1336

Дарья Чульцова и Екатерина Андреева: что нужно знать о заключенных журналистках «Белсата» и их преследовании

08.02.2021 Источник: ІІ belsat.eu

В суде Фрунзенского района Минска 9 февраля начнется процесс над журналистками «Белсата» Екатериной Андреевой и Дарьей Чульцовой. Накануне суда belsat.eu рассказывает о девушках и напоминает детали их уголовного преследования.

Кто такая Екатерина Андреева

Екатерина родилась в 1993 году в семье, состоящей из разных поколений минской интеллигенции. Родители журналистки — филологи. Бабушка Алла Ваганова — доцент кафедры археологии БГУ. Дедушка Сергей Ваганов — известный белорусский журналист, публицист и поэт.

Катя окончила гимназию №23 в Минске, поступила на факультет испанского языка МГЛУ. В 2013 году она поехала по волонтерской программе Еврокомиссии в Испанию, где провела два года.

Но в конце 2014 года вернулась на Родину. Еще в дороге она написала свою первую журналистскую статью — «Полонез на вокзале» — которую прислала на конкурс «Народный журналист». Этот текст победит в номинации «Искренность и стиль».

«У меня, как, уверена, у большого количества молодых белорусов, есть мечта. Моя мечта очень проста, но она же и сложная — счастливая жизнь на родной земле», — писала в своей первой статье Екатерина.

«С тех пор Екатерина полностью посвятила себя журналистике», — говорит дедушка Кати Сергей Ваганов.

Катя сотрудничала с «Радио Свобода», украинским проектом «Донбасс. Реалии», печаталась в «Народной Воле» и российской «Новой газете». С марта 2017 года Катерина — корреспондент «Белсата». Дважды (в 2017 и 2020 гг.) признавалась на телеканале «телевизионным лицом года». Была лауреатом конкурса БАЖ «Свободное слово».

В декабре 2016 года Екатерина поженилась с журналистом Игорем Ильяшем.

«Мы с Катей впервые встретились на площади Свободы, куда пришли освещать акцию протеста во время избирательной кампании 2015 года, — вспоминает Игорь. — Я подумал: какая красавица, надо обязательно ее пригласить в кафе после акции! В тот день я этого и не сделал, так как Катя ушла раньше, и я даже не успел взять у нее номер телефона. Но через неделю мы снова встретились на площади Свободы, на новой акции протеста. На этот раз я уже не выпускал ее из виду, и после акции мы пошли в кафе.

Самое смешное, что это наше свидание закончилось тем, что нас чуть не задержали. Это был день накануне президентских выборов, а рядом с кафе была гимназия, где размещался избирательный участок, там шло досрочное голосование. Мы долго разговаривали о выборах, и потом Катя предложила посетить этот участок перед закрытием, чтобы просто посмотреть, как это все выглядит. Но члены комиссии, вдруг увидев вечером двух журналистов, испугались и вызвали милицию. К счастью, милиционеры просто проверили документы и отпустили нас. В тот вечер я понял, что влюбился в Катю».

В соавторстве с Игорем Ильяшем Екатерина подготовила ряд громких журналистских расследований, а в 2020 году они издали документальную книгу «Белорусский Донбасс» о роли белорусов в российско-украинском конфликте. В течение прошлого года книга выдержала два тиража.

 

Кто такая Дарья Чульцова

Дарья родилась в 1997 году в Шклове. Окончила историко-филологический факультет Могилевского государственного университета им. Кулешова по специальности журналистика.

Свой журналистский путь она начала недавно. Сначала пробовала себя как автор репортажей, но позже ее больше привлекла работа оператора. После выборов 2020 года Даша переехала работать в Минск.

«Дочка —за правду горой и не терпит несправедливости. Когда мы разговаривали о работе, Даша говорила, что хочет показывать людям правду. Я думаю, она решила идти в журналистику уже в старших классах, так как сильно надавила на учебу. Сообщила о своем выборе на выпускном. Я, сестра и Дашина тетя были против, отговаривали. Мы простые рабочие, политикой и журналистикой никто не интересовался. Но Даша сказала однозначно: «Если не в журналистику, значит, никуда!», — рассказывает ее мать Наталья.

В последние несколько недель перед арестом Дарья Чульцова во время воскресных акций протеста в Минске работала на стримах вместе с Екатериной Андреевой.

«Сейчас я точно не забуду нашего с ней разговора еще до задержания, — рассказывает Кристина, подруга Дарьи, — я спросила: «Даша, ты не боишься ареста?» Тот ответ остался в памяти:

«Этого сложно не бояться, морально себя каждый раз подготавливаешь к такому, все равно берешь в руки камеру и идешь на съемку. О чем говорить, если даже мужчины-операторы просто отказываются выходить на репортажи, потому что их избивали, не жалея?! Кто тогда это будет освещать? Вот и идешь на свой страх, надеясь, что ты девочка, а значит, тебя могут пожалеть».

