1412

Как избежать языка вражды в медиа? Советы коллегам от Комиссии по этике БАЖ

22.11.2019

Комиссия по этике Белорусской ассоциации журналистов подготовила обобщение практики и простые советы для коллег, которые помогут избежать применения языка вражды в СМИ.

Характеристика проблемы

Язык вражды как феномен является широко распространенной проблемой, которая затрагивает представителей различных сегментов общества на основании определенных признаков, в частности, этнической, расовой, религиозной принадлежностей, возраста, пола, сексуальной ориентации, инвалидности, ВИЧ-статуса и др.

Язык вражды используется в СМИ, социальных сетях, на интернет-платформах. Журналисты и СМИ нередко вовлекаются в разного рода конфликты, информационные войны, что не только угрожает основным принципам профессии – объективности и беспристрастности, но иногда провоцирует и самих журналистов на нарушение этических норм.

В Республике Беларусь отсутствует антидискриминационное законодательство. В условиях правительственного контроля за информационным пространством это усложняет решение объективно существующих конфликтов между правом на свободу выражения мнения и правом на защиту от дискриминации уязвимых групп населения.

Определение термина «язык вражды»

В быту под враждой понимаются отношения и действия, проникнутые неприязнью, ненавистью.

Специалисты под языком вражды (в иной терминологии – риторикой ненависти) имеют в виду «обобщённое обозначение языковых средств выражения резко отрицательного отношения «оппонентов» — носителей иной системы религиозных, национальных, культурных или же более специфических, субкультурных ценностей. Это явление может выступать как форма проявления расизма, ксенофобии, межнациональной вражды и нетерпимости, гомофобии, а также сексизма»

Комитет министров Совета Европы определяет язык вражды как «все формы самовыражения, которые включают распространение, провоцирование, стимулирование или оправдание расовой ненависти, ксенофобии, антисемитизма или других видов ненависти на основе нетерпимости, включая нетерпимость в виде агрессивного национализма или этноцентризма, дискриминации или враждебности в отношении меньшинств, мигрантов и лиц с эмигрантскими корнями».

В 2013 году Департамент по делам молодежи Совета Европы предпринял даже молодежную кампанию «Нет ненависти» для того, чтобы мобилизовать молодежь на борьбу с агрессивными высказываниями и поддержать права человека в Интернете.

Исследователи в области медиа определяют термин «язык вражды» как «всю совокупность текстов (а также заголовков, фотографий и других элементов) СМИ, которые напрямую или косвенно способствуют возбуждению национальной или религиозной вражды или хотя бы неприязни».

Журналисты иногда используют язык вражды неумышленно, не подразумевая негативного контекста. Чаще всего объектом враждебной риторики выступает этническая принадлежность.

Выделяются пять ошибок, которые допускают авторы публикаций.

1. Журналистская небрежность. Автор во время подготовки текста не задумывается над вопросами чувствительности, безответственно использует такие формулировки и детали, которые в конце концов и создают у аудитории негативное восприятие определенной социальной группы.

2. Некорректный заголовок. Хотя броские, «вирусные» заголовки привлекают внимание, служат рекламой публикации – не стоит ради этого жертвовать этическими стандартами.

3. Статистические искушения. Автор гиперболизирует статистические данные, чтобы придать публикации большую значимость.

4. Смешивание социальной проблематики и этнической риторики. Проблема может обсуждаться исключительно в «национальных» рамках, хотя она гораздо шире и не ограничивается ими.

5. Отрицание гражданства по этническому признаку. Журналист или блогер, рассказывая о человеке другой национальности, живущем на территории конкретной страны, определяет его как иностранца, не принимая во внимание, что у него есть временная регистрация, вид на жительство или даже гражданство.

Жесткий язык вражды

1. Прямые и непосредственные призывы к насилию, а также призывы к насильственным действиям с использованием общих лозунгов.

2. Прямые и непосредственные призывы к дискриминации, а также призывы к дискриминации с использованием общих лозунгов.

3. Завуалированные призывы к насилию и дискриминации (например, пропаганда современного или исторического опыта насилия или дискриминации).

Средний язык вражды

1. Оправдание исторических случаев дискриминации и насилия.

