720

Беспристрастность и право журналиста на собственное мнение в условиях давления власти

28.03.2021

Невозможно мыслить, писать — и никого не задеть.

Григорий Померанц

ПРОТИВОРЕЧИЯ

Из всех стандартов и принципов профессиональной этики требование беспристрастности и в то же время сохранение права журналиста на публично высказанное собственное мнение является наиболее противоречивым. В действующем Кодексе журналистской этики общественного объединения «Белорусская ассоциация журналистов» обозначено, что, с одной стороны: «Журналист обязан... сохранять независимость своих политических взглядов и убеждений... Как и любой гражданин… вправе на политические и другие убеждения и приверженности», с другой: «...в своей профессиональной деятельности он должен оставаться нейтральным и объективным».

Если вдуматься, то можно заметить еще одно противоречие: нейтральность и объективность — разные вещи. Требование объективности ожидает от журналиста не только безусловной правдивости в изложении фактов, личной честности в их интерпретации, но, как это часто случается, отстаивания своей позиции в отношениях с обществом, властями и, что также не исключается, с руководством СМИ.

Тем не менее, требование нейтральности, распространенное на весь диапазон журналистской деятельности, остается одним из наиболее устойчивых этических постулатов. «...Я журналистка и не могу комментировать какие-то события», — утверждает собеседница одного из независимых белорусских интернет-изданий. Но всегда ли возможно сохранить нейтральность? «Ты называешь курдов своими друзьями, — формулирует вопрос «Наша Ніва» в беседе с военным журналистом Сергеем Марчиком. — Но по стандартам журналист должен придерживаться нейтралитета, а ты очевидно выбрал одну из сторон. Не получается быть нейтральным или даже не пытаешься?»  «Не получается быть нейтральным, — объясняет Сергей. — ...Когда ты работаешь в условиях сильной поляризации, вообще очень сложно говорить о журналистском нейтралитете». https://nn.by/?c=ar&i=268757

Многочисленные Кодексы журналистской этики, в том числе бажевский, стремятся сгладить обозначенное противоречие. «Беспристрастность журналистики — говорится в Кодексе журналистской этики ОО «БАЖ» — не означает, что журналисты должны воздерживаться от высказывания личного мнения. Но читатель должен иметь возможность отличать статьи, содержащие изложение фактов, от материалов, которые высказывают чье-либо мнение или интерпретацию событий». Не тяжело заметить, как легко «личное мнение» журналиста меняется на «чье-либо».

Особенную остроту упомянутые противоречия приобретают в условиях давления власти на независимые СМИ и развязанной ею т. н. информационной войны.

 

В УСЛОВИЯХ ДАВЛЕНИЯ ВЛАСТИ

Уже далеко не первый год Беларусь находится среди аутсайдеров рейтингов свободы слова. В стране закрываются газеты, блокируются сайты, журналисты оказываются в тюрьмах по административным и криминальным делам, государство целиком контролирует телевидение и радио. Разумеется, что в таких условиях давления на независимые издания сохранять беспристрастность и право на собственное мнение не просто.

«Отсутствие свободы слова в Беларуси — это определенная константа. Пишущий критические статьи журналист должен быть готовым к тому, что у него могут появиться серьезные проблемы», — полагает журналист Андрей Почобут из Гродно, который сам неоднократно привлекался к уголовной ответственности. И продолжает: «Когда мы говорим о Беларуси, то каждый человек, журналист в первую очередь, который имеет характер, самоуважение и не боится высказывать свое мнение, должен быть готовым к тому, что может оказаться за решеткой. Каждый человек имеет субъективный опыт, свою точку зрения, поэтому нельзя сказать, что журналист может быть полностью объективным. Но когда ты стремишься к объективности, это одно, а когда ты просто хочешь выставить власть или оппозицию в хорошем свете — это все же другая профессия».

Андрей Почобут не единственный журналист, который, начиная с 2002 года, почувствовал на себя политически мотивированный приговор. Можно вспомнить Миколу Маркевича и Павла Можейко из гродненской газеты «Пагоня». К криминальной ответственности все па той же статье «Клевета на руководителя страны» был привлечен светлой памяти главный редактор газеты «Рабочы» Виктор Ивашкевич, разместивший в своем издании статью «Вор должен сидеть». Вот его рассуждения после приговора к двум годам лишения свободы («химии»): «Сейчас каждый журналист, когда пишет, думает: «А что, если меня за это привлекут к ответственности?» Я начинал как политик, и газету я создавал как политик, но чем больше я занимался журналистикой, тем больше понимал, что журналист должен быть нейтральным и не быть ангажируемым к какому-либо политическому течению. И были такие ситуации, когда я как член БНФ был в конфликте с Николаем Статкевичем, но как журналист давал ему выступить на страницах своей газеты, за что меня осуждало мое партийное руководство. И я разводил руками и объяснял, что вот тут я — бээнэфовец, а вот там — журналист, и должен быть плюралистичнее».

