Авторская колонка

Максим Жбанков: Любить по-русски. Страшилки/кричалки для смутных времен

23.03.2021 Авторская колонка Максима Жбанкова 234

Миссия медиа-аналитика трудна и печальна. Суть ее — в регулярной дегустации того, что сам по своей воле никогда бы не съел. Плотность шумового покрытия послевыборного пейзажа смогла поразить даже привычные ко многому местные кадры. Градус желчи и злости полит-спикеров с госТВ стал почти запредельным — дальше возможны лишь публичные истерики и эпилептические припадки. Месяц глубинных погружений в это поле психической неуравновешенности и эмоциональных девиаций — а именно столько длился минувшей осенью наш аналитический забег — надолго выбил из колеи. Поскольку в полный рост продемонстрировал как глубокую деградацию державного медиа-инструментария, так и его вызывающую вторичность по отношению к сигналам из Москвы.

Первое (и самое устойчивое) впечатление — политическое госТВ играет зеркалку. Ушло в глухую защиту. Вещает о себе и от себя. И выдает это за хронику текущих событий. Хотя на деле транслирует лишь собственные фантомы и кошмары. А потому такое вещание стоит читать с точностью до наоборот.

Новостная повестка прежней сонной стабильности сменилась не менее стабильной аварийной сюжетностью. Как и прежде, вещание идет в формате тотального (само)повтора — но теперь воспроизводит неизменность насилия. На смену благостной картинке безмятежного существования прикормленной паствы пришло регулярное тиражирование психологического, юридического и физического прессинга «протестунов». Сюжеты из судов, репортажи об арестах и обысках, покаянные признания избитых и запуганных. Чтобы что? Чтобы от имени авторов насилия обвинить пострадавших за инакомыслие в… подготовке насилия над инакомыслящими.

Дальше — больше. Демонстрация жесткого подавления властью протестных акций в режиме государственного террора служит тут аргументом в пользу… зеркального обвинения оппозиции в подготовке и проведении терактов.

В ответ на уличный народный крик «Фашисты!» в адрес силовиков — опять зеркалка: обвинение политических оппонентов в «пропаганде нацизма и восхвалении военных преступников», плюс срежиссированные истерики провластных спикеров: «В последние годы появилось много желающих присвоить победу другим, сделать героями нацистов. БЧБ-символика стала уличными трендом. А ведь еще живы те, кто своими глазами видел, как нацисты под бело-красно-белым флагом жгли белорусские деревни и села!» (журналистка Илона Красутская, «Панорама», Беларусь 1, 24.11.20 ) Опять прыжок с переворотом: как бы защита истории. На деле — ее пропагандистская редактура.

Лукавая цепочка: протест = фашизм = нацизм = национализм = терроризм = бчб = измена Родине. «Кто фашисты? Мы фашисты? Это вы фашисты!»

И вообще, дорогие несогласные, «если бы не, как вы любите выражаться, «совковая вата», от вас бы осталась горстка пепла в концлагере. Гауляйтер попробовал бы от нее прикурить, но не получилось бы, потому что и тогда вы бы остались сырыми.» (журналист Григорий Азаренок, «24 часа», СТВ, 12.12.20)

Что делать с силовым разгоном массовых уличных акций? Проще некуда: склеить по смыслу с полицейскими акциям на Западе. У нас водометы, а там — пенсионеры на грязном асфальте. Симметричная ответка. Вы ничем не лучше. Мы ничем не хуже.

 

С внешним миром в принципе легко работать в стиле серийной нарезки страшилок. Ясное дело, без нас там все плохо и странно. Катастрофы, скандалы, репрессии, криминал, эпидемии. И Байден такой молодой. И Трамп все еще впереди. Короче, кругом распад, ковид и декаданс. Одна Беларусь возвышается бастионом порядка посреди ошалевшего мироздания. Вот почему ее не любят заезжие да беглые.

Геополитический атлас госТВ отформатирован в пользу восточного соседа.

С одной стороны — полное отсутствие разборов политико-экономической ситуации в России (оттуда слышны лишь официальные заявления и новости интеграции), с другой — практически ежедневные комментарии по поводу ситуации в Польше и Украине, с периодическими саркастическими репликами в адрес лицемерного Запада и его марионеток у наших границ: «Пожалуйста, прекратите этот невероятный цирк. Какие вопросы способна решить Света? А, точно, она говорила что-то там про друзей, что она не одна, ей скажут, что надо делать. То есть сама подтвердила свою несостоятельность и обозначила, что она кукла в руках западных друзей.» (комментатор Юлия Артюх, «24 часа», СТВ, 11.12.20).

