НЕТ - ВОЙНЕ!
Основная версия сайта ЗДЕСЬ
124

Наталья Лигачева: "Большое достижение, что во время войны Украина не превратилась в авторитарное государство"

04.10.2022 Источник: Аўтар для Беларускай асацыяцыі журналістаў

Несмотря на войну, в Украине не была введена тотальная цензура, а журналисты продолжают профессиональную деятельность, хоть и с некоторыми оговорками. Как складываются отношения медиа с госорганами, чем пришлось пожертвовать репортерам и с какими вызовами СМИ столкнутся после окончания боевых действий? Об этом на конференции, которую провела в Вильнюсе Белорусская ассоциация журналистов, рассказала руководитель общественной организации "Детектор медіа" Наталья Лигачева.

"Во время войны самоцензура — это элемент ответственности перед обществом"

С 24 февраля украинские медиа оказались в новой реальности, которая предполагает существенное изменение правил игры. Иногда — вопреки устоявшимся журналистским стандартам. Приходится информацию о ракетных обстрелах размещать после паузы, отказываться от публикации эксклюзивов, а также придерживаться самоцензуры.

Но саморегулирование игроков медиасферы позволило подтвердить решение власти, что отказ от введения тотальной цензуры было правильным решением. Тем не менее, определенные меры все же предприняты были.

— В Украине есть органы, которые осуществляют так называемые стратегические коммуникации, — сообщила Наталья Лигачева на конференции Белорусской ассоциации журналистов, которая прошла в Вильнюсе. — Это Центр стратегических коммуникаций и информационной безопасности Министерства культуры и информационной политики, а также Центр противодействия дезинформации при Совете национальной безопасности и обороне.

По ее словам, усилия государства направлены на предотвращение провокаций, то есть на опережающие действия, что само по себе является сложной задачей.

— Требуется заполнить информационное поле теми ответами, вопросы на которые возникнут завтра, — так сформулировала задачу медиаэксперт.

Насколько важным оказалось взаимодействие государства, медиа и гражданского общества, подтверждают несколько примеров.

В частности, удалось предотвратить негативный эффект после публикации дипфейка с участием Владимира Зеленского. В соцсетях появилось видеообращение, якобы сделанное украинским президентом, в котором он предлагал сложить оружие.

Поскольку общество предупредили заранее о готовящейся провокации, информация о дипфейке широко разошлась и нужный эффект противник не получил.

Другой пример — информационная подготовка к операции в Харьковской области. Очевидно, что без участия медиа, государства, военных невозможно было бы убедить противника в необходимости переместить войска в Херсон. А когда это произошло, то украинские военнослужащие стремительно отвоевали большую часть в другом регионе.

— Военное руководство не давало информацию в СМИ, а журналисты, которые могли знать о реальных планах, промолчали, — подчеркнула руководитель "Детектор медіа". — В условиях войны такой подход оправдан. В данном случае самоцензура — это элемент ответственности перед обществом.

Единый телемарафон: плюсы и минусы

Одним из решений украинской власти в первые дни войны стала организация единого телемарафона. Объединенный медиапродукт стал рупором офиса Зеленского, Министерства обороны, экспертного сообщества.

— Тем не менее, не все так гладко, как может показаться со стороны, — заметила Наталья Лигачева. — В первые месяцы телемарафон был важен как единый голос. Он и сейчас играет позитивную роль, задавая тональность общего мировосприятия украинцами происходящего. Но в последнее время данный формат подвергается все большей критике. Считаем, что пора переходить к более разнообразному информационному пространству.

Как уточнила медиаэксперт, в эфире телемарафона освещаются не все темы, присутствуют не все политические силы и эксперты.

— Фактически телемарафон вручную руководится властью, — обратила внимание руководитель "Детектор медіа". — Девять из десяти выступающих там политиков представляют партию власти ("Слуга народа"). Повторюсь, на первых порах это было хорошо. Но мы полагаем, что должны быть представлены все проукраинские силы.

Стали выходить журналистские расследования о представителях власти

В то же время, подчеркнула Наталья Лигачева, информационное пространство сохранилось:

—  Остались телеканалы, которые не стали частью телемарафона, но вещают в кабеле, через спутник. Власть не может закрыть рот, условно говоря, "Украинской правде". В этом большой плюс, и в этом нас поддерживают западные организации.

Приметой того, что журналистика остается неподконтрольной власти, стал выход некоторых расследований в отношении политиков, высокопоставленных должностных лиц.

— Опубликовано расследование о судье Конституционного суда, который был близок к Виктору Медведчуку. А также о политиках, пережидающих войну в Монако и Вене, — напомнила руководитель "Детектор медіа".

Медиаэксперт признала, что такие публикации не нравятся власти, но та не может прекратить их выход.

С особой гордостью она отметила, что даже во время войны сохраняется политика плюрализма:

—  Да, она не такая, как до войны, но мы считаем большим достижением, что во время боевых действий не превратились в авторитарное государство, хотя некоторые настораживающие тенденции все же просматриваются.

Периодически, признала Наталья Лигачева, у медиасообщества возникают дискуссии с Министерством обороны, которое обвиняет журналистов в том, что те слишком рано сообщили о прилете ракеты, а потом случился повторный обстрел.

— Но это дискуссия, а не приказ по исключению из информационного поля, — подчеркивает медиаэксперт.

Что будет после войны?

Уже сейчас эксперты рассуждают и предполагают, как изменится украинское медиаполе после окончания войны.

— Произойдет сужение информационного поля, — считает Наталья Лигачева. — Мы уже знаем, сколько изданий, прежде всего региональных, закрылось. Сколько команд репортеров уехало. Очевидно, возникнут проблемы с возвращением даже на деоккупированные территории. Там еще долго не будет инфраструктуры, которая позволит работать интернет-редакциям.

Еще одна тревожная тенденция — это новые условия, в которых пришлось работать региональным медиа.

— Мы провели мониторинг двадцати телекомпаний, — дополнила руководитель "Детектор медіа". — Сейчас отслеживать ситуацию по соблюдению стандартов не имеет смысла. В условиях войны журналисты делают все, что могут. Однако многие так или иначе связаны с местной властью, и потому активно ее пиарят. В результате наш отчет свелся к тому, что мы вынуждены были описать меру срастания медиа с властью. Очевидно, это то, что станет проблемой после войны.

Читайте ещё:

"Какая этика, когда репрессии, война и угроза ядерного удара". Или все же актуально?

Социолог: С таким вызовом независимые СМИ никогда не сталкивались

Доступ да інтэрнет-рэсурсу marketing.by абмежаваны Мінінфармам

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!