НЕТ - ВОЙНЕ!
Основная версия сайта ЗДЕСЬ
115

Виктор Марчук: «Вначале даже в типографии спрашивали, получится ли «Брестской газете» продержаться три месяца»

01.07.2022 Источник: Белсат

 Последний номер общественно-политической газеты «Брестская газета» вышел в конце 2020 года. Главный редактор еженедельника Виктор Марчук рассказал, почему в нашей стране редакторы стали уголовниками.

 

«Брестская газета» стала, пожалуй, первой в области, которую после выборов в 2020 году закрыли власти. Главный редактор издания Виктор Марчук высказывает мнение, что причиной нападения на газету стало то, что на протяжении многих лет еженедельник был единственной независимой печатной газетой, выходившей в областном центре. В других центрах независимые газеты давно исчезли.

– Наша газета выходила в Бресте до конца 2020 года. Но в конце ноября 2020 года мы получили сообщения со стороны типографии, что с 1 января 2021 года они нас не будут больше печатать. Эта выглядело довольно странно, поскольку мы были хорошим клиентом для фирмы, всегда оплачивали печать тиража заранее. Мы были платежеспособными. И это письмо было довольно странным. Я звонил в типографию, но директор фактически отказался со мною разговаривать, сказал только, то решение уже принято и оно не обсуждается. А уже после нас, в 2021 году, власти добрались и до газеты Іntex-Press в Барановичах, до «Ганцавіцкага часу» в Ганцевичах, а также до остальных печатных изданий по всей стране.

– Власти приостановили выход печатного издания, но остановило ли это работу редакции?

– Мы вместе с бумажной версией газеты работали над сайтом, который создан в 2009 году. Как и все современные СМИ, мы работали одновременно даже в трех направлениях: печатное издание, сайт, а также распространяли информацию в соцсетях. Известно, что начинали мы с бумажного издания. В 2002 году году, когда мы создавали газету, тогда даже никто и не представлял, какую роль сыграет в будущем для СМИ интернет. Как изменится медийное пространство в связи с развитием сети. Но со временем бренд «Брестская газета» расширился и на сеть. И нам совсем не стыдно за свой бренд.

– В Бресте, когда появилась ваша газета, это стало настоящим событием, поскольку многие обсуждали появление в такое непростое для печатных изданий время в Беларуси нового бумажного еженедельника.

– С нашей стороны это было что-то вроде даже безумия и многие нам об этом говорили, когда мы начали регистрировать новое издание. Мы это тоже понимали, но очень хотелось сделать что-то свое. Не буду вдаваться в подробности, как нам удалось зарегистрироваться, но во многом это был просто счастливое стечение обстоятельств. Нам повезло, ведь долгое время до того, как мы зарегистрировались и потом очень долгое время после нашей регистрации, новых общественно-политических изданий в Беларуси не возникало.

А то, что мы вышли на этот рынок, это действительно интересно. Я помню те позиции, которые занимали конкуренты, «Вечерний Брест» на тот момент имел 40 тысяч тираж, «Брестский курьер» – 17 тысяч экземпляров. У нас первый номер вышел 18 ноября 2002 года, а новый 2003 год мы начинали с тиража 2 тысячи. Но мы хотели работать. Приходилось часто прилагать неимоверные усилия. Никто не верил, что мы выживем. Даже в типографии, когда я привозил материалы, у нас спрашивали, удастся ли нам продержаться три месяца. Мы продержались на самом деле довольно долго и смогли бы продержаться еще. Но в 2021 году газеты не стало, поскольку так решили беларусские власти.

– После запрета печатного издания власти продолжили преследование редакции, преследование сайта?

– Сайт «Брестской газеты» работал до 8 июля 2021 года. А в этот день в офис редакции пожаловали работники КГБ, таким образом у силовиков стартовал сезон борьбы с независимыми изданиями. 8 июля 2021 года работники МВД пожаловали в редакцию «Нашей нивы», где устроили обыск и схватили несколько человек. Мы узнали об этом, успели информацию опубликовать на нашем сайте. И в этот момент постучали к нам. Обыск устроили не только в офисе редакции, но также и квартирах пятерых наших работников. Примечательно, что из редакции силовики вывезли абсолютно все, даже мониторы. Хотя сложно себе представить, какая секретная информация может храниться в мониторах. Остались только стулья и столы. После этого стало понятным, что нам спокойно работать не дадут.

