НЕТ - ВОЙНЕ!
Основная версия сайта ЗДЕСЬ
152

Во время войны нет роскоши быть просто журналистами. Как писать о скандалах и конфликтах?

01.08.2022 Источник: Press-club.by

Как освещать события и ситуации, которые могут повлиять на репутацию каких-либо организаций? Подорвать доверие к демократическим силам и надежду на демократические изменения? Как редакции не стать возможной жертвой спланированных информационных манипуляций? Как не навредить попавшим в плен публикациями?

О чём писать и как писать – мы обсуждали с редакторами и журналистами независимых беларусских медиа. Приводим резюме этой встречи, не указывая имён участников и участниц и названий редакций, так как дискуссия прошла по Chatham House Rule из соображений безопасности.

Кейс 1. Заявление Вадима Прокопьева о Светлане Тихановской

На Форуме демократических сил, который состоялся в Берлине 12 июля [2022 года], с речью выступил Вадим Прокопьев. Он резко высказался о Светлане Тихановской и её команде, поделился своим видением ситуации и предложил пути решения озвученных им проблем. Инфоповод вызвал интерес. Вообще ничего про него не писать – нельзя. Но стоит ли писать те вещи, которые могут повлиять на репутацию демократического сообщества? Вот что думают редакторы.

Медиа для того и есть, чтобы писать о том, что происходит. Не писать – это элемент цензуры. Если в среде демократических сил случаются какие-то конфликты, медиа должны рассказывать об этом. В данном случае нельзя говорить о том, что медиа вредят. 

Беларусские независимые медиа десятилетиями пытаются доказать, что журналист не обслуживает политиков. У медиа – свои цели, у политиков – свои.

Если были сделаны какие-либо громкие публичные заявления, то люди будут искать информацию об этом. Они пойдут читать туда, где им про это расскажут. Делая материал, мы можем запросить комментарий второй стороны, собрать необходимые факты. Государственные пропагандистские ресурсы могут раскрутить и подать аудитории конфликтную ситуацию в том ключе, которая им выгодна. Если же конфликт не публичный, стоит подумать, необходимо ли его опубликовать.

Редакция сама принимает решение, о каких событиях писать, а о каких – нет. И если писать, то что и как. 

В данной ситуации было несколько ловушек. Первая – что это за форум и кого он представляет? Без знания контекста можно ввести аудиторию в заблуждение, что люди, выступающие там, были кем-то делегированы. Вторая – кто такой Прокопьев, который выступил с резким заявлением и почему он имеет право на такие высказывания?

Важно задать вопросы организаторам мероприятия, например, классический: «За чей счёт банкет». Без чёткой редакционной политики может сложиться ощущение, что политические лидеры и организации используют медиа.

Журналист не может стать одновременно объективным политологом, экспертом, разбираться во всех сортах политических субъектов Беларуси и давать оценки. Это не задача журналиста или редакции – выяснять, кто прав, а кто виноват. В некоторых сложных ситуациях для освещения событий может быть приемлем формат авторского мнения.

Некоторые статьи, опубликованные в беларусских медиа с высказыванием Прокопьева, сравнимы с информационным шумом. Было некое мероприятие, там кто-то что-то обсуждал. Но как это повлияет на других, на судьбу беларусов и политическую обстановку?

В конфликтных ситуациях стоит задаться вопросом, кому на руку дискредитация демократического сообщества. Если один спикер периодически выступает с громкими заявлениями, важно понимать кто он такой. Это задача, например, журналистского расследования.

Стратегически важно давать контекст и управлять дискурсом. 

Можно запустить несколько расследований, чтобы поднять те вопросы, на которые никто не ответил. Медиа не могут прояснить ситуацию, пока они её не понимают. Редактору и журналисту важно понимать процессы и прогнозировать, какое значение имеет то или иное заявление. Важно идти вглубь, говорить правду и управлять дискурсом.

Кейс 2. Полк Калиновского и фонд BySOL

Как освещать в медиа конфликт двух организаций, которые делают важные вещи? Как не разрушить доверие общественности к сторонам конфликта? На что стоит обратить внимание редакциям? Мы искали оптимальное решение.

