Аўтарская калонка

Максим Жбанков. Зеркальные войны: мы против нас

22.02.2016 Аўтарская калонка Максіма Жбанкова 1109

Нет мира в наших медиа. И, подозреваю, не было никогда. Обычно это значит профессиональную конкуренцию – борьбу за ресурсы, каналы вещания и читателя. Это практики вербовки, захвата и присвоения. Опыты агрессивного продвижения своего продукта и присущих ему схем понимания реальности. Такое зовется информационными войнами. В мире рынка подобное абсолютно нормально. Но у нас-то собственная гордость! Здесь информационной войной привыкли считать схлест пропагандистских потоков в режиме коммунальной ссоры: кто кого перекричит. Только вот какая штука: в таком спарринге победителей не бывает.

Могу утверждать это абсолютно уверенно. Поскольку за время нашей независимости пережил вместе с нацией несколько волн обострения информационной конфронтации.

Отлично помню белые полосы газет с аварийно снятым докладом антикоррупционной комиссии, злобные политические телепамфлеты Юрия Азаренка, бульварную лексику «Совбелки», истеричных телеведущих с обещаниями терактов, «шприцы и порно» в постановочных съемках с Плошчы – но также и саркастичные тексты родной «БДГ», суды и мощные штрафы для независимых изданий за вольные выводы с лихими метафорами, бойкие заголовки, остро сатирические коллажи на «спинке» газеты «Имя» и образцовый знак эпохи – рисунок нынешнего тихого рисовальщика из «СБ» на первой полосе тогдашних «Свободных новостей»: информационный киллер господин Зимовский, торчащий, простите, из расстегнутой ширинки.

На войне как на войне: тогда бодались всерьез и в выражениях особо не стеснялись. Возможно, потому, что свято верили в свою правоту и в слабость противника. Схватка для обеих сторон казалась короткой и предсказуемой. Что тут разговаривать? Вломил и выиграл. Победителей не судят.

Быстрой победы на пике политического противостояния не дождалась тогда ни одна из сторон. Приходится жить рядом – так и не примирившись с присутствием идейного противника. Что делает неизбежными регулярные диверсионные вылазки и боевые рейды. Звать эти тактические инфо-выбросы войной смешно: не тот масштаб. Не те задачи. Ноль стратегии. Точней обозначить их как фантомные рецидивы боевого прошлого. Самовозгорание энергетического запаса.

Когда полыхает праведным гневом с экрана ТВ почтенный председатель Белтелерадиокомпании, это обычно смешно, иногда противно, часто нелепо. Но, в принципе, вполне объяснимо: что взять с человека – артист, тонкая натура, любимец муз, комок эмоций. Живет инстинктами, не ведает, что творит. Уже не артист, а чиновник? Да ладно, без разницы. А вот когда в ответ с «Нашай Нівы» звучит «Старшыню Белтэлерадыёкампаніі кантузіла на інфармацыйнай вайне?» – это уже вполне осознанный ход. Симметричный такой ответ: получи, родной, гранату. Как бы победа. Только вот чья?

Агрессивная коммуникация – тоже искусство. Один из его ключевых принципов: спровоцировать противника, навязав ему желаемый режим общения. Собеседника разводят на эмоции. Делают рискованные заявления, переходят на личности, искусственно повышают градус контакта, выводя оппонента из равновесия и вынуждая потерять контроль над собой. Зачем это нужно? Чтобы потом вполне обоснованно заявить: «Да гляньте только на эту истерику! И это профессионал? Я же говорил, что с ними невозможно иметь дело! Там все больные!» Неудобный собеседник отзеркалил эмоциональный посыл провокатора – и стал статистом в чужой пьесе. Сам себя переиграл. Сам себя завербовал на информационный фронт.

В ситуации лобовой политической конфронтации о стандартах качества никто особо не задумывается. Точнее, стандарты есть – только никак не журналистские. Включая проверенный годами борьбы регистр боевого вещания мы выходим за рамки профессии. И закономерно попадаем под удар. Причем исключительно по своей воле.

Так что же делать? Молчать? Соглашаться? Нет. Но не играть по правилам противника. Ответить на его бокс своим теннисом. Переиграть не громкостью звука, надрывом чувств и вульгарной лексикой, а техникой аргументации, точным словарем, яркой фактурой. А для начала – не зеркалить скандально-провокативную лексику провластных функционеров. Так не сохранишь ни своего лица, ни своей аудитории.

Как говорится, для танго нужны двое. Ввязываясь в такую пляску, ты неизбежно принимаешь хореографию идейного оппонента. И, по сути, отличаешься от него лишь классом исполнения ваших общих пируэтов.

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!