513

Арташес Антонян честно рассказал, почему уволился из Белтелерадиокомпании

28.08.2020 Источник: Виктория Ковальчук / Фото: Дарья Бурякина / SPORT.TUT.BY

Спортивный комментатор и телеведущий Арташес Антонян пять с половиной лет отработал на телеканале «Беларусь 5». Но в первую неделю после президентских выборов 2020 вместе с еще тремя коллегами принял решение уйти из Белтелерадиокомпании. Что стало причиной, как отреагировало руководство и останется ли один из самых известных комментаторов жить и работать в Беларуси — Арташес рассказал в интервью журналисту SPORT.TUT.BY Виктории Ковальчук.

 

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Стало очень тяжело работать в эфире, зная, что в данный момент происходит в стране»

— Вы только забрали трудовую. Как настроение?

— Все нормально, не скажу, что сильно страдаю. Конечно, с одной стороны, тяжело и неприятно. Но, с другой, меня абсолютно никто не подталкивал к решению об уходе. Наоборот, со стороны руководства телеканала «Беларусь 5», директора Павла Булацкого, прикладывались усилия, чтобы этого не произошло: мне предлагали взять паузу или уйти в непродолжительный отпуск. Но в данном случае полумеры не подходили.

Плюс ко всему у меня сейчас есть некоторые семейные обстоятельства, на которых хотелось бы спокойно сосредоточиться, а не испытывать постоянный стресс.

— Когда вы впервые задумались о том, что уход с БТ возможен?

— В первую неделю после выборов. В жизни я и раньше принимал важные решения о переездах, смене работы. И, как показывает практика, если я о чем-то конкретно задумался, то никогда не менял решения на ходу. Причем ни один уход — будь-то с радио «Брест», телеканала ОНТ или ВГТРК — не давался легко. Но ни одно решение не было связано с такими внутренними переживаниями, с которыми я столкнулся в этом августе.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— О каких переживаниях идет речь?

— У меня нет ощущения прозрачности выборов и диалога между сторонами. В какой-то момент стало очень тяжело работать в кадре и общаться в студии с людьми о спорте, зная, что в данный период времени происходит в стране. Конечно, за два десятка лет в кадре я умею собраться и выходить в эфир, работать на рефлексах — у меня не происходит какого-то ступора. Но все равно тяжело делать вид, что внутри тебя все прекрасно, когда испытываешь такой диссонанс и дискомфорт.

Например, 10 августа я с большими внутренними противоречиями выходил в прямой эфир с программой «На грани фола». Помню, испытал колоссальный стресс и не готов был ехать на работу на автомобиле, потому что не был уверен в безопасности. Казалось, что под горячую руку тех, кто призван нас защищать, попадались все.

«В голове не укладывается, как можно гонять женщин с детьми за то, что они подняли руку с белой лентой»

— Многие на работе обсуждали происходящее в стране?

— Эта тема реально всколыхнула всех. Среди сотрудников холдинга были те, кто сам столкнулся с задержаниями. Да и просто в очередной раз подтвердилась теория шести рукопожатий, когда каждый так или иначе оказался знаком с пострадавшими во время протестов. Хватало и тех, кто просто насмотрелся на происходящее на улице или в интернете и не мог оставаться равнодушным.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Я и сам наблюдал из своих окон, как правоохранители жестко разгоняли мам с детьми. К счастью, не видел, чтобы их били, но женщины реально неслись с колясками по двору в поисках укрытия. Я по первому образованию юрист, и в моей голове совершенно не укладывается, как можно гонять женщин с детьми просто за то, что они подняли руку с белой лентой.

Заметил, что и сам начал раньше и раньше выходить на прогулки с собакой, при этом испытывая все большее волнение за себя и семью.

— Как руководство телеканала и телекомпании реагировало на настроения в коллективе?

— На «Беларусь 5» сформировалась группа комментаторов, которая инициировала собрание с руководством и высказала большое желание не оставаться в стороне от произошедшего. Причем мы встречались не только с руководством телеканала, но и с Иваном Эйсмонтом.

Как граждане и люди, работающие в эфире, мы хотели заявить в соцсетях, что видим происходящее и выступаем против насилия, потому что в первые дни после выборов именно это было главным шоком. Правда, мы несколько разошлись в формулировках, как этот посыл должен выглядеть.

