Аўтарская калонка

Не стоит спорить о бесспорных вещах

31.05.2016 Аўтарская калонка Анатоля Гуляева 1439

Христос сойдет с креста только после того, как в него поверят евреи. А евреи поверят в него только после того, как он сойдет с креста...

(Леон Блуа, католический писатель)

code.jpg

Новые технологии и старые методы

Недавнее обсуждение истории годичной давности с попыткой внесения изменений в этический Кодекс ОО "БАЖ" выявило несколько сразу закономерностей.

Первая. За прошедшее после съезда время аргументы противников внесения изменений нисколько не изменились. Сохранился, например, весьма популярный, если не основной из них: “…Не нужно никаких изменений, поскольку всё равно выполнять заложенные в них требования никто не будет”. Мысль поразительная по глубине и уникальная по качеству.

Вторая закономерность. Саморегулирование СМИ на основе этических кодексов по-прежнему воспринимается многими из нас не как самоограничение, а как самоуправство. Именно поэтому так часты случаи “прихорашивания” авторского текста, взятого (пусть даже и со ссылкой) из других изданий. В том числе, изменение заголовков, ужесточение формулировок, иногда кардинально меняющих акценты. Что есть, по мнению юристов, прямое нарушение Закона об авторском праве. В интервью mediakritika.by главный редактор сайта Jurcatalog.by Илья Латышев утверждает: “Это однозначное нарушение авторского права. Только автору или издателю, если автор передал ему права на свой текст, принадлежат права на изменение и переработку текста”.

Правда, это не мешает оппонентам утверждать: они-то лучше знают, какой заголовок дать заимствованному материалу! Да, наверное…Тем более, что новый заголовок поисковик видит как новый материал и отсылает посетителя уже не к первоисточнику. Так в прежние времена конокрады перекрашивали краденого коня и продавали его как своего. Новые технологии не исключают старых методов…

Нужны ли изменения?

Один из студентов ЕГУ – очень способный парень Евгений Гончар – на днях будет защищать бакалаврскую работу на тему возможности и необходимости внесения изменений в этические Кодексы белорусских профессиональных журналистских сообществ с учетом специфики новых носителей информации. Он разработал и разослал анкеты и провел весьма интересный опрос. То есть, что касается журналистских сообществ, анкеты удалось адресовать только членам БАЖ. Коллеги из БСЖ в процессе переговоров принять участие в опросе вроде и не отказались, но и публиковать анкеты нигде ни в каком виде не стали по неизвестным мне причинам.

В итоге респондентами были члены Белорусской ассоциации журналистов и посетители социальных сетей.

От членов ОО "БАЖ" пришло 97 ответов, от посетителей социальных сетей – 293. Для непрофессионального опроса, не претендующего на репрезентативность, совсем неплохо.

В результате опроса членов ОО "БАЖ" выяснилось:

  • 94,7% опрошенных членов ОО "БАЖ" высказались "за" соблюдение журналистами принципов профессиональной этики; 5,3% не посчитали это нужным;
  • 65,3% опрошенных членов ОО "БАЖ" не только считают профессиональную этику важной, но и следуют ее принципам в своих повседневных практиках; 25,3% не соблюдают принципы профессиональной этики, хотя, возможно, и считают это необходимым;
  • на вопрос "Обязан ли журналист следовать журналистской этике в любых публикациях и коммуникациях в Интернете?" 84,2% опрошенных членов ОО "БАЖ" высказываются за то, что в любых журналистских публикациях и коммуникациях в Интернете журналист обязан следовать профессиональным этическим принципам; 15,8% считают, что это не является обязательным;
  • 88,2% посчитали, что этические стандарты и принципы "традиционных СМИ" распространяются на журналистов, работающих в Интернете; 11,8% дали отрицательный ответ;
  • 88,2% опрошенных членов ОО "БАЖ" считают, что решение проблемы взаимоотношения журналистской этики и Интернета должно быть отражено в качестве дополнения к существующим кодексам БАЖ и БСЖ. Причем только 11,8% считает, что это должно произойти в виде создания абсолютно нового Кодекса "нетикета".

В дополнение к ответам были высказаны мнения:

  – «Заўсёды падпісваць свае допісы поўным імем (журналісцкім псеўданімам). Журналіст не мусіць хавацца за ананімнасцю, акрамя выпадкаў, калi выкананне задання рэдакцыі яе прадугледжвае»,

– «Ссылка на первоисточник, с обязательным указанием автора»,

– «Не оскорблять друг друга в социальных сетях»,

– «Если журналист в социальных сетях позиционирует себя как журналист конкретного издания, ему следует быть осмотрительнее с резкими высказываниями на тему политики и прочих острых вопросов, т.к. публика может воспринять его частное мнение как трансляцию позиции издания, а это может навредить его имиджу».

Другая анкета распространялась посредством таких социальных сетей, как VK, Facebook, Twitter. По итогу удалось собрать ответы 293 респондентов, каждому из которых предстояло ответить на те же 6 вопросов, что и в предыдущей анкете. Причем 85,2% опрошенных пользователей соцсетей всё равно считает журналистскую этику необходимой при работе профессионала в социальных сетях. 14,8% не разделяют этого мнения.

По всем остальным вопросам ответы "непрофессионалов" были примерно такими же, как и членов ОО "БАЖ". То есть укладывались в русло того, что на съезде предлагала Комиссия. То есть, соглашались – изменения необходимы. Но не в виде отдельного, особого Кодекса нетикета, а в виде отдельных дополнений по отдельным пунктам существующего Кодекса журналистской этики.

Но…

Вот странность: при всем при этом за минувшее после съезда время Комиссия по этике, чьи предложения о внесении изменений не были приняты на минувшем съезде, не получила никаких иных предложений о том, как бы следовало наши предложения изменить или усовершенствовать.

Несмотря на то, что был целый ряд публикаций по проблеме – моих в том числе. Были постановления Комиссии, вызывавшие довольно оживленную полемику, – но только в рамках данного конкретного конфликта.

То есть обсуждения как такового не произошло. А значит, большинству членов сообщества проблема показалась неинтересной. Получается, большинство членов сообщества готово поверить в необходимость внесения изменений в этический Кодекс, как утверждалось на съезде, только после обсуждения проблемы. Но получается также, что обсуждение проблемы возможно только после того, как большинство членов профессионального сообщества поверит в необходимость изменений.

И что по этому поводу сказал бы католический писатель Леон Блуа?