321

Сергей Ольшевский: СИЗО при правильном подходе — эдакий мини-MBA за 240 дней

30.11.2021 Источник: Пресс-служба Белорусской ассоциации журналистов Сюжет: Громкие дела

Экс-директор "Пресс-клуба" Сергей Ольшевский рассказал БАЖу, как с пользой провести в СИЗО 8 месяцев, похудеть на 26 килограмм, придумать новые проекты и не пасть духом?

Читайте рассказ Сергея Ольшевского о жизни в СИЗО, семье, работе и правилах, которые помогают не опускать руки и двигаться дальше.

Сохранить душевное равновесие, не пасть духом и провести 240 дней в заключении не так просто. Сергей Ольшевский вышел из СИЗО с новыми идеями, проектами и не только не утратившим силу духа, но и в новой физической форме.

— Как изменилась жизнь после восьми месяцев в СИЗО?

— Каких-то особых ухудшений для себя я не почувствовал. Моя жизнь проходит под девизом «Выжимать максимум из любой ситуации, постоянно развиваться и не стоять на месте». При этом не стараюсь двигаться вперед, но осмысленно, а не бежать сломя голову. Поэтому чувствую себя прекрасно, привел себя в лучшую физическую форму. В СИЗО я сбросил 26 кг. лишнего веса, прочитал много полезных книг, которые сейчас помогают в профессиональной деятельности.

Все, что произошло, было огромной свалкой, на которую все мы попали не по своей воле. Но так получается, что на свалке могут оказаться хорошие книги, иногда —даже деньги или драгоценности. Вопрос в том, захочешь ли вообще оттуда выбраться и что возьмешь с собой, в процессе выбирания. Оставаться никто из нас, уверен, там не собирался, а вынести старался максимально полезное, из того, что было.

Да, это неприятно, происходят какие-то некрасивые и неинтересные вещи, но и в них можно найти пользу, которую я использую сейчас и на свободе. На некоторые вещи я посмотрел по-другому.

Интересная история про -26 кг, как получилось?

— Попав туда понимаешь, что нужно максимально расписать свой день по пунктам. Но при этом лучше воздержаться от фанатизма. Ты находишься в замкнутом пространстве, мало возможностей для подвижности и многие люди набирают вес. В какой-то момент понимаешь, что это неправильно. Я начинал свои ежедневные упражнения с 5 подходов по 10 приседаний. Потом пересмотрел рацион питания, стал питаться через день. Постепенно дошел до тренировок по часу в день. Мог сделать 2 тысячи приседаний непрерывно, 10 подходов по 50 отжиманий. Выходя во внутренний дворик бегать на месте по часу. Так и получилось привести себя в форму.

Чем еще можно заниматься, кроме спорта?

— В условиях заключения главное не нанести вред самому себе самим собой. Если просто смириться лечь и ждать, что все закончится, это не приведет ни к чему хорошему. А если заниматься спортом, читать книги, прорабатывать разные проекты, рассматривать гипотезы, решать задачи, время проходит с пользой и заделом на будущее.

Я получил из библиотеки книги по подготовке к ЦТ и решал математические задачи. Отличная тренировка мозга. Если занимать себя такими вещами в итоге получаешь неплохой курс образования. Эдакий мини-MBA за 240 дней.

Как сейчас обстоят дела со свободным временем, полученным опытом и работой?

— Стараюсь пробегать минимум 5 км. ежедневно и с учетом разных часовых поясов у меня и коллег по проектам мой рабочий день стал длиннее в среднем на 2-4 часа. на несколько часов. Это то продуктивное время, в котором я работаю.

Уже не так сложно засыпать в городе, когда световой шум на тебя давит. Потому что 240 дней, 24 часа в сутки сидишь в небольшом помещении, где постоянно есть искусственное освещение. Поначалу даже маска на глаза не помогала. В Беларуси мы жили за городом, и там было значительно тише и гораздо темнее. Было комфортнее отдыхать.

Вообще после ограничения свободы на многие вещи смотришь проще. Так, например, удалось с женой съездить на море в Одессу, где было градусов 10 выше ноля, я спокойно пошел купаться. Потому что в СИЗО вода всегда холодная и я не почувствовал дискомфорта. Потом мы поехали в горы, там был первый снег, но я спокойно искупался в горном озере. Сейчас такие вещи доставляют еще больше удовольствия.

