Аўтарская калонка

Максим Жбанков: Зефир, планшеты, Instagram. Главный против Пятого всебеларуского

26.06.2016 Аўтарская калонка Максіма Жбанкова 1786

Любой театрал в курсе: когда требуется изобразить «народ ропщет», массовка обычно вразнобой бормочет «что говорить, когда нечего говорить». Нулевой по смыслу лепет сливается в что-то как бы понятное и значимое. Но только в конкретном контексте. И лишь с учетом ключевой идеи и драматургии постановки. Отгремевшее недавно Пятое всебеларуское народное собрание оказалось примечательным как раз полным отсутствием таковых – и, как следствие, почти анекдотичным информационным резонансом.

max_ed_0.jpg

Откровенно ритуальный характер очередной пафосной сходки изначально был очевиден всем – хотя бы потому, что сложившаяся за двадцать два года вертикаль власти никак не заточена на проблемное обсуждение путей развития нации, а все звучащее с высоких трибун по своей судьбоносности стабильно соразмерно песням ветра и шепоту дождей. Шоу лояльности, откатанное по классическим лекалам авторитарных режимов, в нашем случае примечательно своей абсолютной посредственностью – как на уровне картонной делегатской массы с неизменным выражением глубокой задумчивости на челе, так и в сфере заявлений высокого начальства. Имитация действа как бы есть, а по сути уцепиться не за что.

Нет, в принципе, ничего: ни смелых планов, ни громких разоблачений, ни яростного поношения супостатов, ни бодрого колхозного юморка – да хоть бы и «Серебряной свадьбы» с «J:Морсом» в программе парадного концертика!

Как озвучить и преподнести полный ноль? В отсутствие события включаются фоновые креативные резервы – обустройство смысловых фрэймов в диапазоне от парадного портрета до карикатуры и групповой фотки на память.

Впрочем, все они демонстрируют зияющие прорехи на месте ключевых идей. Экспертиза, к примеру, превращается в оду пустоте. Критичные эксперты изящно обсуждают не присутствие, а отсутствие: сбой привычного графика съездов народной любви (не перед, а после выборов), отказ от привычных обличений оппонентов, неподтвержденность очередных плановых заданий реальными данными… Державным еще проще: те не обсуждают вообще ничего, а в один голос страстно солидаризируются с обозначенным курсом. Благо, он настолько невнятен, что ничего, кроме банальной риторики «поняли-согласны-выполним-ура», в свою поддержку не требует.

Веселей всего новостникам. Все попытки добиться от доблестных народных выдвиженцев сколько-нибудь содержательных суждений предсказуемо провалились: автоматически включался бортовой автопилот «я за стабильность», «буду голосовать за процветание». Для сюжета шумовых госканалов сойдет – там всегда такой же шлак.

А вот независимым скучно. Недержавные – что «Наша Ніва», что «Комсомолка» – уходят в брутальную светскую хронику, отслеживая колер костюмчиков и цвет портфельчиков, озвучивая личные наблюдения, выуживая из сетевых ресурсов дурацкие селфи делегатов. С тем, чтобы нарваться на обиженную защитную реакцию с «правильной» стороны: «Да все пучком, вы чё, клёвые фоты!» Что обсуждаем? Не экшн, а его окраины. Не сюжет, а остаточные эффекты. Не понять, а поглазеть.

Агит-энтузиазм «державников» встречается тут с ехидным взглядом альтернативы. И обнаруживает странное сходство инфо-подачи. И те, и другие фиксируют очевидное: привычно транслируя лояльное «бла-бла-бла» и патриотично улыбаясь в объектив – либо ревниво оценивая прикид Ермошиной и объем освоенного народными избранниками бобруйского зефира. Картинки, планшеты, усы, патриот-зонг от Хлестова. А что, разве там было что-то/кто-то еще?

Шоу сработало против своего заказчика. Фэйк-событие вызвало фэйк-резонанс – не усиливший, а перекрывший и напрочь убивший и без того сомнительный посыл двухдневного действа. Главный вопрос по итогам эпохальных посиделок – не что делать, а почем нынче подарочные делегатские планшетики Samsung? Главная картинка: госпожа Абельская в красном и госпожа Петкевич в розовом (чистая «Касабланка»: «В тот день немцы вошли в Париж. Немцы были в сером, ты – в голубом»). Главная фишка парадного концерта: пластический этюд «Бэлла и Шагал пролетают над Национальной библиотекой» (актеры катаются по сцене, а кажется, что парят в облаках – смелый, однако, образ!). И ключевой (он же, увы, единственный) мем от главного: «Раздеваться и работать!»

Его дружное принятие и серийное воплощение сетевым сообществом, наверное, тоже можно считать успехом. Но он сродни успеху коверного шута. На сегодня этот прикол – единственный шанс отца нации остаться по факту сходняка в центре публичного внимания. И даже тут он – застегнутый на все пуговицы –  вчистую проигрывает бодрым пивным животикам деловых парнишек и игривым голым плечикам рекламных девочек.