1371

Конференция БАЖ – МФЖ: Беларусь — одна из наиболее враждебных к журналистам стран

17.11.2017 Источник: Прэс-служба ГА "Беларуская асацыяцыя журналістаў", фота Таццяны Ткачовай

В Минске прошла конференция "Перспективы и вызовы фриланс-журналистике в Европе. Особый фокус на Беларуси ". Во время конференции, которую организовали ОО "Белорусская ассоциация журналистов" (БАЖ) и Международная федерация журналистов (IFJ), обсуждались вызовы, стоящие перед профессиональным сообществом. Прежде всего речь идет о Беларуси, потому что здесь чрезвычайно плохие условия для работы журналистов, а фрилансеры-журналисты и вовсе находятся вне правового поля.

Во вступительном слове председатель ОО «БАЖ» Андрей Бастунец отметил представительность конференции: это — члены журналистских союзов Великобритании, Германии, Франции, Норвегии, Испании, Италии, Швеции, Эстонии, Украины, представители Международной федерации журналистов (IFJ) и Европейской федерации журналистов (EFJ). Также на форуме присутствовали представители дипломатического корпуса, журналисты-фрилансеры, которые "работают в поле", юристы.

"Количество журналистов-фрилансеров неумолимо растет. И в некоторых странах их уже даже больше, чем журналистов, работающих в штате. Вместе с тем увеличивается количество вызовов перед фрилансерами. Прежде всего, это — недостаточная социальная защищенность, более низкий уровень зарплат, отсутствие гарантий. Однако эта работа имеет не только вызовы, но шансы", — сказал Бастунец.

Глава БАЖ также напомнил, что наиболее болезненной точкой в Беларуси сейчас является преследование фрилансеров. С начала года в Беларуси журналистам за сотрудничество с зарубежными СМИ без аккредитации уже вынесено более 55 штрафов.

Представитель Международной федерации журналистов Эдриан Колин подчеркнул, что МФЖ всегда выражает поддержку и солидарность с Белорусской ассоциацией журналистов.

"БАЖ за многие годы показал невероятную храбрость в намерениях стоять за свободу слова. Члены этой организации претерпели угрозы, но никогда не отказывались от своих принципов, от журналистики, которая служит общественному интересу.

Беларусь — одна из наиболее враждебных к журналистам стран, запугивание и преследование стали нормой в Беларуси.

Власти государства юридически преследуют журналистов. В 2016 году был определенный прогресс, количество штрафов уменьшилось, но в этом году ситуация снова ухудшилась после того, как прошли протесты против "декрета о тунеядцах", — подчеркнул Эдриан Колин.

Также темой обсуждений был тот факт, что фрилансеры не могут нормально работать в стране, поскольку государство отказывает в аккредитации.

МФЖ призывает правительство снять все препятствия для СМИ.

В приоритете шагов, которые должны сделать власти, — свободная регистрация общественно-политических изданий и отмена статьи 22.9 Кодекса об административных правонарушениях, согласно которому теперь и наказывают журналистов.

"Мы будем обсуждать способы, как можно помочь коллегам из БАЖ, которые защищают журналистов. Как мы можем поставить тему фрилансеров в повестку дня для властей и европейских институтов, какие кампании можно проводить, чтобы защитить права журналистов.

По всему миру МФЖ работает с тем, чтобы защищать журналистику. И мы используем БАЖ как модель того, как можно стоять за журналистику. Но и БАЖу нужна наша солидарность, чтобы переломить ситуацию. Надеюсь, мы сможем найти для этого инструменты", — сказал в своем выступлении Эдриан Колин.

Директор Европейской федерации журналистов Рената Шредер отметила, что снова начался политический диалог между Беларусью и ЕС, и хотя он тяжелый, но очень нужный. Европейская федерация журналистов регулярно акцентирует внимание политиков Евросоюза на проблемах со свободой слова, которые есть в Беларуси.

"В этом году Европейским парламентом была принята резолюция по поводу преследования более 120 журналистов. И это тоже результат сотрудничества EFJ и БАЖ. Мы будем писать отчет для Европарламента и в том числе рассказывать об этой встрече. Я надеюсь на некоторый прогресс. Начался диалог о правах человека между Беларусью и ЕС, и есть некоторый оптимизм. Мы также сотрудничаем с ОБСЕ о состоянии медиа. Дуня Миятович писала письмо в МИД Беларуси по поводу преследования журналистов, и МИД ответил, что журналисты не имеют права работать без акредитации. И точка. Никакого оправдания ситуации", — рассказала Рената Шредер.

