НЕТ - ВОЙНЕ!
Основная версия сайта ЗДЕСЬ
281

10 советов по использованию геолокации и открытых источников в расследованиях

01.08.2022 Источник: By Лора Диксон

Просматривая Фейсбук-страницу возможного подозреваемого, цифровой расследователь заметил кое-что необычное. Фигурант всегда любил произвести впечатление своими селфи, но этот кадр был особенным.

Человек смотрел в объектив на палубе корабля у ливийского побережья. На заднем плане, если приглядеться, можно было разглядеть военную технику и даже некоторые отличительные знаки на ней.

Именно этой детали в головоломке и не хватало Бенджамину Стрику, директору по расследованиям в Центре информационной устойчивости, и его команде, для публикации расследования о нарушении эмбарго на поставки оружия в Ливию. Основанный два года назад Центр – независимая некоммерческая организация из Британии. Её миссия – «бороться с дезинформацией, освещать нарушения прав человека и противостоять онлайновым практикам, которые вредят женщинам и меньшинствам».

Сейчас у них уже около 60 сотрудников, а среди советников – бывший президент Эстонии Тоомас Хендрик Илвес и ветеран журналистики, документалист Саймон Островский. В списке их флагманских проектов – «Свидетели Мьянмы» – проведенное на основе открытых источников расследование нарушений прав человека после военного переворота 2021 года, а также «Eyes on Russia» – детальная и ежедневно обновляемая карта нынешней войны в Украине.

Главный вывод из этих проектов и из ливийской истории очень важен: цифровой мир предоставляет огромное количество возможностей тем, кто пытается выводить преступников на чистую воду. В цифровую эпоху журналистам-расследователям не стоит забывать о силе самообличающего селфи.

Бен Стрик специализируется в цифровых расследованиях с использованием данных, карт и других инструментов геолокации или геопозиционирования (процесса определения географического положения объекта). Стрик стремится с помощью этих методов изобличать зло, в особенности нарушения прав человека. Он сотрудничал с расследовательскими группами BBC Africa Eye и Bellingcat, занимался расследованием казней в Камеруне, документировал уничтожение деревень в Мьянме и детально изучал резню в Судане.

Выступая в 2022 на Международном фестивале журналистики в итальянской Перудже и общаясь с GIJN после этого мероприятия, Стрик дал ряд советов журналистам по использованию геолокации и работе с открытыми источниками.

1. Ищите отличительные признаки на местности

Расследуя нарушения прав человека, Стрику приходится порой отсматривать очень тяжёлые кадры. Одна особенно жуткая история началась с кадров того, как женщин и детей гнали по пыльной тропе в Камеруне. У одной из женщин ребёнок был примотан за спиной, другая вела детей за руки – а солдаты её подгоняли. Видео было просто ужасным. Потом жертвам завязывали глаза и расстреливали – вся казнь была запечатлена в записи.

«Такие душераздирающие события действительно случаются. К счастью, в этот раз оно было записано на видео», – сказал Стрик. «Когда видео опубликовали, правительство Камеруна сказало, что это фейк, фотошоп и вообще снято в другой стране. Мы решили попытаться опровергнуть их заявления».

«Это как играть в ‘Найдите 10 отличий’, только в журналистской версии для взрослых», – говорит Стрик.

Сотрудничая с командой BBC Africa Eye, Стрик и другие расследователи разобрали видеозапись по кадрам, пытаясь определить, где это снято и кем. Сперва проанализировали горный хребет на заднем плане, и с помощью Google Earth смогли определить специфический профиль вершин. Потом им удалось на спутниковых снимках найти характерный поворот на пыльной тропе и стоящие рядом здания. В результате видеорасследование «Анатомия убийства» получило премии Peabody и DIG Awards. 

«Мы всегда изучаем даже мельчайшие подробности», – объяснил Стрик. «Хотели на каждое дерево в кадре найти соответствие на спутниковых снимках, чтобы потом сказать: «Попробуй-ка нас опровергни!»

В другом случае, расследуя видео о российском вторжении в Украину, мы по рельсам и характерной застройке помогли репортёрам определить место обстрела».

Для таких расследований Стрик рекомендует использовать Google Earth; бесплатные спутниковые снимки из Sentinel Hub, которые обновляются каждые пять дней; а также изображения высокого разрешения, которые иногда публикует Maxar. Хотя последние чаще всего только продаются за деньги, иногда можно и просто попросить их у пресс-службы. Он отметил, что в Maxar снимки высокого разрешения разбомблённого драмтеатра в Мариуполе были «настолько хороши», что можно было прочитать написанное до обстрела на земле слово ДЕТИ. «Спутниковые снимки – очень мощная штука», – сказал он.