2. Публикации и высказывания, которые ставят под сомнение общепризнанные исторические факты насилия и дискриминации.

3. Утверждения об исторических преступлениях определенной этнической или иной группы.

4. Указания на связь определенной группы с иностранными политическими и государственными структурами с целью ее дискредитации.

5. Утверждения о криминальности той или иной группы.

6. Рассуждения о непропорциональном превосходстве определенной группы в материальном благополучии, представительстве во властных структурах и т.д.

7. Обвинения в негативном влиянии какой-либо группы на общество, государство.

8. Призывы не допустить закрепления в регионе, городе определенных групп.

Мягкий язык вражды

1. Создание негативного образа определенной этнической или иной группы.

2. Упоминание названия уязвимой группы в пренебрежительном контексте.

3. Утверждения о неполноценности определенной группы, упоминание в унизительном контексте.

4. Цитирование ксенофобских высказываний либо публикация подобного рода текстов без соответствующего комментария, который разграничивает мнение автора высказывания и журналиста, выделение места в газете, времени в эфире для националистической пропаганды без редакционного комментария или иной полемики.

Публикации или высказывания, в которых присутствует язык вражды, как отмечают исследователи, содержат признаки деления на «МЫ-группу» и «ОНИ-группу». «МЫ» и «ОНИ» противопоставляются по ряду признаков, эти противопоставления провоцируют злобу, ненависть, радикальные негативные действия. Путем такого деления формируется и подкрепляется стереотип отрицательного образа нации, расы, религии и т.д., определенным сообществам приписываются враждебные действия и опасные намерения, осуществляются призывы к «защите» от них.

Европейская комиссия 31 мая 2016 года совместно с представителями Facebook, Twitter, YouTube и Microsoft подписали Кодекс поведения относительно противозаконных проявлений языка вражды в Интернете (Code of Conduct on countering illegal online hate speech). В соответствии с Кодексом, интернет-корпорации признают наличие корпоративной ответственности в поддержании ценностей свободы слова, а также сохранения фундаментальных прав в онлайн-пространстве. Одновременно корпорации признают и масштаб негативного влияния высказываний и публикаций, которые характеризуются понятием «язык вражды» и направлены как на индивидов, так и на группу лиц. Подписанты обязались иметь и совершенствовать внутренние механизмы выявления и приостановления риторики ненависти, а также расширять сотрудничество в этом вопросе с гражданским обществом.

Компания Facebook опубликовала даже план действий против распространения «вредных сведений» по итогам «аудита гражданских прав», проведенного в мае 2018 года. Руководство соцсети сообщает, что продолжает борьбу с «вредным контентом». Компания стала блокировать поклонников «преимущества белой расы» и тех, кто восхваляет такие взгляды, даже тогда, когда они не употребляют фразы типа «преимущество белой расы».

Также Facebook собирается не позволять устраивать через свою соцсеть акции, направленные на унижение людей по признакам их расы, религии или иных аспектов идентичности.

Язык вражды и свобода СМИ: международный опыт, белорусская практика

Защите на международном уровне подлежат не только те высказывания, информация или идеи, которые приветствуются большинством, считаются безобидными или нейтральными, не являются оскорбительными, но и те, которые оскорбляют, шокируют или вызывают возмущение. Как отмечается в решении Европейского суда по делу «Handyside против Объединенного Королевства», «таковыми являются требования терпимости, плюрализма и широты взглядов, без которых демократическое общество невозможно».

Далеко не каждое неприятное, оскорбительное или вопиющее высказывание является языком вражды. Для примера рассмотрим громкое дело «Эон (Eоn) против Франции».

28 августа 2008 года, в день визита Президента Французской Республики в г. Лаваль, при появлении президентского кортежа Эон достал небольшой плакат, на котором было написано «Отвали, идиот несчастный!». Он таким образом сделал отсылку к нашумевшей реплике президента, произнесенной им во время сельскохозяйственной выставки, когда один аграрий отказался пожать ему руку. Эта фраза собрала множество комментариев и широко освещалась в средствах массовой информации. Эон сразу же был задержан, против него было возбуждено уголовное дело об оскорблении президента. В дальнейшем он был признан виновным и приговорен к штрафу.

