450

Независимая журналистика как постоянное правонарушение. История могилевских журналистов

31.03.2021 Источник: Владимир Лапцевич для BAJ.BY Сюжет: 23.5 КаАП

Независимые могилевские журналисты — Алина Скребунова и Александр Сидоревский уже много лет подвергаются преследованиям за сотрудничество с телеканалом «Белсат». В этом году к Алине со стороны властей особое внимание: только в марте журналистка была десять раз оштрафована, общая сумма этих штрафов составила 7 540 рублей.

«Сам факт появления нашей съемочной группы  означает, что через месяц мы встретимся с милиционерами», — говорит журналистка.

Их наказывают за реализацию гарантированного Конституцией права на сбор и распространение информации. Вдобавок в прошлом году их обвинили в участии в несанкционированном массовом мероприятии (по ст. 23.34 КоАП).

В начале 2021 года преследование Алины Скребуновой и Александра Сидоревского за журналистскую деятельность только усилилось.

Статья 34 Конституции РБ: Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Только в марте 2021 года журналистка Алина Скребунова была оштрафована десять раз. Общая сумма этих штрафов превысила 7500 рублей. Видеооператора Александра Сидоревского в этом году оштрафовали один раз на 30 базовых величин (870 рублей).

В течение всего времени сотрудничества этих независимых могилевских журналистов с иностранным телеканалом «Белсат» им постоянно вменяется правонарушение — якобы незаконное изготовление продукции СМИ. Незаконность заключается не в том, например, что Скребунова с Сидоревским своими силами делают какую-нибудь незарегистрированную газету или, являясь редакцией какого-нибудь заявленного спортивного телеканала, начали выпускать сюжеты об обитателях морских глубин. Хотя именно что-то подобное можно было бы вменить им, исходя из логики данной статьи Кодекса об административных правонарушениях. Претензии основываются лишь на том, что снятые независимыми журналистами видеофайлы, потом обрабатывает редакция «Белсата», и они в измененном виде появляются на сайте или в эфире данного телеканала.

Белорусский закон о СМИ запрещает работу на иностранное СМИ без аккредитации в Министерстве иностранных дел. При этом никакой ответственности за нарушение данного запрета не установлено. Ни в одном белорусском кодексе нет такого положения, что «работа на иностранное СМИ без аккредитации наказывается штрафом в таком-то размере, или арестом на такой-то срок, или ограничением свободы на такой-то срок, или лишением свободы на такой-то срок, или смертной казнью».

При этом в законе «О СМИ» указано, что журналистом иностранного СМИ является лишь тот человек, у которого имеются трудовые отношения с данным СМИ. На это каждый раз ссылается и милиция в административных делах Скребуновой и Сидоревского. Однако, не найдя доказательств этих трудовых отношений, журналистов все равно привлекают к ответственности. Сами же журналисты утверждают, что не имеют трудовых отношений с «Белсатом», а значит, не являются журналистами иностранного СМИ по определению белорусского закона.

Т.е. реальная причина постоянного преследования в том, что информацией от граждан Беларуси, которые официально не являются журналистами иностранного СМИ, а именно «Белсата», пользуется это самое иностранное СМИ. В этом, по извращенной логике белорусских властей, и заключается «незаконное изготовление продукции СМИ». Хотя та же ст. 19 Пакта о гражданских и политических правах говорит: «Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору». Пакт был ратифицирован Беларусью еще в 1973 году.

Согласно ст. 8 белорусской Конституции, Республики Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.

 

Когда не до законов

Прошедший 2020 год запомнился Алине Скребуновой и Александру Сидоревскому, в частности, тем, что их судили не только за «незаконное изготовление продукции СМИ» (ч. 2 ст. 22.9 КоАП, которой после изменений с 1 марта 2021 года соответствует ч. 3 ст. 23.5 КоАП).

Хотя тот год начинался как любой другой год, говорит Александр Сидоревский.

«В начале года мы ничего не чувствовали, никаких президентских выборов. Мы работали, и первый штраф у нас был в феврале — за самый позитивный сюжет о 50-летии троллейбусного парка. Там негатива не было вообще, но по нему в суд вызывали директора троллейбусного парка, который давал нам интервью», — рассказывает независимый видеооператор.