Но, видимо, не в тот раз. В то воскресенье Дашка в очередной раз пошла на съемку, чтобы люди увидели правду».

Как журналистки попали за решетку

Екатерина Андреева и Дарья Чульцова были задержаны 15 ноября за стрим, во время которого был показан жестокий разгон акции памяти Романа Бондаренко и разрушение силовиками народного мемориала на площади Перемен.

Стрим они вели из квартиры на 14-м этаже дома по улице Сморговский тракт, куда их пригласили хозяева. После завершения акции спецназовцы с оружием выломали дверь в квартиру и задержали девушек.

Силовики вели себя с журналистками очень грубо. «Когда меня задерживал спецназ, они кричали: «Поедешь на зону на 7 лет, будешь ментам форму шить». Заместитель начальника в РУВД называл «теткой», «малышом», толкая в спину с лестницы. Кричали менты: «Ты больше не будешь вести своих стримов! Никогда!» — рассказывала Екатерина о своем задержании в одном из писем.

В РУВД Екатерине стало плохо она почувствовала резкую боль в голове, ее тошнило, а потом журналистка потеряла сознание. Ей вызвали скорую и доставили под конвоем в 9-ю больницу. Ничего серьезного не нашли, но прописали постельный режим, полный покой и обязательный визит к неврологу на следующий день. Но утром 16 ноября ее забрали в РУВД, а оттуда доставили в ЦИП.

На Окрестина Дарья и Екатерина сначала попали в одну камеру, условия содержания были ужасные. Камера, где находились журналистки, была рассчитана на четверых, но туда затолкали 11 человек. Задержанным приходилось спать уткнувшись друг в друга. Постельного белья не давали, приходилось спать на пыльных и грязных матрасах. Сидеть или лежать днем не разрешали, угрожали забрать даже матрасы. В переполненной камере было очень душно, но «окошко» специально оставляли закрытым.

«Мы спросили, в курсе ли они, что у нас пыточная, а не камера задержанных административных правонарушителей. Улыбаются, говорят, что да, так и надо, мы удовольствие получаем. Вот так… маты через слово», — рассказывала потом соседка Кати и Даши по камере в ЦИП.

В чем обвинили журналисток

Сначала на Катю и Дашу составили административные протоколы по ст. 23.34 и 23.4 КоАП — их обвинили в том, что они якобы участвовали в несанкционированной акции протеста и неподчинялись при этом милиции. 17 ноября суд Октябрьского района наказал журналисток за профессиональную деятельность 7 сутками административного ареста.

В постановлении суда отмечалось, что Екатерина и Дарья совершили правонарушение, но в их действиях отсутствовал состав преступления. Однако, вопреки выводам суда,против журналисток «Белсата» одновременно было возбуждено уголовное дело. 20 ноября им было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок). Девушкам была избрана мера пресечения в виде ареста, они были этапированы в жодинскую тюрьму. В Жодино их держали в отдельных камерах.

Катю и Дашу обвинили в том, что они якобы принимали активное участие и даже руководили «групповыми действиями, грубо нарушающими общественный порядок», повлекшими за собой нарушение работы общественного транспорта. Следствие утверждало, что стрим Екатерины и Дарьи якобы повлек за собой остановку движения 13 автобусных маршрутов, трех троллейбусных и трех трамвайных (хотя у большинства из этих маршрутов вообще нет сообщения с площадью Перемен). Ущерб ГП «Минсктранса» был оценен в 11 562 рубля и 14 копеек.

Екатерина и Дарья свою вину не признали. Кроме того, Катя вообще отказалась давать показания во время следствия.

 

Кто причастен к преследованию журналисток

Дело против Даши и Кати вели следователи Фрунзенского РОСК по г. Минску — капитан юстиции Игорь Курилович и лейтенант Игорь Куделя. Оперативным сопровождением следствия занимался ГУБОПиК.

Именно бойцы ГУБОПиКа в ноябре задержали мужа Екатерины Игоря Ильяша (он попал за решетку на 15 суток) и арестовали его технику, которая потом была почему-то признана вещественными доказательствами по делу Кати и Даши.

Уголовное преследование журналисток сопровождалось информационными атаками со стороны одиозных пропагандистов. В ноябре Андрей Муковозчик на сайте «СБ-Беларусь сегодня» опубликовал пасквиль на Екатерину Андрееву и ее семью.

А в январе Григорий Азаренок на СТВ обвинил девушку в том, что она якобы руководила мифическими «массовыми беспорядками», назвал ее «чистой уголовницей», «иностранным агентом», с которыми во время войны «разбирался СМЕРШ». На оскорбления со стороны пропагандиста Екатерина отреагировала кратким ответом, который передала через адвоката:

«Жаль бедного мальчика, который сделал неправильный выбор. Я могу ему только посочувствовать. Потому что я раньше или позже все равно выйду из тюрьмы, а он останется с этим бременем на всю жизнь. Мои соболезнования Грише Азаренку», – передала она свой ответ пропагандисту.

