмущалась больше всех и четко определила виноватого — этого самого мужичка, — тут же начав очень громко говорить ему о нём всё! Естественно, не особенно выбирая выражения. До следующей остановки было несколько светофоров, монолог звучал незаученно и экспрессивно. Думаю, по уровню экспрессии он поднимался до монологов Виктора Манаева в купаловском театре!

Народ зачарованно слушал… А меня дернуло за язык. И в паузе, когда женщина в очередной раз набирала воздух, я сказал:

— Ну зачем вы так? Он не виноват…

И больше ничего сказать не успел. Женщина с реакцией, которой позавидовал бы Жириновский, моментально переключилась на новый объект и в относительной тишине перемещающегося по городу переполненного автобуса выпалила:

— Алкаш!

Я стоял в толпе пассажиров и нисколько не походил на алкаша. Лицо мое было свежим и, как мне кажется, приятным. Я был в хорошем костюме и при галстуке, сорочка отглажена несколько часов тому, и, если бы кто-то захотел посмотреть на обувь, то и там был полный порядок. Сравнительно недавно купленные и уже разношенные хорошей кожи туфли матово сверкали… Словом, я никак не походил на алкаша. Но это не имело никакого значения.

Слово было произнесено громко, и его слышала вся автобусная общественность. Мои слова были тихими, и их мало кто слышал. То есть, в общественно-автобусном сознании, как и в общественном сознании вообще, запечатлелось то, что было сказано первым и громко…

И неважно, что аргумент этой нервной женщины гроша ломаного не стоил. Что это был даже не аргумент, по большому счету… Я понял: не она, а я здесь главный дурак! Ну в самом деле, не начинать же сейчас дискуссию на тему, алкаш я или нет? Не требовать же у этой женщины дополнительных аргументов: справок из наркодиспансера или чего-то в этом роде?

…На днях комиссия по этике БАЖ рассматривала заявление Владимира Колоса по поводу одной из публикаций в «Нашай Ніве». Речь шла о том, что возглавляемая Колосом Рада интеллигенции декларирует одно, а делает другое. То есть, якобы под флагом борьбы за избрание «единого» кандидата к президентским выборам, Рада на самом деле пытается протащить в «единые» своего человека. Аргумент в пользу такого утверждения: так считает Андрей Санников. На тут же возникающий вопрос: «— А почему он так считает? А какие у него основания так считать?» — ответа нет.

У разных организаций бывают разные цели. Но когда профессионал говорит в СМИ о предполагаемых скрытых целях данной организации, у него должны быть веские основания. Причем такие, которые можно вынести на суд читателей.

…Примеров суждений без аргументов в белорусской журналистике — как «государственной», так и «негосударственной», — множество. Отсутствие аргументов или их вольное использование — скорее правило, чем исключение из правил.

На этом же заседании комиссии по этике рассматривалось другое обращение. В газете «Заря» и телепрограмме «Зона Х» БТ в целях «усиления впечатления», за отсутствием других аргументов, слова интервью героя публикации были искажены, превратившись в обвинение против него же.

Никто не сомневается, что в рядах белорусских бизнесменов (кстати сказать, как и в рядах белорусских журналистов) есть жулики. Но когда профессионал говорит об этом, он должен быть хотя бы точен — это самое меньшее, чего общество имеет право ожидать от журналистов. Не говоря уже об аргументации своих выводов.

…Автор «Белгазеты» Виктор Мартинович в материале «Говори шухер!» пишет о ситуации вокруг Владимира Некляева и его коллег и, естественно, не забывает в очередной раз пнуть оппозицию. Собственно говоря, а почему бы ее и не пнуть? Если по делу… В фильме «Киднеппинг» БТ есть эпизод, в котором один из активистов «Молодого фронта» демонстрирует себя гнусно пьяным в отделе милиции. Фильм очень плохой, но эпизод убийственный, против него не возразишь!

А Виктор Мартинович пишет: «До сих пор листовки в большинстве случаев печатались для того, чтобы показать донорам, которые все равно ничего не понимают, прайс, что они были напечатаны…». И далее о том, что «оппозиционная бухгалтерия работала под присмотром правоохранительных органов» и пр.

Безусловно, правоохранительные органы внедряют в оппозицию своих сотрудников. Безусловно, есть случаи, когда листовки не распространяются или распространяются плохо. Но кто сказал, что их большинство? Или хотя бы половина? Как говорится в известном анекдоте, кто это считал? Где убедительные аргументы в пользу того, что такого рода жульничество с грантами вообще характерная черта оппозиции? Хорошо бы процитировать документы, неплохо бы поинтересоваться у доноров, которые хотя и «все равно ничего не понимают» (кстати, вот еще одно ничем не подтвержденное суждение!), на самом деле, наверное, не такие уж и тупые. Но ничего, кроме невразумительной ссылки на некий «Дневник источника», названный автором «пресловутым», в материале нет.

Вообще в части аргументирования своих суждений, в белорусской журналистике безусловно выделяются те, кто пишет об экономике. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать тексты, скажем, Татьяны Маненок из «Белорусы и рынок»: убедительно, емко, профессионально. Аргументы — как песня, из которой слова не выкинешь… В суждения автора хочется верить не потому, что лично Татьяна Маненок тебе симпатична (а она, конечно, симпатична!), но потому, что ненавязчиво выстроенные аргументы помогают разобраться в ситуации и сделать собственный вывод.

Кстати говоря, умение хорошо аргументировать свои суждения — это не только вопрос профессионального мастерства, это еще и вопрос профессиональной этики. А почему, собственно, читатель должен верить нам на слово? Почему мы считаем читателя (слушателя, зрителя…) каким-то особо глупым, не имеющим собственного мнения, которое может отличаться от авторского? Почему мы высокомерно играем с читателем «в одни ворота», не обременяя себя уважительным диалогом, который невозможен без уважительного аргументирования своей точки зрения?

…Понятно, что вопрос аргументирования в профессиональной журналистике непрост, и не всегда получается выполнять самим собой же установленные правила. Если спросить автора этого рассуждения: почему в заголовке использовано слово «сюита», ответ будет тоже маловразумительный.

Никаких логических связей между словами «сюита» и «аргумент», вообще то, не существует. Просто мне вдруг понравилось слово «сюита». Слабый, конечно, аргумент…

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!