2. Используйте спутниковые изображения для определения дат

После того, как журналисты определили место конкретного события, им нужно выяснить, когда это событие произошло.

«Это как играть в детскую игру «Найди 10 отличий», только в журналистской версии для взрослых», – говорит Стрик. В камерунском деле они смогли определить, каких новостроек не было на видео в момент атаки, что помогло сузить возможный временной диапазон. «Этого здания не было в 2014-м, но уже появилось в 2016-м… Так можно определить интервал этих событий».

3. Определяйте время года по солнцу и теням

«Солнечные часы сейчас можно найти разве что в парках: бетонная конструкция отбрасывает тень на циферблат. Но ведь тень отбрасывает даже этот человек», — сказал Стрик в выступлении на перуджийском фестивале, указывая на одного из солдат на камерунском видео и его тень на песке. Для приблизительного определения даты и времени по положению солнца можно использовать популярные инструменты SunCalc и NOAA Solar Position Calculator.

Стрик объяснил, что они определили направление солнца, и в указанном примере под таким углом солнце могло светить только в конкретные моменты времени в некоторые годы. С учётом этих сведений команда смогла еще больше сузить диапазон и определить, что видео было снято с 20 марта по 5 апреля 2015 года – за три года до того, как запись казни была загружена в Сеть.

4. Цепляйтесь за мелкие, но потенциально важные детали

Изучение публикаций или видеозаписей в соцсетях может дать дополнительные доказательства или зацепки расследователям. Например, в камерунском видео на одном из автоматов, которыми размахивали солдаты, был виден табельный номер. Когда правительство Камеруна сказало, что такую форму их солдаты не используют, следователи нашли фотографии, которые сами солдаты публиковали в Фейсбуке. Что на них было надето? Такая же форма, как и у мужчин в видео.

«Власть, которой мы обладаем как журналисты-расследователи, заключается в том, чтобы дать слово жертвам и пострадавшим».

«Опять-таки, спасибо Facebook и Snapchat! Солдаты загружали свои фотографии, снятые всего в пяти километрах от места событий», – говорит Стрик. После того, как наша команда определила расположение армейской базы, мы стали пытаться определить, кто там присутствовал в момент этого нападения.

5. Не стоит недооценивать силу тщеславия

В Камеруне Стрик и другие расследователи смогли идентифицировать троих мужчин, в основном, благодаря видео и фото, которые эта троица публиковала в соцсетях. «Так удобно, когда они сами себя задокументировали!»

В случае ливийского селфи фигурант хотел произвести впечатление на женщин в соцсетях, а в итоге сам себя уличил в нарушении оружейного эмбарго.

6. Играйте «вдолгую»

После того, как команда опубликовала историю про насилие в Камеруне, было несколько попыток привлечь запечатлённых на видео солдат к ответственности. «В конце концов, в 2020 году четверо из них были осуждены на 10 лет», – объясняет Стрик. «Хоть какой-то справедливости и ответственности мы добились. Власть, которой мы обладаем как журналисты-расследователи, заключается в том, чтобы дать слово жертвам и пострадавшим. В конце концов, ради этих женщин и детей мы и должны делать свою работу».

Путь к правосудию может занять много времени, но во многих делах именно материалы журналистов-расследователей о нарушениях прав человека используются для привлечения преступников к ответственности.

7. Используйте социальные сети чтобы сопоставлять и перепроверять свои находки

Видеозаписи, опубликованные очевидцами в соцсетях, могут дать много ценной информации о том, как всё на самом деле происходило. Кода в Судане на акции протеста стали звучать выстрелы, а затем началась настоящая бойня, Стрик, анализируя стримы в Фейсбуке, смог разобраться в происходящем, и по временным меткам на каждом из видео «определить, когда именно стали звучать выстрелы и когда началось нападение».

Отдельные видео с мест бывают нечёткими, трясущимися, и могут показывать только часть истории. В указанном случае Стрик собрал три трансляции с места событий и сопоставил их, чтобы точно определить ход атаки.

«Хороший способ разобраться в хаотичных записях – с помощью спутниковых изображений, расставляя метки на карте, чтобы само место рассказывало историю, и для аудитории всё было понятно», – говорит Стрик.

По его словам, начиная с декабря, когда расследователи стали замечать танки на железнодорожных платформах, которые везут по России, образовался большой совместный проект по расследованию этих кадров: «Eyes on Russia». С начала вторжения расследователи Центра и их партнёры подбирают, геолоцируют и по возможности верифицируют фото и видео из соцсетей, проводя своего рода массовое картографирование конфликта.