Несмотря на то что фраза оскорбительна, было признано, что она не является языком вражды. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) рассматривал дело исключительно в контексте диффамации и пришел к выводу, что, повторив резкое выражение, использованное самим президентом, «заявитель озвучил свою критику, обратившись к дерзкой сатире». Европейский суд подчеркнул, что «сатира представляет собой форму художественного самовыражения и общественной критики вследствие характеризующих ее преувеличений и искажения действительности и, разумеется, имеет целью спровоцировать и вызвать возмущение». ЕСПЧ признал наказание Эона нарушением его права на выражение мнения.

Языком вражды высказывания являются только тогда, когда они содержат дискриминационную по своему характеру враждебность к отдельным людям или групп в связи с их идентичностью.

Международные документы и стандарты

Международный стандарт выявления языка вражды базируется на осмыслении взаимоотношений двух прав: свободы выражения мнения и свободы от дискриминации.

В соответствии с международными стандартами в области прав человека, которым должны соответствовать законодательства на национальном уровне, язык вражды может стать основанием для ограничения свободы выражения в соответствии со ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) для защиты таких ценностей, как уважение прав и репутации других лиц, общественный порядок, здоровье населения, общественная нравственность, охрана государственной безопасности.

Государства также обязаны запретить высказывания «в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти», которые подстрекают к дискриминации, вражде или насилию в соответствии со ст. 20.2 МПГПП. Статьями 2 (1) и 26 МПГПП гарантируется защита от дискриминации по признакам расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иных обстоятельств.

Эти же признаки перечислены в ст. 14 «Запрещение дискриминации» Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ), к ним добавлена «принадлежность к национальным меньшинствам», а ст. 10 конвенции, касающийся свободы выражения мнения, дополнена еще двумя подлежащими защите ценностями: «предотвращение разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия».

Пакт и Европейская конвенция являются базовыми международно-правовыми документами, которыми руководствуются Комитет по правам человека ООН и Европейский суд по правам человека, принимая решения о допустимости или недопустимости тех или иных высказываний. При этом в условиях отсутствия общепринятого определения языка вражды на законодательном уровне наблюдается определенная эволюция и расширение перечня защищаемых признаков и групп.

Так, согласно рекомендациям Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью № 15 «О борьбе с языком ненависти» от 8 декабря 2015 года, языком ненависти считается «защита, поощрение или подстрекательство, в любой форме, к унижению, вражде или поношению какого-либо лица или группы лиц, а также любое проявление притеснений, оскорблений, создание негативных стереотипов, стигматизации или угроз в отношении такого лица или лиц и любое оправдание всех перечисленных форм выражения по признаку расы, происхождения, национальной или этнической принадлежности, возраста, инвалидности, языка, религии или убеждений, пола, гендера, гендерной идентичности, сексуальной ориентации и других личных характеристик или статуса». 

Свобода слова и вражда

Вопрос, как ограничить язык вражды при сохранении свободы слова, сегодня актуален для всего мира. Универсальных формул для его решения пока не существует, хотя ведется постоянный поиск сбалансированных решений, появляются новые международные документы. Среди них – «Рабатский план действий о запрете пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде и насилию» (г. Рабат, Марокко), принятый в 2012 году Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ), «Кемденские принципы по свободе выражения мнения и равенства», разработанные ARTICLE 19 и другие. Как отмечается во вступлении Принципов, «во многих случаях ограничения свободы выражения мнения направлены против уязвимых групп, скорее ущемляя, чем способствуя равенству. Вместо ограничений, открытое обсуждение необходимо для борьбы с негативными стереотипами против групп и лиц и для разоблачения того вреда, который наносят предубеждения».

Международная практика

Решения международных органов дают представление, как вышеописанные стандарты интерпретируются в конкретных случаях, какого рода высказывания защищаются международным правом, а от каких журналистам следует воздержаться и которых категорически избегать. Для «практического представления» приводим несколько примеров из решений Европейского суда.

«...терпимость и равное уважение достоинства всех людей составляют основу демократического плюралистического общества. На этом основании принципиальной становится необходимость в некоторых демократических обществах применить санкции против всех форм самовыражения, которые распространяют, провоцируют, стимулируют или оправдывают основанную на нетерпимости ненависть, или даже предотвратить такие формы самовыражения...». (Решение Палаты Европейского суда по правам человека по делу Erbakan против Турции, жалоба № 59405/00, § 56, 2006/07/06).