Пресс-служба полка Калиновского 15 июля выпустила видеоролик, в котором прозвучали упрёки в адрес фонда BySOL. Руководитель фонда, Андрей Стрижак, опроверг слова «калиновцев» и пригласил их к диалогу. Полк отказался, и Стрижак на своей странице в Facebook опубликовал развернутый ответ полку Калиновского.

Стали появляться интервью с бывшими и настоящими участниками полка, которые давали противоречивые оценки о работе фонда BySOL, деятельности Офиса Светланы Тихановской и обстановке, которая царит внутри полка. Что стоит за публикациями? С какими проблемами столкнулись редакции?

В видеоролике, опубликованном пресс-службой полка Калиновского, замечены признаки манипуляции. Пресс-секретарь – официальное лицо. Но рядовые не могут знать наверняка, какая и откуда помощь поступает в полк.

Стоит ли выносить в публичное поле ситуации, о которых становится известно отдельной редакции? Дискредитирует ли это полк Калиновского, который является сейчас важной составляющей имиджа Беларуси в мире и, в частности, в Украине? В праве ли пресс-служба отказывать медиа в комментариях после того, как эта редакция опубликовала критический материал?

Работа пресс-службы в данной ситуации была непрофессиональной и направлена на разделение и игнорирование отдельных медиа. Коммуникация приняла неуправляемый характер. Такое положение дел невыгодно ни одной из сторон конфликта, в том числе и медиа. У фонда BySOL будет меньше донатов, и меньше донатов будет у полка Калиновского. Их репутации страдают. Ситуация выгодна тем, кто хочет всех разделить. Тем не менее, не писать про это – неправильно.

У других редакций коммуникация с пресс-службой полка Калиновского проходит хорошо. Для подготовки статьи журналист собирает претензии бойцов и просит комментарий у пресс-службы. Говорить о том, что полк вообще отказывает в общении журналистам – некорректно.

В неоднозначных конфликтных ситуациях важно заниматься расследованиями. Это тот инструмент, который помогает разобраться в ситуации. 

В условиях войны главный принцип журналистики – объективность – отступает, считают некоторые редакторы. И на передний план выходит принцип «не навреди».

Когда разгорается конфликт и появляются публикации с мнениями разных участников конфликта, может создаться ощущение, что медиа намеренно «топят» одну из сторон. Есть ощущение, что у людей есть безусловное доверие к полку Калиновского и любое высказывание в их сторону воспринимается стопроцентно враждебно. 

На примере конфликта видно, как у фонда BySOL и полка Калиновского нарушена коммуникация. Они не дают чётких ответов на заданные вопросы. При этом появляется множество публикаций, где бывшие и действующие бойцы критикуют полк, Тихановскую, BySOL. Может показаться, что медиа «топят» полк, но это не так.  

У беларуских медиа есть выходы на конкретных бойцов. Они и сами в соцсетях о чём-то рассказывают, высказывают обиды. Все вместе это может быть использовано как независимыми медиа, так и пропагандой.

Полк Калиновского не должен управлять дискурсом, и сегодня это становится прерогативой медиа.  

Медиа критикуют не сам полк либо BySOL, а распределение помощи, бюрократические моменты именно для того, чтобы в итоге помощь доходила до бойцов. Тем, кто будет делать публикации, стоит чётко обозначить, кого и что вы критикуете.

В украинских СМИ конфликт фонда BySOL и полка Калиновского не освещался. При этом аналогичные фонды в Украине ведут свою деятельность открыто, и любой желающий может увидеть, когда и сколько денег было переведено фонду. При этом работа команды фонда финансируется отдельно. Если у общества возникают вопросы о финансовой отчётности фонда, её стоит делать открытой.

Один из следующих витков эволюции общества – когда любая критика перестанет восприниматься как нападение.

Когда в медиа одна из сторон конфликта – те, кто обеспечивают безопасность, то по умолчанию они находятся в лучшей позиции. От этих людей зависит безопасность страны в случае Украины, и репутация – в случае с беларусским полком. Поэтому фонд и полк – не равноправные участники ситуации. У одних участников кредит доверия заведомо больший. Тот, у кого есть деньги, всегда вынужден доказывать, что он честный. Если перед написанием статьи медиа будет понимать эту диспозицию, то по-другому будет освещать событие.