Фото из инстаграма Арташеса Антоняна
Фото из инстаграма Арташеса Антоняна

— И в итоге никакой посыл не прозвучал вообще, так?

— Да, к сожалению.

— Другими словами, вы поняли, что надо либо принять правила игры холдинга, либо уходить со своим уставом?

— Это было мое внутреннее решение. Наш разговор с руководством состоялся в пятницу, 14 августа, в субботу я провел свой последний эфир, а в понедельник уже началась забастовка некоторых сотрудников Белтелерадиокомпании. Тогда же у нас прошло еще одно собрание всем коллективом «Беларусь 5», где хватало возмущений. И там я для себя окончательно понял, что не готов продолжать работу в данных условиях.

«Беларусь 5», наверное, самый демократичный канал. Тем обиднее было уходить»

— Вам больше не хотелось ассоциироваться с телеканалом?

— Не с телеканалом, а с холдингом Белтелерадиокомпании. «Беларусь 5» — это, наверное, самый демократичный канал с хорошим коллективом и понимающим руководством. И тем обиднее было принимать это решение.

При этом я хочу подчеркнуть, что решение я принял исключительно для своего душевного комфорта. У меня не было желания попасть в тренды или как-то обозначиться.

Фото из инстаграма Арташеса Антоняна
Фото из инстаграма Арташеса Антоняна

— Что вам говорили коллеги, которые остались работать в Белтелерадиокомпании?

— Скажу, что не все коллеги проявили себя и сказали слова на прощание. Хотя для меня это был удивительный момент. Все-таки мы столько лет провели вместе, столько дорог исколесили. И даже неважно, почему человек уходит. Надо понимать, что вы в любом случае расстаетесь — пусть даже на какое-то время. Хотелось услышать какие-то лаконичные слова в духе «приятно было вместе работать».

Например, когда в 2015 году я уезжал из Москвы, увольняясь с ВГТРК и радио «Спорт», практически все коллеги попрощались и пожелали удачи. В Белтелерадиокомпании вышло по-другому.

Некоторые не сказали ни слова, но были и те, кто меня прям растрогал. Ребята звонили и чуть ли не плакали — от некоторых я даже не ожидал столько теплоты и дрожи в голосе.

При этом я абсолютно понимаю тех, кто остался. У каждого своя история и личное восприятие ситуации. И когда руководители говорят, если ты не придерживаешься определенной идеологической выдержки, то должен по-честному уйти, наверное, в этом тоже есть логика. Я честно делал свою работу и так же честно заявил о желании уйти. Мне в свою очередь не стали вставлять палки в колеса.

— После поста об уходе из Белтелерадиокомпании вы получили много сообщений?

— Сообщения приходили, но я не вел подсчет. Может, была сотня, может, нет. Но были такие сообщения, которые особенно впечатлили и тронули.

В директ написала моя учительница младших классов из Кобрина Татьяна Васильевна (улыбается). Она просто прислала слова поддержки, напомнила забавную историю из детства — очень теплый и приятный момент.

«За все годы в эфире мне ни разу не было стыдно за свою работу»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Тяжело было решиться на уход, понимая, что альтернатив для работы комментатором в стране практически нет?

— Конечно, я очень люблю свою работу и мне не на что жаловаться в плане творчества. Мне доверяли главные проекты и эфиры телеканала. Я комментировал финалы Лиги чемпионов и Лиги Европы, работал на открытии Олимпиады в Рио и финале чемпионата мира по футболу в Москве. И этим летом я бы больше всего на свете хотел быть на Играх в Токио, а не это вот всё…

Кто-то скажет, что я мог оставаться на телеканале и спокойно делать свою работу. Возможно, когда-то такие флешбэки и случатся. Но на сегодня у меня нет ощущения, что я что-то сделал неправильно. Если бы у меня не было чувства колоссального обмана после выборов, не было и такого внутреннего диссонанса.

— За пять с половиной лет работы на БТ были темы и материалы, от которых приходилось отказываться из-за своих убеждений или за которые теперь стыдно?

— Я абсолютно счастливый человек, потому что за все годы в эфире мне никто ни разу не приходил и не говорил: «Сегодня надо сказать именно это». Мне не стыдно за свою работу. Да и в спорте это сложно представить.