Тем не менее, поскольку вскорости планировались президентские выборы, журналисты понимали, что вместе с увеличением работы увеличится и внимание к ним со стороны милиции. «Ближе к выборам на нас стали чаще составлять протоколы по 22.9. В частности, на нас составляли протоколы не только в Могилеве, но и в Чаусах, Черикове», — вспоминает Сидоревский.

«Там приходили милиция, местные чиновники разбираться не с нами, а с людьми. Для них сюжет на «Белсате» по их местной тематике — это все. Хоть мы не нарушаем никакой этики, никого не оскорбляем. Мы только добываем информацию и распространяем. Просто сам факт появления нашей съемочной группы в том месте означал, что через месяц мы встретимся с милиционерами из того района», — рассказывает Алина Скребунова.

Журналисты вспоминают, что в 2020 году до выборов протоколы по ст. 22.9 в отношении их составляли не менее раза в месяц. «Но появилась такая фишка — нам давали повестки. Например, нам давали четыре повестки на каждую среду подряд. Т. е. каждую неделю мы ходили по повестке в РОВД, и нам давали новую повестку», — рассказал Сидоревский.

«Мы были у них как бы на крючке. Нам ничего не делали, на нас ничего не составляли, но мы каждую среду должны были явиться по повестке», — говорит Скребунова, отмечая, что никогда не знаешь, чем закончатся такие приходы в отделение милиции. «Они же ничего не объясняли, а ты сам не можешь планировать время в такой день, поскольку можешь оттуда не выйти. Мы же знаем, что сейчас милиция делает с журналистами», — отмечает она.

По словам Сидоревского, нельзя привыкнуть ни к встречам с милиционерами, ни к походам в милицию, ни к судам, ни тем более к «суткам», на которые они были арестованы в 2020 году. «Это каждый раз тебя выбивает, и тебе нужно какое-то время, чтобы восстановиться», — признается видеооператор, напомнив, что к 9 августа 2020 года у них было шесть дел по ст. 22.9 КоАП.

 

Новые реалии

Неудивительно, что президентская избирательная кампания прошла для Алины Скребуновой и Александра Сидоревского под пристальным милицейским слежением. 

«9 августа во дворе дома нас ждали четверо милиционеров. Но нам удалось попасть в квартиру. Они нам звонили в дверь, но мы уже не вышли, потому что понимали, что сразу будем арестованы. 10-го числа нам дали поработать — мы работали, боясь, оглядываясь всё время, а 11-го числа нас забрали просто из кафе», — вспоминает Сидоревский.

Так журналисты оказались за решеткой по абсолютно сфальсифицированному делу. По выдуманной легенде, 10 августа они находились возле торгового центра «Атриум», шли в толпе людей, выкрикивали лозунги и на замечания не реагировали. При том, что якобы сразу их задержать не смогли, как и не смогли снять на фото или видео, как журналисты нарушали общественный порядок. Свидетелями «правонарушения» стали трое милиционеров.

«На самом деле нас там не было. И в том месте, которое они указали, не было никакого мероприятия, т. е.10 августа мы не были ни в какой толпе. Нас просто не за что было брать. Но нас арестовали, лишили свободы на какой-то срок», — говорит Алина Скребунова.

Скоротечный суд в изоляторе временного содержания присудил им по восемь суток административного ареста. Но через несколько дней журналистов, как и других административно арестованных, стали отпускать.

«Меня выпустили вечером 14 августа, а Алину — вечером 15-го. Мы понимали, что этот арест незаконный, мы просто делаем свою работу, ничего не нарушаем, поэтому мы пошли работать на все акции, которые были в Могилеве», — рассказывает Александр Сидоревский.

По мнению Скребуновой, в послевыборный период и другие журналисты стали работать в тех условиях, в которых работают журналисты, сотрудничающие с «Белсатом».

«Меня коробило то, что в течение долгих лет не замечали, как в регионах нас прессуют. А когда их начали всех хватать в Минске, то глаза у них раскрылись, что такие нарушения происходят в отношении журналистов. Ну и такая тема открылась, что есть столица, и что в столице происходит самое главное. А периферии будто бы не существует», — говорит региональная журналистка.

 

Судебная предопределенность

Ситуация, ярко свидетельствующая о полном отсутствии какого-либо критического подхода судов к протоколам, которые составлялись милицией в отношении независимых журналистов, сложилась осенью 2020 года у Александра Сидоревского. Тогда его судили и по ч. 2 ст. 22.9 (незаконное изготовление продукции СМИ), и по ст. 23.34 (участие в несанкционированном массовом мероприятии) КоАП.

