491

Редактор медиапроекта «Август 2020» Александра Ливергант: «Эти истории — еще и свидетельство преступлений»

12.01.2021 Источник: Валентина Григорьева для BAJ.BY

В конце октября команда журналистов и волонтеров запустила международный медиапроект «Август 2020», на сайте которого публикуются истории людей, пострадавших от действий силовиков после выборов президента в Беларуси в августе 2020 года. О том, почему так важна эта инициатива, мы поговорили с главным редактором проекта Александрой ЛИВЕРГАНТ.

— Как родилась идея проекта, в чем ее суть?

— Предложение поступило от белорусской ИТ-диаспоры где-то в 20-х числах августа, когда стало понятно, какого уровня жестокости достигли действия силовиков в Беларуси и сколько людей пострадало. Стало ясно, что молчать невозможно. Многие медиа об этом писали и пишут, но, поскольку повестка у них более широкая, такие сюжеты постепенно исчезают из поля зрения читателей. Нужен был ресурс, который собрал бы все истории в одном месте и дал возможность услышать голоса пострадавших. Эти материалы — еще и свидетельство преступлений, которые, надеюсь, будут скоро использованы в тщательном расследовании. У «Августа 2020» есть также гуманитарная миссия — чтобы как можно больше людей во всем мире узнали о преступлениях против человечности, которые имели место в центре Европы в XXI веке.

— Сейчас на вашем сайте размещено порядка 150 историй, около 100 еще находятся в обработке. Как вы находите героев своих публикаций?

— Информация о них поступает от наших партнеров. В первую очередь, от Международного комитета по расследованию пыток в Беларуси и лишенного регистрации правозащитного центра «Весна». Еще один канал —  информационный центр инициатив помощи пострадавшим Probono.by. Сотрудничаем также с проектом «23.34»: мы имеем доступ к анкетам, которые собирает эта система. Также, если замечаем историю в соцсетях, пишем человеку, рассказываем о себе и предлагаем ему поделиться пережитым с нами.

Сайт «Августа 2020» заработал 24 октября и за месяц набрал 100 тысяч просмотров. Сегодня просмотров уже более 200 тысяч. На почту к нам стали приходить письма от тех, кто тоже решил рассказать свою историю. Правда, многие еще боятся опубличивания. Такие рассказы мы помещаем в специальную папку, созданную на нашем рабочем сервере. На сайте, если вы видели, есть истории, иллюстрированные рисунками, — это тот случай, когда человек не хочет размещать свои фото. Некоторые просят изменить имя. Разумеется, мы всегда идем навстречу. Безопасность наших героев, их воля для нас первичны.

— Ваш проект представлен также в социальных сетях (Facebook, Telegram, Instagram, Twitter, ВКонтакте, Одноклассники) и на канале YouTube. Как реагируют на него пользователи этих ресурсов?

— Больше всего комментариев к историям люди оставляют в Telegram. Их можно разделить на две группы: «мы читаем, и волосы на голове шевелятся от ужаса» и «мы здесь живем, мы должны довести дело до конца». Много откликов получаем и на 10-минутное видео, которое раз в неделю выкладываем на YouTube.

— А есть те, кто пишет: «Не верю»?

— Как ни странно, нет. Да, я думала, так будет, но пишут иначе: «Как это ни ужасно, но я верю».

— Кто входит в команду проекта?

— Журналисты, фотографы,иллюстраторы, переводчики — в общей сложности 20 человек из разных стран. Героев публикаций, которые уехали из Беларуси, наши замечательные фотографы снимают онлайн — используя Zoom, к примеру. Переводчики переводят истории на английский язык. Сейчас мы формируем группу для перевода на немецкий. Есть волонтеры, которые работают с источниками информации о героях проекта.

— Работа с жертвами пыток сопряжена с определенными психологическими трудностями и наверняка требует специальной подготовки. Как журналисты справляются с эмоциями, общаясь с пострадавшими?

— Да, истории, с которыми приходится иметь дело, очень тяжелые, и журналистам периодически требуется передышка. У нас есть возможность пригласить психолога, но запросы пока отсутствуют. Думаю, чуть позже все равно придется сделать это. В то же время удовлетворение от работы, которую делает команда, так велико, что одно отчасти компенсирует другое. Журналисты остаются на связи с героями публикаций, поддерживают отношения с ними. Случается, конечно, и так, что кто-то пишет несколько материалов и говорит: «Больше не могу». А кто-то берет тайм-аут, а потом возвращается и продолжает работать.

