НЕТ - ВОЙНЕ!
Основная версия сайта ЗДЕСЬ
210

«Должна около 45 тысяч рублей». Выпускники, которые не хотят отрабатывать распределение, рассказывают, как ищут деньги

01.06.2022 Источник: Наша Ніва

«Распределили программистом на зарплату в 800 рублей. А я получаю в несколько раз больше». Истории выпускников, которые решили «откупиться» от распределения, записал проект «1906».

«Примерно 30 процентов от дохода стараемся откладывать»

Алина (имя изменено) поступила в Академию управления при президенте в 2018 году. Девушка выбрала специальность »Управление информационными ресурсами».

«Рассматривала еще БГУИР, собиралась туда на платное. Но сама специальность в Академии мне больше нравилась», — говорит она. 

В самом начале Алину не смущал тот факт, что после выпуска ей придется отрабатывать два года. Администрация университета уверяла, что проблем с распределением в частные компании не будет. Обещали, что большинство пойдут в Парк высоких технологий.

Проблем действительно не было до 2020-го. После все изменилось. В том числе и администрация университета.

«Еще год назад некоторые люди смогли распределиться в частные компании, а в этом году — нет. Я приняла решение выплачивать деньги в октябре 2021-го. Тогда мы с родителями стали откладывать на выплату за учебу», — делится девушка

При этом точную сумму, которую должна Алина за обучение, университет не называет. В прошлом году это было около 29 тысяч белорусских рублей, а сейчас — 40-45.

Цена выросла после того, как Совет министров внес изменения в постановление о возмещении денежных средств за подготовку специалистов.

«Если бы сумма была неподъемной, то я могла бы просто не возвращаться в Беларусь, не приходить на государственный экзамен. Меня бы просто отчислили. Например, 60 тысяч мы уже не смогли бы выплатить.

После изменений, которые внес Совет министров, теперь, когда рассчитывают, сколько ты должен, добавляется стипендия, капитальный ремонт образовательного учреждения. Выплатить эти деньги я должна за полгода», — объясняет девушка.

Алина думала о том, чтобы уехать из Беларуси и не отдавать деньги за обучение. Но она считает, что тогда из-за ее проблемы могут начаться у родителей.

«Когда я поступала, мне не было 18 лет, документы подписывала мать. Мы решили, что лучше так, только бы нас никто не трогал.

С родителями был разговор о том, что может быть не стоит платить такие деньги, лучше пусть приедут ко мне в Турцию (я уехала туда жить) отдохнуть. Но они меня отговорили. Сказали, что нужно получить диплом. Вдруг он когда-то пригодится», — говорит она.

Решение выплачивать деньги Алина принимала вместе с родителями. Они поддержали девушку и стали собирать деньги.

«В конце апреля надо было прийти на распределение. Сделала на мать генеральную доверенность, чтобы сходила она, потому что я тогда уехала жить в Турцию. Попросила выбрать ее какое-нибудь нормальное место на случай, если мы не будем выплачивать. Но доверенность не сработала, сказали явиться лично. В итоге комиссия выбрала сама для меня место.

Должность — инженер-программист, зарплата — 800 рублей. И теперь наше решение выплачивать окончательное.

В компании, в которой я уже работаю, получаю в несколько раз больше. Было понятно, что это все окупится за два года.

В Турцию поехала из-за начала войны. В связи с переездом последние несколько месяцев у меня не было возможности отложить, поэтому здесь родители больше этим занимаются. Я потом буду им отдавать. Зарплаты у них средние, примерно 30 процентов от дохода стараемся откладывать. Пока мы насобирали пару тысяч долларов», — подытоживает она.

Алина считает, что если бы она пошла отрабатывать в государственную структуру, то на два года «выпала бы из профессии», после пришлось бы начинать учиться снова.

На вопрос, как поступили в такой ситуации сокурсники, девушка отвечает, что у многих из них нет возможности выплатить деньги, а некоторые отчислились.

«У меня, например, подруга пошла на полставки в государственную структуру, а на вторую половину она работает дистанционно в частной IT-компании. И таким образом будет стараться отработать хотя бы какую-то часть.

Есть несколько людей с курса, которые также собираются выплачивать. А две знакомые просто уехали в Грузию и отчислились. Еще одна знакомая будет отрабатывать столько, сколько вытерпит, а остальное выплачивать. Разные мнения.

В университете на распределении просили людей, которые собираются выплачивать, не занимать хорошие места», — рассказывает она.

Сейчас девушка вместе с молодым человеком живет в Алании. Парень учился вместе с ней, а после решил отчислиться и уехать, чтобы не идти в армию. Он также работает в ИТ-компании.

В Беларусь Алина приедет только на государственный экзамен и защиту диплома.