Были и другие примеры преследования журналистов региональных независимых изданий. Были оштрафованы редактор газеты «Вечерний Столин» Александр Игнатюк якобы за оскорбление представителя власти, редактор «Борисовских новостей» Анатолий Букас.

Уже много лет белорусские независимые журналисты, несмотря на давление со стороны власти, вынуждены отстаивать свое право на собственное мнение и оставаться при этом беспристрастными в освещении жизни страны. Но именно с 2020 года репрессии против журналистов и СМИ приобрели неслыханный до сих пор масштаб. Начиная с 9 августа 2020 года, Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ) зафиксировала более 500 нарушений свободы медиа, совершенных представителями власти. Тут и задержания при выполнении журналистами своих профессиональных обязанностей, и административные аресты, и приговоры по притянутым за уши криминальным статьям с наказаниями долгосрочным лишением свободы, и даже физическое насилие со стороны правоохранительных органов, которое прочувствовали на себя десятки коллег.

Обычной практикой властей стало блокирование сайтов независимых СМИ — десятками. Среди них оказались сайты Радыё «Свабода», «Еврорадио», «Белсата», udf.by, «Трибуна», «Народныя навіны Віцебска» и многие другие.

Не обошли стороной репрессии и крупнейший информационный сайт страны — tut.by. В 2020 году портал потерял статус СМИ. Сделано это было на основании запроса Министерства информации после того, как tut.by получил несколько предупреждений от ведомства.

«Применительно к нам власти решили не ограничить доступ к ресурсу, а ограничить доступ журналистов к возможности получать информацию, фактически это же наблюдалось в ситуации с лишением аккредитации зарубежных журналистов. Иначе как зачисткой информационного поля назвать это не могу», — считает главный редактор tut.by Марина Золотова.

Другой вид атаки был избран применительно к журналистам зарубежных СМИ. Их всех просто лишили аккредитации для работы в Беларуси, многие из них были вынуждены покинуть страну, чтобы продолжить работать из-за рубежа. Министерство иностранных дел занимается переаккредитацией журналистов, но ее смогли пройти только представители российских СМИ и совсем немного из других.

«Скажем просто: редакции независимых медиа уже многие месяцы перманентно находятся в абсолютно экстремальных условиях — стресс, нервные, физические перегрузки... Если сложить все трудности, упавшие на независимых журналистов в 2020 году, то он безусловно оправдывает звание високосного», — такое мнение высказал главный редактор также заблокированной интернет-газеты «Салідарнасць» Александр Старикевич.

Таким образом, не будет преувеличением утверждать, что власти взяли курс на тотальную зачистку информационного пространства от независимых СМИ, на лишение общества его неотъемлемого конституционного права на правдивую информацию.

Возникает вопрос: как сохранить беспристрастность в условиях насилия со стороны правоохранителей, осознанного вранья государственной пропаганды, судебного преследования за выполнение профессиональных обязанностей? Как сохранить объективность в освещении событий, когда именно за нее, за правду, журналистов лишают свободы и начинают против них новые криминальные дела? Во всем мире уже известны журналистки телеканала «Белсат» Екатерина Бахвалова (Андреева) и Дарья Чульцова, журналистка портала tut.by Катерина Борисевич, которых бросили за решетку за добросовестную профессиональную работу.

Мы вернемся к этому вопросу. А пока попробуем выяснить, как относятся к сочетанию беспристрастности журналиста и его права на собственное мнение в мире, в условиях обычных взаимоотношений журналистов, общества и власти.

 

ОСМОТР МНЕНИЙ

В течение многих лет беспристрастность журналиста была одним из основных слагаемых профессии. Однако в последнее время этот стандарт начал постепенно утрачивать свои привилегии. Прежде всего благодаря интернету и выходу на его просторы журналистов-блогеров.

Возрастание интереса аудитории к комментариям и мнениям в противовес сухой объективной информации ведет к тому, что журналистов все активнее поощряют вести «персональные» блоги и аккаунты в социальных сетях.

Тем не менее, беспристрастность по-прежнему находится в числе неоспоримых законов журналистики, которые, что правда, не лишены колебаний смысла.

Еще в 1914 году Уолтер Уильямс, основатель первой в мире школы журналистики в Миссури, писал: «Я верю, что журналистика... чтит Бога и возвышает человека; что она твердо независимая; ...требовательна к самой себе, неутомимая, всегда уважительная к читателю, но всегда бесстрашная, она неизменно негодует при виде всякой несправедливости; она беспристрастна к ссылкам на привилегии или крикам толпы».

