Авторская колонка

Маня Мышковец: Старый конь и новая борозда

01.04.2019 Авторская колонка Мани Мышковец 683

«Старый конь борозды не испортит», — утверждает пословица.

Я хотела было поставить народную мудрость  под сомнение — со знаком вопроса. Новые у нас времена, и оформление этих времен на новых, непривычных журналистам «старой формации» платформах кардинально отличается от ранее принятого.

Но...

«Старый конь борозды не испортит», — пишу я и оставляю за этим не сомнение — утверждение.

Не только потому, что в журналистском цехе дискриминация по возрасту — дурной тон и Кодексами многих СМИ названа неприемлемой. Направить опыт коллег-ветеранов в русло новых форматов сложно, но можно — было бы желание. И хватило бы прозорливости просчитать, где и в чем выигрывают как будто устаревшие форматы.

... Во время недавних профтренингов молодые и умудренные возрастом коллеги соседствовали в аудитории с трудом соприкасаясь.

Молодые быстро «расшифровывали» заданные темы в формате «факт — намеки на выводы»; «старики», даже стараясь за молодежью поспеть, все равно сводили свое творение к условной формуле «от этого зависит судьба мировой революции». Если писать о щекотливой «бытовухе», то  — по мнению стариков — восходя хоть в финале к вековым нормам христианской морали. Если о коррупции — то, через критику допустивших порок отвественных чиновников, опять же к библейскому «не укради».

Мы разрабатывали знакомую многим по БАЖевским тренингам «карту сознания» — схему поиска аспектов темы, своего угла подачи традиционной, застаревшей проблемы, а старики все норовили вплести в оформляющийся, вполне лаконичный сюжет длинный бэкграунд, бесконечную историю попыток решить обозначенный вопрос.

Молодежь нетерпеливо фыркала.

Я, тренер, озадаченный необходимостью повернуть наши СМИ на новые форматы — с их краткостью, даже тезисностью изложения, доходчивостью «картинок»-илюстраций — боялась, если честно, что «старики» под благовидным предлогом из аудитории уйдут...

Не ушли. Но долгое время потом я все переживала неловкость этой ситуации. Может, тренинги проводить, разделяя слушателей по возрастным группам?

Но ведь в редакциях и, пардон, в «курилках» эти люди находятся рядом. Что значит быть подвинутым с газетной полосы, интернет-ленты, из круга непринужденного редакционного общения? Тот, кто это испытал, знает и не горит желанием обсуждать.

«Ай-ай-яй, я не модный!», — пытается отшутиться когда-то популярный коллега-репортер.

 Козырять сменой времен, форматов и поколений, мне кажется, порочная практика.

Дайте «старикам» сказать!

Во-первых, они знают, о чем говорят.

Во-вторых, их знание и опыт совпадают со знанием и опытом тех, кто их прочтет (услышит).

Сколько таких? Да половина нынешней стареющей Беларуси, если взглянуть на статистику. Пенсионеров, имеющих право голосовать, больше, чем студентов, получивших по возрасту это право. И практически столько же, сколько нынче трудоспособного белорусского люда.

Может, с этой многочисленной группой стоит разговаривать на их языке? Языке сомнений, потерь и все еще твердой веры в идеалы, изученные по кодексу строителя коммунизма, практически скопированному с Христовых заповедей?

«Ай!», — скажете вы, редакторы, продвинутые читатели и продвинутые журналисты.

И будете почти правы.

Наши СМИ ушли в интернет — и статистические цифры уходящих поколений в числе интернет-пользователей не столь велики, чтобы под них строить редакционные политики.

Но разве вам не дорог каждый «лишний», неожиданный процент ваших читателей, «лайков»? Разве не видите вы, что в интернет-версиях прежде популярных печатных СМИ растет число потребителей, обученных то внуками, то различными «университетами третьего возраста»?

Медленно растет?

Но это ваша проблема.

Пробивайтесь к ним. Бабулям, сидящим у подъездов со смартфонами, подаренными детьми-внуками. Отличникам и «хорошистам» тех самых третьевозрастных университетов, которые получают и отсылают ссылки на интересные статьи, фото и видео.

Половина этих ссылок будет, конечно, если не про котиков, так про здоровье и кулинарные рецепты. Но вторая (как в одесском анекдоте) — вторая половина — ваша!

Сколько мы там насчитали из пару раз располовиненных трех с половиной (извините!) миллионов статистических граждан пенсионного возраста? Миллион?

Вам мало?

А теперь поработайте с теми, кто из этого миллиона, но для него же пишет на языке, примерах и образах, понятных им. Прочтите их статьи-«диссертации» бережно и осторожно. Подумайте вечером. («Позвоните родителям», как недавно требовала нормальная, в общем-то, реклама).

И наутро — корректно и требовательно (профессионалы в любом возрасте уважают толкового редактора!) внесите предложения и правки в «дисертацию» с идеалами мировой революции...

Не пожалейте времени пообщаться с автором так, чтобы понял и захотел делать следующую статью.

Я уверена: у вас получится!

Если вы — наш человек.

Если, чтя опыт, знаете, как научить новым формам стремящегося донести своему читателю годами выстраданный смысл.

Если за истертым пиджаком видите не истертый ум.

Если посчитали, чисто прагматично, насколько стар ваш регион и потребители информации.

Если помните о своих родителях и их соседях, которым хочется инфы ближе и больше, чем в российских новостных и «художественных» сериалах.

Если вдруг подумали о том, что когда-то и вы неожиданно станете «журналистом-ветераном».