 

Как девушки переживают заключение

Екатерина и Дарья находятся за решеткой уже почти три месяца, но держатся бодро и не теряют оптимизма.

«Морально Даша держится очень даже хорошо, потому что в письмах все по-боевому… Она сказала мне так: я хочу, чтобы ты мной гордилась. Я ей очень горжусь, хотя и допекаю иногда тем, что она туда влезла… Просто я ее люблю и хочу, чтобы у нее все было хорошо. Она у нас воин. Даша – победитель», – рассказывала в интервью «Белсату» мать Дарьи Наталья.

Тюрьма не заставила Дашу усомниться в своем жизненном выборе. В письмах к матери девушка писала, что, если бы она знала, к чему приведет ее журналистская работа, все равно выбрала бы именно этот путь.

В будущее Дарья смотрит оптимистично. «2021-й год – мой год. Ведь я родилась в год быка. И я, как и он, очень настойчива», – написала она в письме коллеге. Девушка говорит, что чувствует себя хорошо, не болеет и очень скучает по работе.

Катерина в письмах пишет, что не испытывает страха перед будущим и не впускает в свою душу обиду и злость:

«Самое удивительное, что я не чувствую злобы, обиды, жажды мести к тому, кто принял решение поступить так с нами, со мной. Что я чувствую? Жалость к ним, выполняющие приказы. Ленивое раздражение, которое способно вызвать разве что жужжание мухи. Бедные, бедные маленькие люди… Им жить со всем этим, а моя жизнь никакая не испорчена, как бы им не хотелось».

Накануне судебного процесса Екатерина прислала из СИЗО заявление для прессы, где говорит, что заключение не сломило ее и не заставило отказаться от своих принципов:

«Почти три месяца я провела за решеткой. По их (спецслужб – прим. belsat.eu) замыслу, заключение должно было сломить меня и заставить усомниться в правильности выбранного пути. Однако ничего подобного не произошло. Это время в СИЗО только закалило мой характер».

Она добавляет, что будет счастлива независимо от приговора, ведь совесть ее чиста, «а правду говорить легко и приятно».

 

Резонанс и солидарность

Екатерину и Дарью признали политзаключенными уже через четыре дня после предъявления им обвинения. А в декабре девушки стали лауреатками премии правозащитного сообщества Беларуси «Журналист года». Британская правозащитная организация «Article 19» в специальном заявлении подчеркивает, что обвинения, предъявленные журналисткам, противоречат международным стандартам в области прав человека, а их преследование – нарушение права на свободу выражения мнения.

В защиту журналисток выступила Белорусская ассоциация журналистов, ПЕН-центр Беларуси, Ассоциация польских журналистов, Национальный союз журналистов Украины и Европейская федерация журналистов, российские неправительственные организации «Свободное слово» и ПЕН-Москва. Союз журналистов Литвы наградил журналисток премией «Надежда свободы».

Более полутора тысяч человек из Беларуси, России, Украины и других стран поставили свои подписи под петицией об освобождении Екатерины Андреевой. В том числе – известные писатели и литераторы. Солидарность приобретала и конкретные юридические формы. Председатель БАЖ Андрей Бастунец, главный редактор «Народной воли» Иосиф Середич, главный редактор «Нового времени» Оксана Колб и журналист Валерий Калиновский в декабре направили в Следственный комитет ходатайство с просьбой освободить девушек под личное поручительство. Однако следователи отказались изменить меру пресечения для Даши и Кати.

Российский журналист Владимир Познер, журналист и общественный деятель Николай Сванидзе, телеведущая и политик Ксения Собчак с требованием освободить Дарью и Екатерину обратились к Александру Лукашенко.

«Александр Григорьевич, журналистам не место в автозаке и на нарах. Особенно если эти журналисты женщины. Преследуя их, сажая за решетку, вы демонстрируете не силу, а слабость», — заявил Николай Сванидзе.

В рамках международного проекта солидарности с политзаключенными «крестным» Екатерины Андреевой стал всемирно известный немецкий философ Юрген Хабермас. А Дарью Чульцову под опеку взяла депутат литовского Сейма Даля Асанавичюте.

Всего за время заключения Катя и Даша получили сотни писем, в том числе от незнакомых людей, которые хотели выразить солидарность с журналистками. Письма приходят также из-за рубежа: Великобритании, Германии, Бельгии, Чехии, Бразилии, Швеции и других стран. Девушки говорят, что такая солидарность очень помогает им в тюрьме.

«Невероятная поддержка с воли наполняла радостью каждый день», — отмечала в своем открытом обращении Екатерина.

***

Суд над Екатериной Андреевой и Дарьей Чульцовой начнется 9 февраля в 10:00. Дело будет рассматривать судья Наталья Бугук. Журналисткам «Белсата» грозит до трех лет лишения свободы.

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!