Аўтарская калонка

Русакевичу – «пять»!

26.12.2011 Аўтарская калонка Андрэя Бастунца 1390

Началось со звонка Марины Коктыш. Она попросила прокомментировать для «Народнай волi» награждение министра информации Владимира Русакевича орденом Франциска Скорины. Трудно отказать красивой женщине, но я сделал это (!).

Началось со звонка Марины Коктыш. Она попросила прокомментировать для «Народнай волi» награждение министра информации Владимира Русакевича орденом Франциска Скорины. Трудно отказать красивой женщине, но я сделал это (!). Сказал, что меня мало интересуют и факт награждения, и награжденный, и тот, кто его наградил. Казалось, закрыл тему. Ан нет!

«Советская Белоруссия» к ней вернула, напечатав «Пять событий глазами министра информации Владимира Русакевича» Решив, что министр подводит итог медийного года и неплохо бы сравнить его с собственными оценками, взялся читать.

Но Русакевич ограничился событиями последних дней (за какой точно период составлялся «топ», не указано). И награждение Франциском среди этих событий присутствовало (единственное выделенное министром в подразделе «Рождественская неделя» среди прочего «радостного и доброго»).

На других местах оказались президентские премии деятелям культуры и искусства (в числе лауреатов — журналистка газеты «Звязда» и весь авторский (?) коллектив «СТВ»), выход цветного номера «Советской Белоруссии» для Гомельщины, четвертый Рождественский турнир любителей хоккея на приз Президента и массовые беспорядки в Кении, которые «после президентских выборов унесли жизни по меньшей мере 340 человек. Около 100 тысяч человек стали беженцами». (По последним данным пострадавших значительно больше).

Почему именно события в Кении затесались в перечень воистину судьбоносных событий, отмеченных Русакевичем, становится понятным, когда автор объясняет, «из-за чего все началось». Оказывается, не из-за подозрений в фальсификации выборов и не из-за межэтнического конфликта, а «с заявлений международных наблюдателей о том, что выборы не достигают уровня международных стандартов и не вызывают доверия». Что же, отдадим должное профессионализму автора: по всем медийным законам тема максимально приближена к читателю («мы… тоже слышали подобные высказывания в свой адрес. Но, к счастью, …. народ доверяет своему руководству, … поэтому и попытки дестабилизировать ситуацию не находят здесь отклика»).

«Список Русакевича» годится в новостную ленту любого белорусского телеканала (зря ли в министерском «топ-портфеле» упоминается СТВ, которое только по названию «Столичное», а по сути — национальный продукт, как одноименная водка). У нас — награждения и Рождественский турнир хоккеистов-любителей на призы Президента, у них — убийства после выборов, когда власть не смогла обеспечить стабильности. У нас -газета в цвете для региона и орден Франциска Скорины, навевающий романтические воспоминания о «брегах Невы, где, может быть, родились вы или блистали, мой читатель», у них — международные наблюдатели-провокаторы и сто тысяч беженцев.

Соотношение позитива и негатива 4 к 1, дабы сохранить правильный взгляд на мир и иметь с чем сравнивать. И президент, опять же, на своем месте и в нужных пропорциях: в трех информационных блюдах из пяти, включая первое (премия «За духовное возрождение», хоккей на приз Его же, альтернатива Кении: «…как отметил Президент в новогоднем поздравлении, идем своим путем» — более чем уместное упоминание о Новом годе!). В двух оставшихся он присутствует незримо: для Гомельщины выпущен цветной номер не чего-нибудь, а «СБ» (издаваемой Администрацией президента), и министра информации, назначенного на должность главой государства, наградил орденом он же.

Впрочем, в лице министра, по его же собственному признанию — на сей раз отдадим должное скромности Владимира Русакевича, — отмечена вся отрасль (как по писанному его тезкой Маяковским: мы говорим одно, подразумеваем другое).

К искренним благодарностям министра полиграфистам и работникам системы «Союзпечать» присоединяются коллеги из негосударственной прессы. Беда ли, что одних уж нет, а те — далече! А третьи…

Вспоминаются отчаянное объявление на стекле газетного киоска в Барановичах: «Интекс-пресс» не бывает!» и — почему-то — надпись на ином киоске, в Сочи, жарким августом 87-го: «Пива нет и не будет!».

С тех пор в Сочи не был. Но, кажется, с пивом там все в порядке.