Дэвид Брюэр: «Быть беспристрастным означает быть непредвзятым по отношению к определенной стороне, быть честным и подходить к оценкам взвешенно. Это непросто. У каждого журналиста есть собственные взгляды, но ему приходится быть выше собственной позиции, чтобы обеспечить всеобъемлющее и авторитетное освещение новостей и текущих событий... Беспристрастность включает: сбалансированное освещение тем и взглядов; отражение разных мнений; изучение противоположных точек зрения; проверку того, что ни одна сторона не оказалась недостаточно отраженной в материале… В поисках беспристрастности мы должны понимать, что ученые, журналисты и другие гости программы совсем необязательно будут беспристрастны, хотя мы приглашаем их с целью подготовить более объективный материал».

Ольга Добровидова подчеркивает: «Необходимо отчетливо отделять мнения от фактов... Наша обязанность заключается в том, чтобы информировать широкую общественность, независимо от наших собственных предпочтений и взглядов. Не всегда во время подготовки отдельно взятого материала имеется возможность быть беспристрастным: новость сама по себе может быть настолько однозначной, что попытки представить другую сторону могут просто превратить материал в насмешку».

А вот еще интересный взгляд: «У власти и прессы в Британии отношения любовно-ненавистные». Это определение принадлежит сэру Бернарду Ингэму, отработавшему 11 лет в должности пресс-секретаря премьер-министра Маргарет Тэтчер.

«Пресса в Великобритании, — говорил Бернард Ингэм, — очень уж свободна. Что ж тут удивительного? Английский парламент — мать всех парламентов. Английскому опыту обуздания власти — 800 лет. И те же 800 лет наша пресса борется за свою свободу. Да, 800 лет мы ищем способы и методы, как сдержать государственную власть. Однако надо признать, эти поиски чуть более успешны, чем поиски идеальной любви… Британский налогоплательщик никогда не позволит тратить на правительственные СМИ свои деньги. У нас, в отличие от США, политическим партиям не разрешено даже рекламное время покупать на телевидении».

Тем не менее, правительственная точка зрения, согласно мнению известного исследователя профессиональной этики журналиста Виталия Челышева, ...присутствует на BBC в виде скрытой пропаганды. Однако корпорация, безусловно, заботится о точности, о правах авторов, об уравновешенном взгляде на людей и культуру Великобритании, о том, чтобы программы не оскорбили вкусов и приличий, не пропагандировали антисоциальное и преступное поведение. Моральная безопасность общества и ребенка, а также интересы всего спектра слушателей и зрителей действительно находятся в сфере контроля BBC. Вот один из названных выше принципов работы BBC: беспристрастность («ни одно важное проявление мысли не может оказаться не отраженным или не быть представленным на ВВС»).

 

В пособии для журналистов и преподавателей журналистики «Медиа- и информационная грамотность в журналистике» отмечается: «...Современная технология верификации информации обусловлена такими этическими нормами, как независимость, объективность, беспристрастность и точность... Соблюдение этих принципов формирует безукоризненную репутацию издания и вызывает доверие широкой аудитории. Искажение же фактов рассматривается как преступление против объективности..., речь идет о беспристрастности и независимости как базовых качествах социально ответственной журналистики. Умышленная манипуляция вводит журналиста в состояние информационного агрессора, участника информационной войны».

 

Редакционные ценности ВВС

«Не всякая журналистика является беспристрастной, и это требование не следует применять ко всем без исключения информационным организациям. Например, многие журналисты успешно работают в газетах, занимающих определенную позицию. ...Журналисты BBC должны быть беспристрастными, и именно этот параметр отличает BBC от других источников новостей. Беспристрастность также является частью контракта между BBC и публикой. Беспристрастность нередко толкуется неправильно, особенно людьми, которые не верят, что журналистика вообще может быть беспристрастной. Каждый отдельный элемент вашей продукции — особенно новость в бюллетене новостей — должны быть точными. Однако часто, особенно когда важное событие только что произошло или события развиваются, беспристрастность может быть достигнута не сразу, а только по истечении некоторого времени. Чтобы ваше сообщение было беспристрастным, требуется время, в течение которого можно найти несколько необходимых мнений. Поэтому в том случае, если одна из сторон отказывается прокомментировать свою позицию, это не основание для того, чтобы вообще не передавать информацию об этом вопросе». Олег Самарцев в исследовании «Журналистика информационной эпохи: факторы трансформации, проблемы и перспективы».

В течение не одного десятка, если не сотен лет, власти разных стран стремились подмять под себя журналистов. Но в странах, где на самом деле действует закон, попытки нажать на СМИ встречают отпор.