По вопросам языка вражды классический подход был сформулирован Европейским судом по делу «Йерсилд против Дании», -- в решении признано первостепенное значение автономии журналиста при подготовке публикаций по вопросам, которые вызывают острые публичные дебаты. (Jersild против Дании (жалоба №15890 / 89), 1994/09/23).

Йенс Олаф Йерсилд, журналист, подготовил документальный фильм, в который включил выдержки из телевизионного интервью, взятого им у троих членов молодежной группы, которые называют себя «Зеленые куртки». Участники интервью допустили оскорбительные и пренебрежительное замечания в отношении иммигрантов и этнических меньшинств в Дании. Йерсилд был осужден за содействие распространению расистских высказываний и их поощрение. Журналист с этим не согласился. ЕСПЧ указал на различия между членами группы «Зеленые куртки», которые открыто допускали расистские высказывания, и журналистом, который стремился показать, проанализировать и объяснить взгляды этой конкретной группы молодых людей, задев «конкретные аспекты проблемы, которая уже тогда вызвала большую озабоченность общества». Документальный фильм в целом не ставил целью пропаганду расистских взглядов и идей, а стремился информировать общественность по одному из социальных вопросов. Европейский Суд поддержал позицию журналиста.

Разжигание религиозной вражды

(Pavel Ivanov против России (жалоба №35222 / 04), 2007/02/20).

Павел Иванов написал и опубликовал ряд статей, в которых евреи названы источником зла в России. Он обвинил евреев в заговоре против русского народа, и общий смысл всех его высказываний носил явно антисемитский характер. Иванов был осужден за разжигание этнической, расовой и религиозной вражды. Он обратился с жалобой, в частности, на нарушение его права на эффективное средство правовой защиты (статья 13), утверждая, что был осужден на основании противоречивых показаний. Иванов критиковал российские суды за отказ заказать экспертный доклад, который продемонстрировал бы правильность его утверждения, что евреи не являются нацией. Он также утверждал, что был подвергнут дискриминации из-за своих религиозных убеждений (статья 14).

Суд пришел к выводу, что г-н Иванов жаловался главным образом на нарушение его права на свободное выражение мнения, закрепленное в статье 10 Европейской конвенции. Суд выразил мнение, что заявитель, который стремился своими публикациями «разжечь ненависть к евреям» и говорил о насилии в отношении конкретной этнической группы, не может добиваться защиты по статье 10. Суд признал жалобу неприемлемой.

Разжигание вражды по расовому признаку

(Leroy против Франции (жалоба № 36109/03), 2008/10/02).

Дени Леруа – карикатурист. Один из его рисунков с изображением нападения на Всемирный торговый центр был опубликован в баскском еженедельнике 13 сентября 2001 с подписью, которая гласила: «Мы все мечтали об этом – «Хамас» сделал». После того, как Леруа был приговорен к выплате штрафа за «оправдание терроризма», он утверждал, что была ограничена его свобода выражения. Суд высказал мнение, что своим произведением заявитель прославлял насильственное разрушение американского империализма, выразил моральную поддержку исполнителям нападения, одобрительно высказался по поводу насилия, совершенного в отношении тысяч гражданских лиц и унизил достоинство жертв. Несмотря на ограниченное распространение еженедельника, суд отметил, что публикация изображения вызвала определенную общественную реакцию, которая могла породить волну насилия и иметь значительные последствия для общественного порядка в стране басков. На этих основаниях суд постановил, что не было допущено нарушения статьи 10 ЕКПЧ.

Разжигание национальной вражды

(Sürek против Турции (№1) (жалоба № 26682/95, 1999/07/08).

