НЕТ - ВОЙНЕ!
Основная версия сайта ЗДЕСЬ
145

Максим Березинский: "С точки зрения доступности разных источников информации мы откатились очень далеко назад"

09.08.2022

Про медиа спустя два года после начала протестов  рассуждает  в своём фейсбуке руководитель проекта Tribuna.com Максим Березинский. 

Можно называться правительством, можно принимать присягу, можно приходить в зеленой майке, можно приходить в красных штанах, можно делить 3 млрд из плана Маршалла, можно модерировать и издеваться над участниками панели одновременно, можно мечтать, что украинская армия за три дня освободит Минск, но главное так и не понял: а как быть с белорусами внутри Беларуси?

Мы знаем, что многие медиа закрыты. Многие вынуждены отказаться от освещения политики. В телеграм-каналах – падение. В регионах – ситуация еще более сложная. Даже крупные паблики в социальных сетях или куплены, или захвачены.

Да, осложнена история с печатными медиа, у которых традиционно была высокая степень доверия в регионах. Распространять самиздат тоже максимально опасно (хотя инициативы byProsvet и Листовки97 до сих пор существуют). Но в Беларуси высокое проникновение интернета. Народ даже в небольших городах вполне знает, что такое YouTube, который все еще не заблокирован.

Вообще прорыв инфоблокады стал одним из главных факторов взрыва в 2020 году. Сергей Тихановский просто дал возможность людям высказываться  —  и собирал десятки тысяч людей на стримах и тысячи в офлайне. Были другие ютуберы, которые собирали хорошие аудитории, в том числе в регионах (например, Петрухин и Кабанов в Бресте). Сотни тысяч просмотров собирали расследования Павла Спирина. Андрей Белявский разрывал ТикТок со своим «У меня вопрос».

Казалось, что этот поток уже не остановить. Но управа нашлась: часть медиа признана экстремисткими и вытеснена из Беларуси, часть разгромлена, часть блогеров посажены —  и мы откатились с точки зрения доступности разных источников информации очень далеко назад.

Это приговор? Нет.

Но вместо того, чтобы обсуждать эти вопросы, Вероника Цепкало обижается, что про них с Валерием Цепкало мало пишут и предлагает ввести надзорный орган за СМИ.

У меня слегка другой список вопросов, которые касаются медиа. И он не про медиа, которые работают и сами в состоянии придумать, как жить дальше. Речь про источники информации, которые помогли бы политическим силам добиваться результатов —  выходить на новые аудитории и расширять свою базу поддержки:

— сколько региональных медиа перезапущены?

— сколько новых ютуб-каналов появилось (в том числе рассчитанных на нейтральную аудиторию)?

— сколько новых лидеров мнение появилось с 2020 года?

— кто и как вещает на молодую аудиторию (старших школьников и студентов)?

— кто и как пытается доставать до нейтральной аудитории?

Речь о том, чтобы выйти хотя бы на те же охваты, которые были в 2020 году.

Если вдруг есть человек, который готов предложить программу переформатирования медиа, то не так важно, как он будет называться: министром, наркомом или нардепом. Главное, чтобы процесс шел.

Тем более есть региональные медиа, которые уже перестроили свою работу, создали целые сети пабликов на разные темы и даже в условиях репрессий умудряются работать в том числе и из Беларуси. Это пример того, как быть на шаг впереди любых репрессий. Троечники не должны иметь шансов против отличников.

Есть и другие инициативы для беларусов внутри Беларуси. Есть проект удаленной медицины, есть сборы, что-то было по юридической помощи. Ничего не мешает запускать образовательные программы.

Понятно, что сейчас сложно. Даже кружок патриотической беларусской песни долго не просуществует. Цифровизация в целом не сильно способствует построению широкого подполья. Но если тут идей нет, то правительство не поможет, как не садитесь.

С другой стороны, в противоположном лагере ситуация еще хуже. Человек уже третью неделю по всей стране собирает урожай. Своеобразный способ спрятаться от проблем, которых тоже целый воз. Выйти на новые аудитории через медиа у этой группы туристов тоже не получается. При все пропаганде абсолютное большинство беларусов против вступления в войну. И это тоже приговор.

В общем, мы продолжим думать, как добираться до аудитории. Если будет внимание аудитории, то медиа не пропадет.

Ни в эти смутные времена, ни когда вернется рынок. Ничего не меняется: делай, что должно — и будь что будет.

Читайте ещё:

Вераніка Цапкала: Калі СМІ будуць недастаткова асвятляць усіх палітыкаў, запатрабуем спыніць іх фінансаванне і падтрымку

После двух лет репрессий находящиеся в постоянной опасности белорусские журналисты приспосабливаются, чтобы выжить

«Не здолелі перастроіцца на мірную хвалю». Прапагандыст Казакоў крытыкуе джына, якога сам выпусціў з бутэлькі

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!