О реалиях работы журналиста-фрилансера в Беларуси рассказала журналистка из Гомеля Лариса Щирякова.

"Наибольшее преследование в том, что "жить не дают", — начала свое выступление Лариса. Далее она упомянула о многочисленных случаях судебного, милицейского преследования, психологическом давлении: "Иногда дойти до места проведения акции протеста, чтобы работать там, — настоящий квест. Например, однажды я просто вынуждена была не ночевать дома, потому что меня еще вечером около моего дома и дома родителей присмотрела милиция. И когда на следующий день меня задержали, то первый вопрос от начальника милиции было такое: "Где вы сегодня ночевали?". Но для меня важно быть там, освещать события. Я люблю эту работу, люблю освещать общественную активность: белорусы столько были в "летаргическом сне" и вот они вышли, что-то говорят. Это большое удовольствие работать на уличных акциях".

В 2015 – 2017 году у Щиряковой было 18 судов за работу журналистом.

"Это не очень характерно для белорусов, но я чувствовала огромную волну солидарности. Однажды после суда ко мне подошла женщина и дала мне деньги, чтобы поддержать. На суды приходили люди. Несколько человек получили "сутки" за поддержку. Но люди устают ходить постоянно на судебные процессы. В этом году 13 апреля меня судили в Речице, это мой день рождения. Думаю, это было сделано намеренно.

Также милиционеры угрожали мне забрать сына. Когда об этом стало известно СМИ, то общественная реакция была вопиющей. Я раньше недооценивала то, как медиа влияют на общественное мнение. Думаю, власти не пошли дальше и потому, что поднялась большая волна солидарности", — рассказала журналистка.

Также Лариса рассказала о распространении клеветнической информации в интернете, публикацию материалов из судебного процесса, когда она разводилась с мужем.

Выступление Ларисы Щиряковой был очень эмоциональным. Затем она сказала, что после этой волны преследования решила уйти с работы, "потому что здоровье дороже".

"И когда Бог закрывает одну дверь, он открывает другие. И все будет хорошо", — закончила свою речь журналистка.

У Ларисы Щиряковой в 2017 году было 8 административных дел, 11 протоколов, свыше 20 оскорбительных материалов в интернете, два задержания, одно прокурорское предупреждение.

Журналист из Могилева Александр Бураков подчеркнул, что преследуют только фрилансеров, сотрудничающих с негосударственными медиа.

Он также упомянул об очередном диалоге властей с ЕС и неопределенном будущем.

"Есть шаткий момент сейчас, так как мы не знаем, действительно ли правильный выбор мы сделали много лет назад", — заметил Александр.

В поддержку слов Щиряковой выступила и журналистка-фрилансер Ольга Чайчиц.

"Мне пока неизвестны случаи, чтобы у журналистов забирали детей. Но знаю, что забирали у общественных активистов. И для этого не нужно постановление суда, а достаточно лишь решения специальной комиссии. ... Журналиста могут судить за участие в акции, и невозможно доказать, что ты там работал в качестве журналиста. А когда мы едем снимать в какой-то город, то примерно за сутки никак и нигде не обозначаем, куда мы поедем работать, также не можем ночевать в отелях, так как там фиксируется имя, — сказала Ольга. — иногда в суде милиционеры-свидетели говорят: "Лично с ней не знаком, но уже год за ней наблюдаю".

Только в этом году журналисты-фрилансеры в Беларуси терпели препятствия со стороны властей более 180 раз. Более 50 случаев закончились для журналистов большими штрафами, а для некоторых — арестами.

"Мне пакуль невядомыя выпадкі, каб у журналістаў забіралі дзяцей. Але ведаю, што забіралі ў грамадскіх актывістаў.  І для гэтага не трэба пастанова суда, а дастаткова толькі рашэння адмысловай камісіі. ...Журналіста могуць судзіць за  ўдзел у акцыі, і немагчыма даказаць, што ты там працаваў у якасці журналіста. А калі мы едзем здымаць у нейкі горад, то прыкладна за суткі ніяк і нідзе не абазначаем, куды мы паедзем працаваць, таксама не можам ночыць у гатэлях, бо там фіксуецца імя, — сказала Вольга. — Часам у судзе міліцыянты-сведкі гавораць: "Асабіста з ёй не знаёмы, але ўжо год за ёй назіраю".

Толькі сёлета журналісты-фрылансеры ў Беларусі цярпелі перашкоды з боку ўладаў больш за 180 разоў. Больш 50 выпадкаў скончыліся для журналістаў вялікімі штрафамі, а для некаторых — і арыштамі.