Камиль Текин Сюрек – издатель еженедельника, в котором были опубликованы два письма читателей с ярыми нападками на военные действия властей на юго-востоке Турции и с обвинениями властей в жестоком подавлении борьбы курдского народа за независимость и свободу. Заявитель был осужден судом за «распространение выступлений против неделимости страны и разжигание вражды и ненависти среди населения». Заявитель подал жалобу на нарушение его права на свободу выражения. Суд отметил, что письма, которые явились предметом рассмотрения, были равнозначны призыву к кровной мести. В одном из писем упоминались фамилии людей, ненависть к которым разжигалась, и они подверглись риску физического насилия. Хотя Сюрек лично не ассоциировался с высказанными в письмах взглядами, он, тем не менее, предоставил их авторам платформу для разжигания насилия и ненависти. Суд выразил мнение: как издатель еженедельника Сюрек несет субституциональную ответственность за «права и обязанности», что взяли на себя редакторы и журналисты издания, собирая и публично распространяя информацию, которая приобретает особое значение в ситуации конфликтов и напряженности. Суд пришел к выводу, что нарушения в действиях властей не было.

Отрицание исторических фактов

(Garaudy против Франции (жалоба № 65831 / 01), 2003/06/24).

Роже Гароди, автор книги «Основополагающие мифы израильской политики» (Les Mythes fondateurs de la politique israelienne), был осужден за отрицание преступлений против человечества, публичную клевету на группу лиц, в данном случае – на еврейскую общину, и разжигание расовой ненависти. Гароди утверждал, что было нарушено его право на свободу выражения мнения.

Суд отметил, что содержание высказываний заявителя равнозначно отрицанию Холокоста и указал, что «отрицание преступлений против человечества является одной из самых серьезных форм расовой клеветы на евреев и разжигания ненависти к ним». Отрицание исторически доказанных фактов не является ни научным, ни историческим исследованием; истинной целью этого является попытка реабилитировать национал-социалистический режим и обвинить самих жертв в фальсификации истории. Поскольку такие действия явно несовместимы с базовыми ценностями Европейской Конвенции, суд принял решение, что г-н Гароди не может ссылаться на права, предусмотренные статьей 10 ЕКПЧ. Жалоба признана неприемлемой.

Белорусский опыт и практика

В белорусском законодательстве нет прямого определения «языка вражды»; термин «враждебность» фигурирует только в качестве состава уголовного преступления:

Статья 130 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Разжигание расовой, национальной, религиозной или иной социальной вражды или розни.

Ответственность по этой статье предусмотрена за «умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной, религиозной или иной социальной вражды или розни по признаку расовой, национальной, религиозной, языковой или иной социальной принадлежности». За данные действия наказание предусматривается в виде «штрафа, или ареста, или ограничения свободы на срок до пяти лет, или лишения свободы на тот же срок».

Те же действия, сопряженные с насилием или совершенные должностным лицом с использованием своих служебных полномочий, наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет, а совершенные группой лиц, или если действия повлекли по неосторожности смерть человека, либо иные тяжкие последствия, -- наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

Статья 130 УК РБ является основным положением законодательства Беларуси, запрещающим дискриминационное подстрекательство к враждебности по перечисленным признакам.

Наиболее резонансными делами по статье 130 УК, связанными с выражением мнения в медиа, стали дело блогера и владельца сайта 1863x.com Эдуарда Пальчиса и так называемое «дело Регнум». Эксперты оценивали их как «идеологически зеркальные»: Эдуард Пальчиса – «белорусский патриот», фигуранты «дела Регнум» Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин – «адепты русского мира». Пальчис был осужден за резкие выпады против политики России, а Павловец, Шиптенко и Алимкин – за разжигание национальной розни в составе группы.

Анализируя дело Пальчиса, правозащитники пришли к выводу, что информация, содержащаяся в его статьях, «не содержит признаков призывов к войне, насилию или выступлений в пользу расовой, национальной или религиозной розни, не представляет угрозы национальной безопасности, общественному порядку или здоровью и нравственности населения. Материалы представляют собой ничто иное, как мысли автора относительно тех или иных исторических событий, фактов, содержат критические замечания относительно геополитических концепций и внешней политики некоторых государств. Автор не ставил перед собой цель унижение представителей каких-то конкретных национальностей, этнических или расовых групп».

По международным стандартам, высказывания человека должны быть запрещены только если они могут вызвать реальную угрозу. Так, согласно Принципу 6 Йоханнесбургских принципов «Национальная безопасность, свобода выражения мнения и доступ к информации», «... человек может быть наказан за выражение своего мнения как угрожающего национальной безопасности, если правительство может продемонстрировать, что: (а) выражение мнения имеет целью призыв к насильственным действиям; (в) может привести к таким насильственным действиям; (с) имеется прямая и непосредственная связь между данным высказыванием и вероятностью или возникновением таких насильственных действий». Все остальные случаи – это непропорциональное и недопустимое вмешательство в свободу выражения мнений.

