Аўтарская калонка

Маня Мышковец: Непоправимая правка

11.03.2019 Авторская колонка Мани Мышковец 603

У меня переписали текст. Стилистически правильно сказать: мой текст переписали. Но тогда значит, что пострадал мой текст. А которые сутки страдаю я!

И вот ведь незадача: я сначала согласилась с редактором, что все в этом тексте надо переконструировать, вынести в начало как будто скандальную опцию, а потом — как у меня — будто все по порядку, что откуда и почему.

Вынесла. Опция, по моему разумению, еще не тянула на скандал — так в варианте текста и получилось. Хотя этот «перевернутый» вариант мне даже понравился: намек на скандал, а дальше — посмотрите-ка, что к тому приведет.

Мой редактор, полагаю, возмутился, не увидев полноты ожидаемого им скандала. И переписал текст по первому, предоставленному редакции варианту — по схеме, что откуда и почему, да и что из этого выйдет. По своему разумению при этом сократил цитаты экспертов, добавил что-то из расхожих мнений о ситуации, выдав это моим, авторским текстом...

Дрянь получилась. Вроде, ничего не перепутано: и цитаты тех, кто говорил; и проблема есть; и скандал непременно назреет — а все не так, как тут у нас сложилось.

Прости, пишет правящий редактор, я тут все актуализировал... И, как говорится, мову занимает от того, что ему, далекому от наших проблем, но должностью обязанном разбираться в проблемах если не мировых, то региональных, все тут у нас так получилось ясно...

Я вот которые сутки сижу и думаю: может, это кара Божья за то, что когда-то неразумных своих начинающих репортеров учила «делай, как я». Садила рядом, правила и рассказывала: здесь надо бы так, здесь перебор с эмоциями — сократим, здесь непонятно — добавим. Как в каком спортзале: будешь делать так, повторяя многократно — вырастет вот такая мышца и втянется живот.

Вот только сердечная мышца от многократной нагрузки не растет — слабеет.

И живот — у некоторых — растет независимо от добросоветсных тренингов.

А у совсем некоторых вырастают не рога — корона.

«И молчальники вышли в начальники» даже из тех, кто пыхтел рядом, не возражая, аккуратно внося в свои тексты мои старательно разжевываемые правки.

И этот новый начальничий «карандаш» уже не церемонится с такими старомодными мудростями, как авторский стиль, авторский ритм текста да и вообще авторство.

Объясняют мне: нынче новые схемы подачи материалов! И теперь ты делай, как я — по утвержденным схемам.

На уважаемом мною сайте в один день три очень неплохие работы были поданы в графиках. И это «в графиках» было вынесено в заголовок. Две статьи (статьи? — не могу по графикам определить жанр, хотя любопытно) с графиками прочла, третью не хотелось, хотя я не рядовой читатель...

Может — не спорю — статистика посещаемости наших порталов свидетельствует, что большое число пользователей, ограниченных временем прочтения (как я понимаю), щелкает на заголовки со словами «10 (20) фактов о...».

Может, вынесение в заголовок фразы «Объясняем, что это значит» привлекает значительное число читателей, не стремящихся думать, что на самом деле значит та или иная подборка фактов или цитат.

Но только ли мне кажется, что на наших сайтах — за редким исключением — уже не читают? Пролистал ленту, проглядел, «щелкнул график — увеличил трафик»...  

И журналистская работа сводится к формуле: составил строчки — расставил точки.

Мой «актуализированный» бойким редактором текст лежит где-то в глубинах интернета. Мне хочется, чтобы с каждым днем и часом он был погребен как можно глубже. Но этот измучивший меня мертвец тянет ко мне свои искореженные строчки — над ним стоит мое имя!

Внезапно обнаружила: боюсь писать.

Подтруниваю над собой: профтравма, вспомни-ка рекомендации тренингов по преодолению посттравматического синдрома.

Но это была какая-то непоправимая для меня правка!

Как непоправимо правим мы сейчас свою еще верящую нам аудиторию, приучая «прокручивать», «щелкать» и питаться готовым объяснением «что это значит».

Или воспитательную, развивающую интелект функцию журналистики кто-то из новых редакторов уже невозвратно отменил?