633

Его руки — его мама. Безрукий Шура из глубинки испугался, что жизнь рассыпалась, — и отчаянно гребет к мечте

10.03.2020 Источник: Сергей Комков / TUT.BY

Материал создан в рамках проекта «Фотоистория. Экспресс-курс», организованного Белорусской ассоциацией журналистов и Центром подготовки медиаспециалистов «Медиатренер».

Шуре Сидельнику — 20 лет. В пять мальчик остался без рук: несчастный случай, через ребенка прошел разряд тока. Ампутация стала единственным шансом на спасение. И если сначала семья боролась за выживание, то теперь — за самостоятельное будущее парня. А в нем Шура видит себя тренером по плаванию — самостоятельным, независимым, нужным. И мечтает о Паралимпийских играх.

«Из дома почти не выхожу»

Шура — обычный парень. Твердый характер, здоровая амбициозность, да еще и симпатяга. И хотя душой компании парня не назовешь — в общении с окружающими довольно замкнут — но с близкими он совсем другой. Дома на его лице появляется улыбка, а темы для разговоров не иссякают.

Шура и его мама Анна давно привыкли к любопытству посторонних людей: то и дело кто-то задерживает взгляд на Шуриных плечах, которые заканчиваются пустыми рукавами.

Все свободное от тренировок время парень проводит за компьютером.

— Раньше это был мощный компьютер, — говорит Шура, — отец когда-то купил. Люблю играть, а еще смотреть фильмы. Я, наверное, все пересмотрел. Из дома почти не выхожу — только на тренировки. Да и куда-то ходить денег все равно особо нет. Друзей, с которыми можно было бы, — тоже.

Без рук

Когда-то жизнь семьи Сидельник была вполне обычной: мама Анна и папа Николай жили в деревне под Мозырем, работали, дети Таня и Шура подрастали и радовали родителей.

Когда мальчику было пять, их с восьмилетней сестрой отвезли на летние каникулы к бабушке в деревню. Тогда-то с Шурой и случилась беда. В то утро дети пошли в сторону снесенного кирпичного завода за земляникой. Рядом стояла электрическая подстанция, которая относилась к предприятию и уже не работала. Шура всегда был любопытным — и на этот раз не удержался и полез внутрь. Через несколько минут Таня нашла брата лежащим на полу подстанции без сознания. Стала тормошить, но Шура признаков жизни не подавал. Пока прибежали дедушка и бабушка, мальчик пришел в сознание. Всё это время он не плакал, хотя руки были полностью обожжены, — видимо, болевой шок.

Еще какое-то время все надеялись, что руки Шуре удастся сохранить. Но речь уже не шла о спасении конечностей — нужно было спасать жизнь. И руки пришлось ампутировать по плечи.

После операции мальчик пролежал в больнице два с половиной месяца, большую часть времени — в реанимации.

За партой — с отцом

Шуре с его инвалидностью можно было учиться дома, но родители не хотели заточить сына в четырех стенах — и мальчик учился вместе со всеми. В одном классе с ним был двоюродный брат — помогал Шуре. Но по закону такой ребенок, как Шура, должен посещать школу только с сопровождающим — и в семье решили, что учиться с сыном пойдет отец.

Несмотря на то что у Шуры были протезы — покупку оплатил немецкий благотворительный фонд — пользы от них было не так много. В основном они просто маскировали отсутствие рук. В искусственную кисть можно было закрепить ручку и писать слова, но, например, лист книги или тетради перевернуть практически невозможно.

А когда Шуре было 15, от инсульта умер отец — в свои 46. И Анна осталась одна с детьми.

Через пару лет парень окончил школу и встал вопрос, что делать дальше. Учеба закончилась, одноклассники из деревни разлетелись — и привычная Шурина жизнь тоже как будто рассыпалась.

Нырнул в новую жизнь

Видя растерянность мальчика, завуч его школы познакомила Анну с руководством Гомельского областного центра олимпийского резерва по паралимпийским и дефлимпийским видам спорта.

Для Шуры это был шанс, и Анна, захватив сына, поехала решать его будущее.

— Что Шуре без рук делать в той деревне, где мы жили? Но и в Гомель ехать тоже было страшно. Где жить, где работать? В первое время в город мы просто иногда приезжали: тренер учил Шуру плавать, а руководство центра помогало решать наши проблемы с жильем и работой.

Окончательно Сидельники перебрались в Гомель полтора года назад. В двадцати минутах ходьбы от Центра инклюзивной культуры, где такие, как Шура, могут заниматься, например, плаванием, боксом, теннисом, легкой атлетикой, в общежитии им выделили комнату, потом расширили жилплощадь до двух.

Анне нашли хоть и не особо денежный, но максимально удобный вариант трудоустройства: убирать помещения в Центре инклюзивной культуры.

— Мне всегда надо быть рядом с ним. Я — его руки. И одеть, и раздеть, и двери открыть. А тренировки у Шуры шесть раз в неделю.

Шура — мастер спорта

С тренером Артемом у парня — полное взаимопонимание. Преподаватель хоть и молодой, но требовательный и обязательный. На тренировках все строго, занятия шесть раз в неделю по полтора часа в день.

— Конечно, у Шуры есть свой потолок, но пока его путь к достижениям только начинается.
Всего через год тренировок Шура отправился на открытый чемпионат по плаванию среди глухих и инвалидов опорно-двигательного аппарата в Минск. Получил несколько медалей, дипломов и самое заветное — звание мастера спорта по плаванию. До этого Шура участвовал и в других соревнованиях, но эти стали самыми результативными. Предел Шуриных мечтаний — участие в Паралимпийских играх, — говорит тренер.

Пойти учиться и купить протезы

Теперь Шура с мамой ставят для себя новые задачи. Парень мечтает учиться, думает о факультете физической культуры и спорта.

А Анна ищет подработку. И дело не только в том, что ее зарплата и Шурина пенсия — это всего 600 рублей. Дело в том, что, если ее доходы будут выше, она сможет рассчитывать на кредит на жилье.

— Нам предлагают помочь с получением социальной квартиры, но мы очень хотим свою! Это не ради меня — я мечтаю, чтобы у Шуры был собственный угол — говорит Анна.

Кроме того, парню нужны протезы. Уже три года Анне периодически звонят из российского Сколково разработчики нужных биоконечностей и обещают решить эту проблему. Но пока Шурины руки — это Анна.

Если вы хотите помочь Шуре в сборе денег на протезы — то вот все необходимые реквизиты:

  • благотворительный счет BY22AKBB 3134 0000 1574 8312 0123 (в евро);
  • благотворительный счет BY37 AKBB 3134 0000 1574 7312 0123 (в белорусских рублях);
  • благотворительный счет BY52 AKBB 3134 0000 1574 6312 0123 (в российских рублях);
  • благотворительный счет BY67 AKBB 3134 0000 1574 5312 0123 (в долларах США).

Назначение платежа: зачисление на счет Сидельника Александра Николаевича на протезирование и реабилитацию.

Сделать благотворительный платеж можно как в учреждениях банка, так и через «Произвольный платеж (платеж по реквизитам)» в инфокиосках, Интернет-банкинге и М-банкинге.

Связаться с Анной и Шурой можно по электронной почте alek. sidelnick2017@yandex.ru

Конкурсы і навучанне

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!