В одном из примеров команда использовала спутниковые снимки для верификации кадров из TikTok, запечатлевших обстрел в Харьковской области: «место, которое сровняли с землёй к концу февраля». В совместной работе команда смогла определить, откуда мог быть произведен обстрел, хотя что именно происходило на месте оставалось неясным.

Возможность коллективными усилиями проверить кадры в соцсетях показывает силу «организаций, которые работают сообща, чтобы донести информацию до СМИ и сохранить всё в архиве для дальнейшего правосудия и привлечения к ответственности», – говорит он.

8. Помните о силе сотрудничества

Еще в одном совместном проекте, «Карта российско-украинского мониторинга», объединили свои усилия расследователи из Центра информационной устойчивости, Bellingcat, группы по работе с открытыми источниками GeoConfirmedConflict Intelligence Team, и Advance Democracy, а также другие волонтёры, которые помогают картографировать, документировать, архивировать и расследовать то, что происходит в Украине. По словам Стрика, именно благодаря такому сотрудничеству часто можно провести успешное расследование там, где требуется глубокое исследование по открытым источникам и необходимо геолоцировать много данных.

Похожей расследовательской базой данных был и Проект Очелли «Центра дополнительных исследований», который Стрик соучредил, чтобы найти доказательства разрушения деревень рохинджа в мьянмском штате Рахине.

«У нас не было финансирования, работали мы только с группой студентов», – объясняет Стрик. «С помощью Google Earth мы нанесли на карту каждое сгоревшее здание, а потом в электронной таблице увидели, что этих зданий тысячи». В итоге команда задокументировала 38 000 разрушенных домов.

Онлайн-расследования, говорит он, позволяют сотрудничать географически разрозненным командам. Также журналисты могут расследовать события в стране, в которой они сами не находятся. «Кто-то может сидя на удобном диване в Лондоне анализировать Google Earth на предмет нарушений прав человека», – сказал он.

«Вся концепция работы с открытыми источниками – это как если бы вам подарили торт, а к нему рецепт и все ингредиенты», – Бен Стрик

«Эти инструменты сильно поменяли наш взгляд на военную журналистику», – рассказывает Стрик GIJN после экспертной дискуссии. «Нам не нужно садиться на телефон и обзванивать: «А где было снято то? А когда было снято сё? А что мы тут видим?» Можно сопоставить данные со спутниковых снимков и, выбирая детали, самостоятельно всё подтвердить».

9. Забрасывайте широкую сеть по источникам данных

Сейчас в распоряжении журналистов – огромное разнообразие источников информации, говорит Стрик. Это и данные с транспондеров самолётов, и регистры судоходства, и Wikimapia, и тепловые карты пожаров NASA FIRMS, и даже съёмки с камер наблюдения.

Он показал пример записи с камеры наблюдения в сельской местности в Украине, которую, вероятно, поставил фермер, чтобы приглядывать за скотом, но которая не была защищена паролем. Расследователи по открытым источникам в начале этого года увидели там, скорее всего, российский батальон, который с трудом пытается установить коммуникационное оборудование.

Хотя само это видео ничего не доказывает, «оно может дополнить информацию с мест событий», – говорит он.

10. Важно, как вы рассказываете историю — репортажи по-разному действуют на разную аудиторию

Показывая изнанку своего расследования, объясняйте путь доказывания своей гипотезы. Детальное пояснение методов для аудитории даёт очень мощный эффект, отмечает Стрик. 

«Мне кажется, когда используешь эти инструменты и приёмы, то полезно не только рассказывать, но и показывать всё зрителям», – сказал он. «Так публике предъявляются факты». 

«Вся концепция открытых источников», – продолжает он, – «сродни тому что я дарю вам торт, а к нему в нагрузку рецепт и ингредиенты. Если дарю вам историю, мол, «вот что у нас есть», а к ней прикладываю публично доступные инструменты, то вы сами можете проделать эту работу и прийти к тем же выводам… а может и к совсем другим выводам? Это очень важно!»

Истории, основанные на визуально верифицируемой информации могут также помочь рассказать историю в политически напряжённом контексте. «Российская аудитория сейчас одна из самых главных аудиторий… мы можем донести правду до самой важной публики», – сказал Стрик журналистам в Перуджи. «Важно доносить до них информацию, чтобы противостоять нарративам, которые они день ото дня видят на государственном ТВ, – а для нас важно, чтобы публика видела обе точки зрения на события».

Самые важные новости и материалы в нашем Телеграм-канале — подписывайтесь!