Я смог трезво оценить ситуацию в момент заключения, и пройти все без ощутимых последствий.

Вы решили не оставаться с семьей в Беларуси?

— Да. Мы переехали. Местонахождение оставим за скобками. Еще в январе 2020 года моя супруга по работе должна была уехать за границу. Но меня задержали, и ее командировка сдвинулась на 8 месяцев. После освобождения мы вместе приняли решение нагонять то, что мы должны были сделать за это время. Двигаться вперед. Наше решение переехать было комплексом факторов, а не сугубо моей ситуацией. В нашей семье все решения принимаются взвешенно и совместно.

Если кого-то и можно назвать патриотом, то Сергея Ольшевского точно, — Евгений Ливянт о директоре Пресс-клуба

Что с проектами до и после?

— Часть прежних проектов пришлось свернуть, как утратившие актуальность. Что дальше – самая главная фаза переоценки, переосмысления и переформатирования всего, что было раньше. Говорить, что будет я не стану, но будет еще больше активности, движения и пользы.

Есть мнение, что сидеть за границей и заниматься Беларусью, в том числе журналистикой, невозможно

— Я не пишу и не писал (был собственный блог) как журналист, но вижу информационную повестку редакций, которые находятся далеко не в Беларуси. Вижу и тех, кто остался и продолжает заниматься журналистикой.

Мое мнение, с точки зрения качества все продолжают расти и делают крутые проекты. Стало сложнее, но любой вызов для профессионалов, а в беларусских независимых медиа за этот период выросло огромное количество профи, это движение вперед и развитие. Уверен, все будет продолжаться, а вопрос фактического нахождения вторичен, тем более в нынешнем технологичном мире. Да, меняются направления, но развиваться это не мешает.

Как ваша семья и в первую очередь супруга перенесла заключение и переезд, что поменялось в отношениях?

— Я не умею говорить про чувства, легче сказать о бизнес-процессах. В определенный момент мало верил в чувства, здравый смысл доминировал. После всей истории с заключением, та любовь, о которой пишут в классической литературе, тот же Ремарк, когда он описывает любовь в романе «Время жить и время умирать», все это есть в реальности и ради любви стоит жить. Меня ситуация в СИЗО научила простоте общения, потому что 8 месяцев приходилось выражать свои чувства очень лаконично, ведь мои письма читала не только супруга и я, но еще несколько людей, пока письмо шло к адресату. Из-за простоты гораздо быстрее доносишь мысли, наслаждаешься каждым днем и делаешь все, чтобы следующий день стал еще лучше.

Юлия Ольшевская: Когда я спросила, где Сергей был всю ночь, мне ответили, что «на дружественной беседе» ФОТОИСТОРИЯ

На второй день после нашего задержания моей супруге удалось в холле ДФР меня обнять. Та дрожь, которую я почувствовал и те слова, которые она мне сказала — «Я тебя дождусь», даже сейчас заставляет дыхание замирать. Сложно описать заряд энергии и эмоций, которые дали мне силы двигаться вперед.

Пять месяцев СИЗО. Как живет семья Сергея и Юлии Ольшевских на расстоянии

Простое правило, которое улучшит жизнь в ограниченных условиях?

— В первую очередь важно понимать, что в любых условиях, в любой ситуации, стоит рассчитывать только на себя. Двигаться от минимального ресурса к максимальному, когда минимальный ресурс — это ты сам.

До СИЗО успел прочитать биографию Генри Форда «Моя жизнь. Мои достижения», а в СИЗО роман «Автомобильная Америка», основанный на реальных событиях. Форд сказал такую фразу: «Если я попаду на необитаемый остров, я выживу, а вы погибните. Потому что у меня будет четкий план, как спастись и я буду двигаться вперед».

Что бы ни происходило, не нужно отрываться от объективной реальности. Остановитесь, осмотритесь, оцените ситуацию, постройте план, и двигайтесь согласно ему. И тогда все будет хорошо. Быстрые эмоциональные решения вне системы — не самый лучший вариант, хотя иногда и они срабатывают.

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!