Фото из инстаграма Арташеса Антоняна
Фото из инстаграма Арташеса Антоняна

— А что насчет коронавируса? Весной и летом вы активно работали на матчах чемпионата Беларуси по футболу, которые проходили со зрителями. При этом все включения и флэш-интервью корреспонденты «Беларусь 5» делали без масок. Вам запрещали появляться в кадре в защите?

— Такого не было. Да, мы не обсуждали угрозу коронавируса в эфире — многолетний опыт помогал понять, какие темы можно трогать, а куда лучше не лезть. Но тем не менее мы с коллегами предпринимали попытки, возможно, со стороны едва заметные, чтобы поднимать и этот вопрос.

Если говорить о защите, то тут каждый принимал решение самостоятельно. Я носил маску в метро, на стадионе, в общественных местах, но в эфире снимал ее. Уверяю вас, работать в маске и гарнитуре — это очень сложно.

— Но установок в духе «транслируем, что коронавируса нет», не было?

— Я с этим не сталкивался. Возможно, режиссерам на эту тему что-то и говорили, но до меня такие установки не доходили.

«Я был на забастовке и поддерживаю коллег, которые пытаются донести свою позицию»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Как вы относитесь к мирным акциям?

— Разумеется, я разделяю и восхищаюсь мирными акциями. Сложно понять, как в этом находят какую-то противозаконность. Грустно наблюдать, что там происходят какие-то задержания. Как человек с юридическим образованием я за то, чтобы пресекать попытки беззакония и хулиганства. Но если мы говорим о мирном выходе людей, которые стоят с официально не запрещенной символикой и поют песни, то в моем понимании такие задержания никак нельзя оправдать.

У меня вопрос к тем, кто это делает. Эти люди вообще выезжали в Европу? Любой вечер в условной Флоренции и Венеции выглядит похожим на наши мирные протесты.

— А что скажете насчет забастовок коллег-телевизионщиков?

— Я сам был на забастовке в первый день и поддерживаю тех коллег, которые идут дальше и пытаются доносить свою позицию посредством подобных действий.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Как вы отреагировали на новость о том, что вместо диалога и поиска компромисса со своими сотрудниками на БТ пригласили российских специалистов?

— Мне известно только то, что пишут в СМИ. Сам я этих специалистов не видел и с коллегами не обсуждал. Насколько я знаю, на «Беларусь 5» их точно нет.

Если говорить о ситуации в целом, то мне она совершенно непонятна. Если бы приглашение российских специалистов происходило на конкурсной основе, то это нормальная история. Человек пробуется, пробивается и трудоустраивается — вот норма. Но мы же не об этом говорим, правда?

В моем понимании, до последнего надо пытаться договориться. Я абсолютный пацифист и выступаю за поиск консенсуса.

Еще недавно не рассматривал вариант переезда, «но мы не знали друг друга до этого лета»

— Вы допускаете, что в будущем сможете вернуться на «Беларусь 5»?

— Не скрою, что я, как и мои коллеги, в какой-то мере тешим себя надеждой, что это были не последние эфиры в рамках «Беларусь 5». Возможно, в перспективе произойдут какие-то преобразования, которые позволят рассчитывать на дальнейшую практику.

Никогда не говори никогда. Все-таки у нас не было такого, чтобы, уходя, мы сказали остальным: «Ненавижу тебя, тебя и тебя! Видеть вас больше не хочу». Расстались цивилизованно.

Фото из инстаграма Арташеса Антоняна
Фото из инстаграма Арташеса Антоняна

— В своем прощальном посте после ухода с «Беларусь 5» вы написали, что все равно останетесь в спортивной журналистике. Но останетесь ли в Беларуси?

— В ближайшее время точно да. Я не хотел бы переезжать. И еще недавно вообще не рассматривал этот вариант. Но, как там поется, «мы не знали друг друга до этого лета» (улыбается).

Все будет зависеть от предложений. Я открыт для обсуждения. Конечно, мне бы хотелось остаться в спортивной журналистике. Но в любом случае я готов внимательно выслушать и как минимум рассмотреть каждое интересное предложение по сотрудничеству.

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!