НЕТ - ВОЙНЕ!
Основная версия сайта ЗДЕСЬ
644

"Андрей за решеткой, а его стихи – на свободе". Способ не поддаться унынию от нашенивца Скурко

19.07.2022 Источник: Настоящее время

"Настоящее Время" показало, что белорусы создают в заключении, – и рассказало, как в этих условиях им удается находить в себе силы на творчество. Среди героев материала руководитель отдела рекламы и маркетинга старейшей белорусской газеты "Наша Ніва" Андрей Скурко. Журналист и поэт Андрей Скурко сочиняет стихи, на основе которых его друзья на воле делают детские мультфильмы на белорусском языке. Перепечатываем эту часть материала.

Андрей Скурко – руководитель отдела рекламы и маркетинга старейшей белорусской газеты "Наша Ніва", в разные годы был ее автором и редактором, с 2006 по 2017 год – главным редактором, а также писал для журнала "Наша гісторыя".

В июле 2021 года Скурко и других его коллег арестовали якобы за организацию протестов, но в итоге в связи с протестами не предъявили вообще никаких обвинений. Андрея осудили на 2,5 года лишения свободы по статье 216 ("Причинение имущественного ущерба без признаков хищения"). Суд согласился с доводами следствия о том, что руководство "Нашай Нівы" якобы неверно оплачивало коммунальные услуги – по тарифам физлиц, а не юридических – и так причинило ущерб предприятию "Минэнерго" в размере более 10 тысяч рублей (около $4 тысяч). При этом само предприятие с претензиями никогда не обращалось.

В начале июня 2022 года Андрея перевели в колонию №15 в Могилеве. Оттуда он пишет стихи для своего маленького сына Томашика – а на воле они превращаются в мультфильмы.

Жена Андрея Паулина рассказывает, как появились первые стихи: "Две недели после задержания Андрея держали в ИВС на Окрестина в Минске. По четвергам там принимают передачи для заключенных – два килограмма. И ты все думаешь, что туда положить, в эти два килограмма: пасту маленькую, щетку зубную. Многое не берут. Я помню, что паковала ему какие-то орешки, печенье – то, что не портится. А на Главпочтамте купила много открыток, просто для поднятия боевого духа, с изображением разных зверей – это объекты наших семейных шуток, мемов. Я знала, что они его взбодрят".

Эту передачу отдали только через неделю, когда Андрея перевозили на Володарку (СИЗО на улице Володарского в Минске). "Его перевозили в ужасном состоянии: он, вероятно, заболел коронавирусом, никакой помощи не оказывали, он очень сильно кашлял, была высокая температура. Когда он попал в следственный изолятор, его сразу перевели в медчасть и там откачали. И вот он попал туда с этой передачей, где были мои открыточки. Прошла, наверное, неделя после того, как он попал на Володарку, и мне приходит первое письмо. В нем открытка с лосем и первое стихотворение – про лося и 38 пирогов".

"Это была такая попытка не поддаться унынию, тоске в этих диких обстоятельствах", – говорит Паулина. Она стала постоянно передавать открытки мужу, а он пересылает в письмах по одной с несколькими стихами. Паулина начала публиковать эти стихи в фейсбуке, а коллеги Андрея Скурко по "Нашай Ніве" их перепечатали. Так стихи увидели авторы детского ютуб-канала "Бэйбус" (в переводе с белорусского – шалун, баловень) и решили анимировать их. Всего "Бэйбус" уже опубликовал 55 мультфильмов-стихов в серии "Пра сланоў і барсучкоў для дзяўчат і хлапчукоў" ("Про слонов и барсучков для девочек и мальчиков").

"Когда об этом узнал Андрей, он, конечно, был ужасно рад, – рассказывает Паулина. – Рад, что это имеет какой-то смысл".

Сыну Андрея и Паулины Томашу сейчас 2,5 года. "Если бы не было этого малыша, не знаю, писал бы Андрей эти детские стихи? А так у него есть такая удачная попытка сохранять связь, – говорит Паулина. – Когда Андрея забрали, малышу было 1,5 года, он все это видел. Сегодня лежал со мной и рассуждал: "Папа в замке? – Папа в замке. (СИЗО на улице Володарского в Минске размещается в Пищаловском замке – НВ). – А его скоро выпустят? – Скоро. – А его хорошие или плохие люди выпустят?" Вот так мы с ним разговариваем. И он, конечно, все эти стихи ужасно ценит: понимает, что они ему приходят, знает, на какой открытке какое стихотворение написано".

В студенческие годы Андрей писал тексты песен для музыкальной рок-группы "Цмокі", в которой играл, но для себя, для души не писал стихов никогда, вспоминает его жена: "Он говорил своей маме: "Я понимаю, что не буду гениальным поэтом, а посредственным – зачем быть?" А потом появились детские журналы, которые издавала "Наша Ніва", – "Дуда" и "Осторожно: дети!". Им постоянно нужны были стихи к теме номера, и редакторы часто обращались к Андрею. Он писал, и получалось довольно удачно".

Для этих журналов Андрей успел поработать и из тюрьмы: по заказу редакции придумывал сценарии комиксов и высылал из СИЗО письмами. "С Нового года издания вынуждены были остановить выход, но конец лета и всю осень выходили с комиксами и стихами, созданными в минском тюремном замке", – рассказывает Паулина.

Там же, в изоляторе, Андрей по памяти перевел на белорусский язык поэму Корнея Чуковского "Айболит" – у Скурко получился "Доктар Будзьздароў". "Его взялось издавать одно издательство: журнал "Ситидог" опубликовал начало, и сразу же мне написала женщина из США, что могла бы поддержать его финансово", – говорит Паулина.

"Я думаю, что творчество – это способ для политзаключенных дистанцироваться от той ужасной ситуации, в которой они оказались. Это такой внутренний побег. Поэтому тем, кто может найти себя в творчестве, очень повезло – им немного легче, чуть веселее сидеть", – говорит жена Андрея Скурко.

"Сейчас стихи, которые пишет Андрей из колонии, очень часто – о наших с Томашем приключениях или занятиях, которые я детально описываю в своих письмах, – рассказывает Паулина. – Например, одним из последних мы получили стихотворение про купание – мы с Андреем вспомнили, как мы купали Томаша, когда он был совсем маленьким (до 1,5 лет, до того времени, когда Андрея забрали). Я рассказала, как малыш купается сейчас, уже во взрослой ванне, каких "друзей" берет с собой. И результатом этой переписки стало стихотворение".

"Бывает, мы пишем папе наши заказы: считалки, например, или скороговорки, или Томаш просит стихотворение про коня, – продолжает Паулина. – Или я пишу, что Томаш увлекся фламинго – и через 10 дней к нам приходит открытка с фламинго со стишком на обратной стороне".

Согласно приговору, Андрей Скурко должен выйти на свободу 18 августа 2023 года.

У Андрея есть планы, есть вдохновение, и это радует, говорит Паулина: "Выходят стихи, и это небольшое, но восстановление справедливости. Сам Андрей несправедливо за решеткой, но его стихи – на свободе, и у них счастливая судьба".

Целиком материал можно посмотреть здесь.

Читайте ещё:

Колькі журналістаў выехала з Беларусі? Размаўляем з намеснікам старшыні БАЖ Барысам Гарэцкім

Як змагаецца інфармацыйны спэцназ Лукашэнкі. Тлумачыць Гурневіч

Сергей Дорофеев: Чего боится это молчание?

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!