«Когда меня судили по ст. 22.9, я объяснял, что не изготавливал видеосюжеты «Белсата», а только снимал и отправлял видео на сайт телеканала. Это сейчас может сделать любой человек, и делают. Сейчас есть Telegram, сайты, боты. Снятое видео может через три минуты оказаться во всех СМИ как белорусских, так и иностранных. Я пытался это объяснить в суде. Но мне как всегда давали очередной штраф по ст. 22.9 и тем самым признавали меня журналистом иностранного СМИ.

А потом, когда меня судили по ст. 23.34 КоАП, я стал говорить, что находился на мероприятии как журналист, который работает без аккредитации, и готов за это нести ответственность. Что меня семь или восемь раз суды признавали журналистом, и я каждый раз платил по 50 базовых», — рассказал независимый видеооператор. Однако его указание на то, что в данном случае статья обвинения должна быть изменена с 23.34 КоАП на 22.9 КоАП, не возымело никакой реакции на судью.

По мнению Сидоревского, судьям было все равно, поэтому они с легкостью давали ему «сутки», видимо, выполняя чей-то приказ и даже не задумываясь о сложившейся коллизии.

«Вообще, я журналист или не журналист. Или у нас такие суды, которые принимают такие решения, которые властям более выгодны. Вывод такой — если ты занимаешься журналисткой деятельностью в Беларуси, ты можешь быть сразу виновным и в суде, и в милиции. Милиционеры оправдывают себя так: «Мы только составляем протокол, а в суде вы будете доказывать свою виновность или невиновность». А суд принимает решение, исходя из того, что раз на тебя составили протокол, значит ты уже точно виновен. И потом в судебных постановлениях появляется такое: у суда нет оснований не доверять сотрудникам милиции», — подытоживает журналист.

Итог всех прошлогодних преследований таков: Сидоревский — 18 суток административных арестов, Скребунова — четверо суток. Видеооператор был оштрафован на 9990 рублей, а журналистка на 10800 рублей. Почти всегда штрафы были максимальные — по 50 базовых величин.

 

Взгляды после репрессий

После суток, проведенных в изоляторе временного содержания, журналисты стали более подготовленными ко всякому развитию событий.

«У нас дома стоят пакеты, собранные на случай задержания и помещения в ИВС. Когда мы последний раз ходили в РОВД на подписание протоколов, то ходили с пакетами. В сегодняшней ситуации возможно все, что угодно — тебя могут ни за что задержать, неизвестно в чем обвинить и посадить на сутки. Пока ты находишься в Беларуси и на тебе метка журналиста, то с тобой вообще могут сделать все, что угодно», — говорит Сидоревский.

Вместе с тем журналисты отмечают проявление солидарности к ним как со стороны коллег, так и со стороны простых людей. И это очень важно, поскольку не дает остаться один на один со своими проблемами. «Вот в суд по Саше все приходили, освещали процесс, написали про несправедливое решение», — вспоминает Алина Скребунова.

«Когда я выходил с ИВС, меня встречало много людей. Думаю, когда ты пишешь статью про журналиста, надо написать и личное сообщение со словами поддержки, хотя бы в мессенджере. Мне приходило много писем, меня они очень сильно поддерживали. Поэтому нужно, чтобы журналисты региональным коллегам также писали», — отмечает Александр Сидоревский.

Что же касается ближайших перспектив, то независимые журналисты ожидают только усиления репрессий в отношении себя. Они полагают, что в Могилеве вряд ли состоятся весенние протестные акции. По мнению Сидоревского, все журналисты в Могилеве будут арестованы еще до того, как они начнутся.

«Я не жду в Могилеве каких-то сильных протестов. Поэтому, зачем репрессии, если нет протестов? Но тем не менее жду, что этот год будет очень интересным. Я надеюсь, что не будет жертв, но мы видим, что режим перед тем, как умереть в своей агонии, пытается смести все на своем пути, чтобы оставить пепелище. Я надеюсь, что это ненадолго. Не думаю, что этот режим продержится до следующих президентских выборов», — рассуждает Скребунова.

Пока готовился данный материал могилевские независимые журналисты Алина Скребунова и Александр Сидоревский уехали в Польшу. Как надолго — неизвестно.

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!