Все помнят войну экс-президента США Дональда Трампа с прессой. Известно также, чем она завершилась.

Что касается Европы, то организация «Репортеры без границ», которая постоянно мониторит ситуацию во всех странах континента, отмечает, что в последнее время политики высшего ранга все чаще позволяют себе словесные нападки на журналистов.

Один из ярких примеров — Польша. В феврале этого года десятки издательских домов приостановили выход своих изданий. Многие газеты вышли с пустыми первыми полосами либо разместили на них открытое письмо под названием «СМИ, у которых нет выбора». Таким образом был высказан протест против нового закона о введении налога на рекламу в СМИ. Ситуацию пояснил главный редактор еженедельника Polityka Ежи Бачинский: «Во время своей последней легислатуры партия PiS взяла на прицел публично-правовые СМИ, поставив там повсюду своих людей, превратив тем самым эти медиа в пропагандистскую систему, которая управляется из одного центра. А теперь началась вторая фаза «наведения порядка на медиарынке».

 

ВЫВОДЫ

1. Одна из проблем — смешение в терминах. Беспристрастность часто понимается как своеобразная гарантия объективности. «Говорят, что от журналиста, уважающего своего читателя, зрителя и слушателя, требуется объективность, беспристрастность. Беспристрастный журналист, — считает историк Анатолий Сидоревич, — если он действительно беспристрастный, всегда заинтересован в выяснении правды, правдивого состояния вещей». Но можно ли считать объективным собственное мнение журналиста? Оно всегда будет субъективным, что вовсе нет противоречит беспристрастности при выяснении фактов, позиций и мнений разных сторон.

2. Беспристрастность часто путают с нейтральностью, оставляя за журналистом роль бездумного регистратора чужих мыслей и мнений. На постсоветском пространстве, в Беларуси также, такое представление о роли и сути журналистской профессии стало очень распространенным, если не основным. Любое собственное мнение журналиста, если оно не нравится властям либо несогласным с ним читателям (слушателям, зрителям), вызывает обвинение в пропаганде. Но пропаганда в отличие от журналистики — это сознательное искажение фактов, манипуляция ими либо откровенное вранье ради победы в т. н. информационной войне и достижения определенных политических целей.

3. Реализация права журналиста на собственное мнение имеет отличительную зависимость от тех или иных жанров. Считается, что касательно информационных жанров (информация, интервью, репортаж) достаточно ограничиваться беспристрастным изложением фактов, мыслей собеседника, хода тех или иных событий. Потребители информации, мол, сами сделают из нее выводы. Оно так. И, безусловно, является признаком уважительного отношения журналиста и СМИ к аудитории. Но не заложены ли в такой подход определенные уловки? И на информации, и на вопросах в интервью, и на репортаже, в особенности текстовом, не сложно заметить отпечаток собственного мнения автора или редакции СМИ. Нарушаются ли при этом этические стандарты профессии? Нарушаются, если на виду либо скрыто манипулирование фактами и смыслами. Достаточно воспользоваться правом на авторский или редакционный комментарий.

То ли дело — жанры аналитическо-публицистического толка (статья, очерк, эссе, фельетон). Именно они с этической точки зрения позволяют стопроцентно реализовать право журналиста на собственное мнение. Между тем замечено, как обеднела журналистика на упомянутые жанры. Сохранилась как жанр только аналитическая статья, отчасти из-под пера политиков, специалистов в тех или иных сферах жизни. Достаточно большую популярность приобрели статьи политических обозревателей, которые (какие) зачастую квалифицируют себя в качестве политологов. Но журналистика ли это — вопрос спорный.

4. Право на собственное мнение требует от журналиста высокой ответственности. Несмотря на то, что оно имеет универсальный характер, его в некотором смысле надо заслужить в глазах коллег и, главное, аудитории. То есть заслужить себе Имя.

           

РЕКОМЕНДАЦИИ

Осознавая дискуссионный характер проблемы, рабочая группа Комиссии по этике ОО «БАЖ» (С. Ваганов, Дм. Подберезский, Дм. Панковец) рекомендует:

1. Исключить из Кодекса профессиональной этики ОО «БАЖ» (раздел «Свобода печати»), как не имеющие смысла с точки зрения сохранения беспристрастности, требования:

а) содействовать «реализации права высказывать непопулярные мнения или соглашаться с взглядами большинства»;

б) «...в своей профессиональной деятельности... оставаться нейтральным и объективным».

 2. Рекомендовать редакциям независимых СМИ разработать собственные Кодексы (принципы) журналистской этики на основании Декларации принципов профессиональной этики ОО «БАЖ».

3. Содействовать жанровому разнообразию журналистских публикаций, имея в виду реализацию права журналистов на собственное мнение.

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!