«Выбирали между Грузией и Турцией. В Польшу не очень хотелось. Парень поехал в Турцию вместе со своим директором и разработчиком. Они побыли там месяц и сказали, что жить можно. Нам нравится, нормальные цены. В Грузии они сейчас космические, особенно на жилье.

Получили здесь вид на жительство, но, к сожалению, только на три месяца. После будем думать, что делать дальше — оставаться или поехать в Азию. Хотим в Таиланд или на Шри-Ланку. Там с нашими высокими зарплатами очень комфортно жить», — рассуждает она. 

«Платить такие большие деньги государству сейчас нельзя. Их на нужное не пустят»

Кристина (имя изменено) в 2021-м окончила факультет журналистики БГУ. Год, в который девушку распределяли, был непростой. Именовиты тогда всех выпускников начали направлять только в государственные СМИ.

Кристина нашла себе место, где могла отрабатывать распределение, но в последний момент это медиа не захотело ее брать.

«Пришлось срочно искать, куда устроиться. Причем очень хотелось не в «политизированное» место. Нашла, отработала там 6 месяцев.

Мне повезло, там было комфортно, с учетом того, что это распределение. Такой островок адекватности, никак мою волю там не ломали», — рассказывает она. 

Кристина хотела забрать документы из Университета еще до дня распределения. Но тогда ее напугали, что ей якобы придется платить за все обучение.

Потом сложилось так, что парню девушки пришлось срочно уехать из Минска в Киев. Кристина решила, что будет переезжать к нему.

«Не передать словами, сколько всего пришлось пережить, чтобы просто узнать приблизительную сумму, которую я должна. Несколько дней ходила в деканат, мне там в итоге дали контакты людей, которые должны были этим заниматься. Не смогла до них дозвониться. Вернулась снова обратно.

В деканате не знали, куда меня отправлять. В итоге я дошла до главной бухгалтерии БГУ, где мне очень приблизительно посчитали сумму. Она составляла 16 тысяч рублей с учетом того, что часть распределения я отработала», — рассказывает девушка. 

В редакции она объяснила ситуацию, в которой оказалась, и попросила дать ей месяц отпуска и еще один за свой счет.

«Во-первых, чтобы было меньше платить. Во-вторых, чтобы я могла съездить посмотреть, понравится ли мне в Киеве, — делится она. — Тогда они согласились. После должен был быть запущен процесс выплаты. Я даже нашла на свое место в редакции замену.

В последний день главный редактор холдинга не подписал мне отпуск. Он очень долго объяснял почему, но с его слов ничего не было понятно. Разговаривал, как чиновник», — говорит она.

Кристина уехала в Киев, а потом началась война. Стало понятно, что в Беларусь она не вернется.

Ей написали с работы, поинтересовались, все ли с ней хорошо, и уточнили, могут ли ее увольнять.

«Я согласилась. Прошло больше месяца, пока документы дошли до университета. Маме прислали письмо с суммой. Всего 43 тысячи рублей, с учетом отработанного срока — более 29 тысяч.

Я проконсультировалась с юристом. Она сказала, что в подсчетах есть ошибка. Они посчитали не по тому году, в котором я выпускалась. И сейчас я буду запрашивать перерасчет», — объясняет Кристина. 

Выплачивать ли деньги, девушка решение еще не приняла. Такой суммы у нее нет.

«Моя мать переживает из-за этого, ей не хочется, чтобы я не возвращалась в Беларусь. Оклад в СМИ, в котором я начинала отрабатывать, был 400 рублей. Все остальное — гонорары за публикации. Откуда у меня могут быть деньги?

Мама меня старается поддерживать. Никогда не упрекала за то, что я так сделала. Конечно, если бы сумма была 16 тысяч, думаю, что мы смогли бы выплатить. У нас был прописан «бизнес-план», как мы будем собирать деньги. Но окончательная сумма неподъемная. Платить такие большие деньги государству сейчас нельзя. Их на нужное не пустят», — считает она.  

Кристина также проконсультировалась с юристом насчет того, могут ли эту сумму взыскать с ее матери. На момент поступления девушка была несовершеннолетней и подписывать договор на обучение не могла.

«По закону не могут. Там нет, как, например, в кредитной истории, поручительство. И сумма в договоре при поступлении — около 11 тысяч рублей. Брать должны с меня, а не с родителей. Могут забрать мое имущество, но на меня ничего не записано», — говорит она.

Сейчас девушка живет в Варшаве. Туда после начала войны она уехала вместе со своим парнем.

«Ищу работу. Пока собираюсь делать несколько проектов о белорусской музыке, а потом посмотрим. Не хочу пока работать на кого-то. Занимаюсь фрилансом», — подытоживает она.

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!