 

В конце ноября 2021 года суд постановил, что материалы «Брестской газеты» являются «экстремистскими». С тех пор также наш сайт заблокировали. Но СМИ, я говорил раньше, не только сайт, газета, но и соцсети. В современном мире существует довольно много каналов для распространения информации, чем мы и пользуемся. При этом мы вовсе не изменили своей позиции, не изменили редакционную политику. Но наш коллектив стал немного другой, мы не та редакция в классическом ее виде, которая была до 2020 года. Сейчас такую форму называют гибридными редакциями, но это не совсем так, что существует офис, приходят сюда люди, садятся на рабочие места и работают.

– Против вас, как главного редактора, силовики тоже начали какое-то преследование?

– Нет, насколько мне известно, против меня нет заведенных уголовных дел, хотя не так давно мне в почтовый ящик пришла повестка из Следственного комитета. Мне передали, что в повестке указано требование явиться, но в качестве именно свидетеля. Но в нашей стране сложно говорить о соблюдении законов, 8 июля 2021 года мы все были свидетелями, но это не стало препятствием, чтобы совершить обыски в наших домах в том числе. Мы же не подозреваемые, не обвиняемые. Что касается повестки, то, конечно, я не смог посетить Следственный комитет.

– Как так случилось, по вашему мнению, что люди, занимавшиеся журналистикой, главные редакторы, которые десятки лет назад создавали издания, а потом на протяжении десятков лет работали, были уважаемыми в обществе, в том числе и среди чиновников, вдруг в один момент превратились в уголовников?

– Это действительно странная ситуация. Действительно, уголовником в нашей стране власти могут сделать каждого, даже если нет причин для возбуждения уголовного дела. Я думаю, что просто власти очень не хотят, чтобы люди в стране получали объективную информацию. Не ту, которая льется с экранов телевизоров или печатается в государственных изданиях, а чтобы люди не могли узнать правду. И это действительно страшно. Поэтому пытаются запугать людей, стараются сделать так, чтобы люди перестали этим заниматься. Но, несмотря на это, у властей не получится достичь своей цели, хотя сейчас за решеткой 29 журналистов, около тысячи являются политическими заключенными. И это ужас. Власти должны держать общество в страхе, потому что если сейчас ослабят градус страха, уровень репрессий, то люди снова могут поднять голову. А этого власти очень боятся. И если раньше арестовывали известных и влиятельных людей, то сейчас хватают даже не публичных лиц, но тех, кто выходил на митинги в 2020 году. Силовики копаются в архивных снимках, чтобы прийти, схватить, напугать.

– Власти последовательно запугивают людей, арестовывают журналистов, стремятся уничтожить свободу слова. Но возможно ли достичь этой цели в современном мире?

– Известно, что при существующем развитии технологий это вообще невозможно. Если бы лет 50 назад это происходило, то такие меры имели бы успех, а сейчас это невозможно. И пример той же России показывает, что такое нереально сделать. Да, режимы у нас очень похожи. И усилия беларусского режима не будут иметь успеха, поскольку сегодня беларусские независимые СМИ стали сильнее, они многому научились. Да и люди тоже многому научились. Если до 2020 года беларусы плохо знали, что такое VPN, то сейчас только единицы не знают, что это, а большинство хорошо пользуется.

Люди научились искать информацию. Если раньше были только какие-то закладки, то сейчас могут искать и стали более продвинутыми. Представители СМИ если раньше фокусировались на сайтах, то сейчас переключились на соцсети, где аудитория намного больше, чем на отдельном сайте. Власти просто расшевелили этот муравейник и разозлили. Думаю, что нас можно назвать муравьями, но сейчас мы, эти муравьи, злые и кусаем намного сильнее, чем раньше.

Чытайце яшчэ: 

«На Ігара, мяне і нашу Паўліну іх было чалавек 15». Як два гады таму затрымлівалі Ігара Лосіка

«Для ТГ и «экстремистских» сайтов завел отдельный телефон, с которым никуда не хожу»

Журналістку Таццяну Мацвееву выклікалі ў міліцыю і распытвалі пра «экстрэмісцкае фармаванне»

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!