Бросается в глаза высокая плотность присутствия украинской и польской тематики в госвещании отчетного периода (плюс стабильное пристрастие к использованию материалов пророссийского канала NewsOne и узкого круга однотипных спикеров, привычно критикующих работу власти). Настолько, что легко принять вечерний новостной Беларусь 1 за сбой программы — нечаянную врезку украинского канала, трибуны оппозиционного Зеленскому дерзкого олигарха.

Антиукраинский и антипольский критицизм белгосТВ монотонен. Изо дня в день построен на буквальных повторах одних и тех же тезисов от одних и тех же персонажей, не подтвержденных какой-либо фактурой и попадающих, таким образом, в разряд частных мнений. Наезд на соседей с Юга и Запада лишен внятной сюжетности, доказательности и логики. И потому это уже никак не информационная работа, а идейное программирование слабо образованного обывателя. «Я только в Польше поняла, что такое постоянный стресс и напряжение. Это не жизнь, это существование. Беларусь они называют nasze wschodnie kresy, то есть наши восточные окраины. Там этому учат в школах. В Польше страшная пропаганда против русских: в новостях, в сказках!» — вещает сразу на двух госканалах «медсестра Инна», вернувшаяся домой после четырехлетнего польского «батрачества» (цитата — «24 часа», СТВ, 18.19.20).

Зачем такое нужно? Для прокачки затертой легенды о нерушимом беларуско-российском боевом альянсе. Где необходимы враги, свара и показательная трепка нестойких изменщиков славянскому братству. Политическая работа и экономическая выгода подменяются парой алюминиевых ложек для общего котелка солдатской каши.

И снова зеркалка: это не мы с Большим Братцем истерим и угрожаем! Это НАТО лязгает гусеницами и щелкает зубами у наших общих гордых рубежей.

Осенние гастроли российских медиа-спецов оставили после себя, как видится, четкий инфо-след: незамеченный прежде вид пакетного агит-обеспечения ключевых сюжетов. Общая интонация: былинно-богатырский регистр. Миссия: комплексное обеспечение идейного посыла сюжета по формуле «боевая текстовка/геройская картинка/цитатки из советского кино («Александр Невский» рулит!)/надрыв и пафос в подаче/мобилизующая песнь в финале» (обычно российская).

Все в одном. Новость — не новость, аналитика — не аналитика, стендап — не стендап… Что, собственно, здесь происходит?

Смысловая подзарядка. Вторжение героико-патриотического российского поп-материала в беларуское медийное поле — как натурального «своего», как ясной маркировки «нашести». Инъекции завозного поддельного геройства под видом исторической памяти. Формовка эмоциональной зависимости через регулярную активизацию чужого культурного контекста в отсутствие внятной локальной повестки.

 

Державный новостной ТВ полит-эфир лихорадит. Очевидна явная нехватка аутентичного оригинального материала. Справляются с этим по-разному. Типичный прием: порционная доставка. Одно и то же интервью режется на отдельные фрагменты, которые затем раскидываются на неделе по дневным и вечерним новостным выпускам (с финальной докруткой в итоговой воскресной программе) и дружественным каналам. Персонажи скачут с Беларусь 1 на СТВ и обратно, одни и те же кадры мутной компетенции делают броские заявления сразу обо всем. То же и в отношении отечественных экспертов.

Дополнительный штрих: так же порционно применяется/кроится и визуал. Одна и та же короткая сценка в течение месяца может всплыть в нескольких тематически близких сюжетах. Зарубежная хроника в целом (особенно по теме полицейских разгонов) лишена конкретной привязки на местности и может быть сделана где угодно и когда угодно. И точно так же куски уже отыгранного всплывают в очередных как бы актуальных (а по сути — архивно-монтажных) «заграничных сюжетах».

 

Общее впечатление: острый дефицит «говорящих голов», паралич креатива и страх инакомыслия. Кризис кадров и/или упадок жанра. Триумф абстрактного монтажа.

По сути — инъекции страха, инфо-саботаж, манипулятивные трюки. Но никак не вещание суверенной державы.

Это Радио Пекин из осажденного Хабаровска. Нервный визг с вершины подпиленной телевышки.

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!