Кейс 3. Безопасность и личные данные бойцов полка Калиновского

Влияет ли вопрос безопасности на освещение события? Если у медиа есть инфоповод, то о нем пишут. Но сейчас идет война. В медиа написали, что несколько солдат из полка Калиновского взяты в плен, публикуются их имена и фамилии. 

В украинских СМИ работает правило: имя и фамилию пленного называть нельзя, потому что тогда стоимость обмена многократно увеличивается. Такой же тактики придерживаются СМИ в Германии, даже если имя называют родственники. В статьях о пленных упоминаются только их позывные. 

Беларусские медиа иногда публикуют имена, фамилии и отчества пленных «калиновцев». Как поступить, разбираемся вместе.

Формально участники полка Калиновского рассматриваются украинской стороной как военнослужащие ВСУ. Российская сторона и непризнанные республики скорее всего рассматривают их как наёмников. Наёмники не попадают под обмены. Возможно, пленных «калиновцев» стоит рассматривать как политзаключённых, которым может грозить смертная казнь в так называемых Л/ДНР или выдача в Беларусь, где они получат уголовный срок. В таком контексте, если их имена будут известны, к ним будет привлечено больше внимания для дальнейших дипломатических действий.

Имена и фамилии пленных иногда первыми публикует российская сторона. Тогда беларусским медиа вроде бы нет смысла скрывать эти имена.

Но если опубликованы истории с именами и фамилиями нескольких пленных, это может разрушить легенду других бойцов, захваченных вместе с ними. 

Есть информация, что по легенде при захвате в плен «калиновцы» выдают себя за украинцев, чтобы попасть в списки на обмен. При них нет беларусских паспортов. Но некоторых можно идентифицировать как беларусов по татуировкам и нашивкам на форме. Здесь речь идёт о человеческих жизнях.

Редакция может выработать свою политику о публикации личных данных пленных: например, если информация уже появилась в публичном пространстве, не нужно пытаться её утаить. А если редакция самостоятельно о чём-то узнаёт, стоит отправить запрос в полк, чтобы понять, что дальше делать с имеющейся информацией, чтобы не подвергать риску жизнь человека в плену.

Основные тезисы и выводы, озвученные редакторами и журналистами

  • Аудитории нужны контекст и конкретика: что конкретно было сказано, что не сказано, кто все эти люди. При необходимости проводить дополнительные исследования. Формат авторского мнения может объяснять, что происходит.

  • Не стоит тиражировать мнения, которые ни на что не влияют и являются инфошумом. Можно публиковать поменьше голословных заявлений Александра Лукашенко. Ну а высказывания, например, Олега Гайдукевича, можно просто игнорировать.

  • Медиа не должны позволять себя использовать. Важно понять, в какой момент это происходит и происходит ли. В непонятных ситуациях проводить журналистские расследования.

  • Сейчас журналистам важно учиться разбираться в том, в чём раньше не разбирались. Во время войны нет роскоши быть просто редакторами или просто журналистами.

  • Медиа должны управлять дискурсом в ситуациях, которые неочевидны и непонятны. Это не было задачей медиа раньше, но очевидно, что ситуация того требует.

  • Медиа не откажется писать о важном. Но надо подумать, как об этом написать, чтобы ситуация была управляемой.

  • Важно выработать алгоритмы действий в критических ситуациях внутри редакции.

  • То, как работали беларусские медиа в 2019 – начале 2020 года, – это больше не работает. Соблюдения журналистских стандартов уже недостаточно, потому что в стране, медиа и мире ненормальная ситуация. Дать слово каждой стороне – этого уже недостаточно. Следует идти вглубь и давать пояснения. Возможно, журналистские стандарты мирного времени стоит пересмотреть.

  • Скандалы хорошо читаются, повышают трафик, но вводят в депрессию людей в Беларуси.

  • Одна из миссий медиа – формирование повестки дня. Медиа решает, какое событие важное, а какое нет. Каждое медиа имеет свою независимую редакционную политику. От того, что медиа считают важным, зависит то, что в итоге появляется в общественном дискурсе.

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!