Закон Республики Беларусь «О противодействии экстремизму»

Статья 1 данного Закона определяет экстремизм (экстремистскую деятельность) как «деятельность граждан Республики Беларусь, иностранных граждан или лиц без гражданства или политических партий, других общественных объединений, религиозных и иных организаций по планированию, организации, подготовке и совершении действий, направленных среди прочего, на:

(...) разжигание расовой, национальной, религиозной или иной социальной вражды или розни,

(...) пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности».

Определение «экстремистская деятельность», данное в законе, занимает почти страницу текста. Выше приведены лишь те положения, которые имеют отношение к языку вражды.

В июле 2019 года приняты дополнения в упомянутую статью (вступят в действие 01.02.2020 г.), которые к определению экстремизма добавляют:

(...) реабилитацию нацизма, пропаганду или публичное демонстрирование, изготовление, распространение нацистской символики или атрибутики, а также хранение или приобретение такой символики или атрибутики в целях распространения.

Статья дополнена объяснением, что понимается под нацизмом, нацистской символикой, реабилитацией нацизма.

С момента принятия закона эксперты высказывали серьезные опасения относительно практики его применения. «Определение, данное в законе, создает предпосылки для необоснованных ущемлений свободы выражения мнения (и свободы СМИ, в том числе) на практике» (Андрей Бастунец, юрист, председатель ОО «БАЖ»).

Советы белорусским СМИ во избежание применения языка вражды

1. Убедитесь, что подготовленный к публикации текст или его фрагменты (цитаты, подписи к снимкам, титры и др.) не призывают к дискриминации или насилию по признаку расы, происхождения, национальной или этнической принадлежности, возраста, инвалидности, языка, религии или убеждений, пола, гендера, гендерной идентичности, сексуальной ориентации и других личных характеристик или статуса.

Подобные призывы нещадно убирайте!

Не умножайте стигму! Избегайте не оправданных необходимостью ссылок на расовую, религиозную принадлежность, пол, сексуальную ориентацию, гендерную идентичность и другие групповые характеристики, а также на физиологические или другие особенности. Дискриминация и негативные стереотипы в отношении конкретного человека и отдельных групп могут быть усилены через СМИ.

Сообщайте важную для общества информацию, а не ту, которая провоцирует враждебность части читателей (зрителей, слушателей) к определенным сообществам.

2. Следите за комментариями к опубликованным текстам. Призывы к насилию или дискриминации по выше упомянутым признакам недопустимы в комментариях, ответственность за которые, согласно действующему законодательству и международными стандартами в области свободы слова, несут редакции СМИ.

3. Будьте внимательны во время цитирования высказываний:

- во время трансляции мнения не очень известного в публичном пространстве лица цитату с признаками языка вражды следует передать косвенным языком (редакционным текстом), не скрывая при этом отношения говорящего к событию (лицу), но избегая определений, характерных для языка вражды;

- дословное цитирование известных лиц (чиновников, политиков, лидеров мнения и др.), в высказываниях которых присутствует язык вражды, должно быть обусловлено ​​общественной значимостью высказывания (публика должна знать, что думает и как выражается личность, от которой зависит принятие решений или формирование мнения).

4. Избегайте прозвищ и сленга в редакционных публикациях и цитировании. Использованные прозвища («укроп», «колорад», «дырявый» и т.д.) провоцируют язык вражды, или напрямую являются его проявлениями.

5. Избегайте лексики, которая может быть оскорбительной для уязвимых групп.

6. Не расширяйте границы определения языка вражды. Не стоит исключать из редакционных текстов понятные потребителю информации и давно зафиксированы определения («немецко-фашистские захватчики», «инвалид» и т.п.). Руководствуйтесь нравственностью и здравым смыслом, чтобы не превратить язык СМИ в рафинированный, заполненный «политкорректными» клише, которыми невозможно отразить сложность и многогранность жизни.

 

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!