НЕТ - ВОЙНЕ!
Основная версия сайта ЗДЕСЬ
241

«Это все неестественно и против законов физики». Как изменилась работа беларусских журналистов

14.09.2022 Источник: Мария Голдстейн, Белсат

Мы продолжаем разговаривать с беларусскими журналистами о том, как изменилась их работа после августа 2020 года. Из соображений безопасности наш собеседник попросил не публиковать его настоящего имени.

«На мое решение уехать повлияла ситуация в Беларуси: невозможность работать как журналист независимого СМИ, угроза быть задержанным ни за что и отсидеть арест, не сделав ничего противозаконного. Конечно, это мне далось очень не просто, так как в стране пришлось оставить ребенка, родителей, а также друзей и знакомых».

Журналист не без иронии вспоминает, как из Минска уехал в Украину, в Киев. Перед началом войны было много сообщений о реальности угрозы со стороны России и проведении специальной военной операции. Правда, никто тогда даже представить не мог такого развития событий. Поэтому Дмитрию пришлось согласиться на предложение перебраться в Вильнюс.

«Я считаю, что Вильнюс – очень близкий беларусам город, такая относительная родина, – смеется он. – Думаю, так бы должен был выглядеть Минск при правильных властях. Да и литовцы, мне кажется, ментально и характером намного ближе к нам, чем даже украинцы. Я сейчас слышу много историй, которые происходят в Польше с беларусами, о том хейте, с которым они встречаются. Здесь же, в Литве – я еще ничего подобного не видел. Все все понимают и поддерживают. Да даже как водитель скажу: когда въезжаешь из Польши сюда и видишь дорожные знаки, то кажется, что ты вернулся домой!»

Более комфортной для себя журналист считает и языковую ситуацию, так как ему проще разговаривать с местными жителями по-английски или по-русски, в отличие, например, от Польши, где придется с нуля изучать язык страны.

«Если же говорить о проблемах, с которыми пришлось столкнуться, то тут отчасти вопрос в деньгах, ведь их нужно немало. Также каждый раз приходится заново искать жилье, да и просто напрягает отсутствие возможности взять все те вещи, которые тебе могут пригодиться: чашки, постельное белье… Чтобы переехать сюда из Киева, мне пришлось тащить на себе автобусами и поездами два чемодана, две икеевские сумки, туристический рюкзак, который специально для этого пришлось купить, а также рюкзак с компьютером и техникой, а еще ведь и штатив не бросишь!»

Подумав минуту, Дмитрий говорит о трех месяцах, которые уходят на устройство, но не в психологическом контексте, а в бытовом: «Месяца три уходит на то, чтобы просто привыкнуть в бытовом плане к новому месту, что, безусловно, влияет и на работу, ведь вместо того, чтобы зарабатывать, ты адаптируешься к новому быту. А с начала войны еще и цены повысились так, что разве уже можно и на Кипре жить за те же финансы», – улыбается журналист.

С грустью вспоминает он и сегодняшние сложности с легализацией. Ведь даже с аккредитацией от литовского МИД срок ожидания рабочего вида на жительство может сильно затянуться: большие очереди в миграционном отделе из беларусских и украинских беженцев выглядят не очень вдохновляюще. Это забирает много нервов, усилий и денег, ведь если раньше ВНЖ можно было получить достаточно быстро, то сейчас многим нужно делать так называемую визу ожидания вследствие окончания основной.

Кардинально поменялась и работа журналиста по сравнению с Минском:

«Там я всегда работал в поле, с места событий. Теперь же, как и многим другим коллегам, мне пришлось переформатировать свою деятельность на работу за компом в онлайн-режиме. Приходится все чаще заниматься верификацией информации. Если раньше ты мог видеть события своими глазами, то сейчас ты все наблюдаешь глазами другого. А еще ведь и не все люди готовы разговаривать онлайн, некоторым проще это делать наедине. Поэтому если рассматривать все моменты, то для меня как визуального журналиста работа очень поменялась. И я бы не сказал, что мне это нравится, ведь в поле работать было намного интереснее, драйвово и, как на меня, полезнее. Это была работа из квартир, укрытий, фактически из кустов, теперь же – из кухни, но о тех же событиях. Безусловно, это сказывается и на качестве работы. Но стоит принять новые условия как вызов».

Иллюзий насчет быстрого падения режима и окончания нападений России на другие страны при поддержке Лукашенко у Дмитрия нет. Он говорит о том, что безосновательные надежды ни к чему хорошему не приведут:

«Я готовлюсь к тому, что это вынужденный переезд на долгое неопределенное время. Но ведь я и в Киеве думал оставаться надолго, – иронично улыбается журналист. – Даже соковыжималку купил там! Ведь было много овощей, фруктов и ягод. Пришлось ее тащить сюда. То после Украины, боюсь, война возможна повсюду. Стоя в вильнюсском магазине, задумываюсь, действительно ли мне нужна лишняя кружка дома».

Дом. Это слово Дмитрий произносит особенно нежно и с улыбкой, пропитанной воспоминаниями и верой в возвращение. Правда, не такое быстрое, как хотелось бы: «Если же говорить о Беларуси, то то, что там происходит, мне напоминает синусоиду. В том виде, в котором существует наше государство, – это все неестественно и против законов физики, тем более для ХХІ века. Поэтому, надеюсь, что все процессы ускорились сейчас, и это скоро все закончится, ведь очень уж хочется домой. Хотя психологически я готовлю себя к другому и не уверен, что Вильнюс – последний мой пункт перед возвращением».

Чытайце яшчэ: 

«Расчаравалася ў працы міжнародных інстытутаў»: як Сабіна Аліева змяніла юрыспрудэнцыю на журналістыку

Задачка со звездочкой: свобода слова, права человека или национальная безопасность?

Гомельскі журналіст Яўген Меркіс у ізалятары

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!