— Вы читаете все истории, прежде чем они попадают на сайт. Что лично вас впечатляет в них больше всего?

— Неизгладимое впечатление на меня производит то, что люди в принципе готовы рассказывать о случившемся. Они находят в себе смелость облечь пережитое в слова. Это дорогого стоит. И, конечно же, детали. Например, мастеру музыкальных инструментов ОМОНовцы специально повредили руки. Теперь он как минимум год не сможет работать… Или рассказ кандидата в мастера спорта по плаванию. Когда его схватили, он не сопротивлялся, но его потащили к бусу, перевернув вниз головой, и сломали позвоночник, с размаху опустив на асфальт. Теперь человеку требуется долгая реабилитация, и непонятно, сможет ли он вернуться в спорт. Жизнь сломана, карьера оборвана… Запомнилась и история мужчины, которого схватили, когда он гулял с собакой. Когда его били, он думал только об одном — «где собака?». И когда выпустили, побежал ее искать, несмотря на адскую боль…

Еще поражает тот факт, что у всех героев, независимо от того, в каких городах их задерживали и в какие РУВД привозили, много общего в рассказах. У всех спрашивали, сколько им заплатили и наняты ли они иностранными разведками. Их всех обвиняли в том, что они «разрушили город»; всех держали на бетонном полу, не давали пить, есть, заставляли жевать белые браслеты. По отношению ко всем применяли одни и те же методы психологического и физического воздействия — где-то более жесткие, где-то менее. Хотя бы взять упоминание о женщине-надсмотрщице, которая фигурирует из рассказа в рассказ. Она намеренно с особой жестокостью била мужчин в пах…

— Команда проекта стала также инициатором петиции на платформе Change.org с требованием о расследовании зафиксированных свидетельств пыток и издевательств в Беларуси. Вы считаете, петиции работают?

— Петицию мы запустили после смерти Романа Бондаренко, в середине ноября, и на сегодняшний день ее подписали уже более 43 тысяч человек. Это очень много! Люди поражены степенью жестокости силовиков, но больше всего их возмущает безнаказанность. Разумеется, наивно полагать, что после появления петиции белорусские власти сразу возьмутся за расследования. Но такого рода вещи создают необходимое давление на власть.

— То, что происходит сейчас в Беларуси, многие сравнивают с фашистской оккупацией времен Великой Отечественной войны. У кого-то возникают ассоциации с известными романами Джорджа Оруэлла. А что думаете вы по этому поводу?

— Поскольку я живу в России, то смотрю на все это, скорее, как на прообраз того, что могло бы быть у нас. Много думаю об этом, ведь ситуации в наших странах чем-то схожи: у власти долгое время находится один человек, у народа копится недовольство. И поведение силовиков довольно универсальное, а вот поведение протестующих — нет. Вы показываете — «С нами так нельзя!». И достоинство, с которым вы это делаете поражает воображение, вызывает огромное уважение. Мы с вами очень различаемся по характеру. Невозможно представить, чтобы у нас во время протеста люди соблюдали какие-то правила.

— Какая помощь нужна «Августу»?

— Для нас очень важно, чтобы как можно больше людей прочли истории на нашем сайте, чтобы о них узнал весь мир. Делитесь ссылками, рассказывайте своим знакомым, друзьям, лидерам мнений, которые могли бы привлечь дополнительное внимание к проекту. Здесь к месту будет упомянуть об очень важном для нашей команды моменте. Мы получили письмо от Конфедерации библиотек Лиги Плюща (в нее входят библиотеки 13 старейших университетов Америки — Гарвардского, Йельского, Колумбийского и других), которая создает сейчас веб-архив общественно-политических событий, происходящих в Беларуси после выборов президента 2020 года — собирает все публикации о ситуации. И нам сообщили, что материалы нашего проекта тоже попали в этот архив. Все, что делает «Август», будет использоваться в последующих социологических, исторических и гуманитарных исследованиях ученых этих крупнейших университетах мира. Это очень ценно для нас!

Возвращаясь к вопросу о помощи, хочу еще раз напомнить, что мы формируем группу волонтеров-переводчиков на немецкий язык и будем рады всем, кто откликнется. И, конечно, всегда открыты для журналистов, которые изъявят желание работать с нами. Пишите нам на почту —  avgust2020belarus@gmail.com с пометкой «журналист, готов к сотрудничеству».

 Фото из личного архива Александры Ливергант

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!