НЕ - ВАЙНЕ!
Аўтарская калонка

Еще раз об имидже Беларуси

30.06.2015 Аўтарская калонка Таццяны Мельнічук 2037

Глупые инструкции – раздражающий и порой непробиваемый кляп в попытке подробнее узнать о нашей стране. Неужели чтобы обратить внимание на очевидный идиотизм (не мой приговор – Лукашенко сказал!) придется дожидаться очередной встречи президента с  журналистами?

Понадобилось давеча узнать, сколько храмов строится в Беларуси.

Не мне даже понадобилось – коллега готовит для ВВС большой и подробный материал, есть у него цифры по России и нашим странам-соседям, попросил сведений из Беларуси.

Чего проще, казалось бы? Открываю сайт Уполномоченного по делам религии и национальностей, ничего на сайте не нахожу :), но есть контактные телефоны. Звоню. Получаю номер заведующей по делам религий Елены Радченко. И милым своим радийным голосом прошу сказать мне пару цифр: сколько у нас строится православных храмов, сколько костелов и, может, мечетей или еще чего?

Елена Ивановна требует от ВВС официальный запрос.

Я, пардон, офонарела сначала: что за гостайна в числе строящихся церквей? Как эту информацию могут с угрозой или подковыркой для нас использовать вражеские силы?

Елена Ивановна объяснила, волнуясь, что вот недавно информацию в некую газету дала, затем пришлось всем секретариатом писать опровержение опубликованному.

Я пыталась заверить, что цифры не перевру и переспрошу, если не услышу.

Елена Ивановна была непреклонна.

Мой ВВС-шный коллега вздохнул понимающе: веселая у вас страна! И пошел по цепочке менеджеров Всемирной Службы ВВС: письмо подписать надобно, цифру узнать, сколько храмов в стране Беларусь – это между Польшей и Россией – строится…

Я представляю, какой растерянности подверг он лондонский офис: разве это нельзя узнать, позвонив? Разве этого нет на сайте?

Нет на сайте. Там, по сути, вообще ничего нет, кроме Положений о сферах деятельности Уполномоченного по делам религий и национальностей и списка всяких положенных для регистрации общин документов. В разделе «конфессии» -- пустая страница. Если бы не мои годами собираемые по итогам информсообщений и пресс-конференций досье, вряд ли британские коллеги вообще могли догадаться, что Беларусь – многоконфессиональная страна…

Впрочем, Бог с ним, с сайтом. У иных официальных организаций того хуже. Наш чиновничий мир живет еще где-то на исходе СССР и боится догадаться, что в интернете можно найти даже не обозначенное на официальном сайте подведомственной им структуры.

Меня иное беспокоит: разъяснили ли чиновникам разных как будто «внутренних» ведомств, что президент Лукашенко и МИД не в бирюльки играют, стараясь рассказать миру о цивилизованности страны с названием Республика Беларусь?

Если рамки нашей цивилизации требуют письмо из Лондона с печатями-штампами-подписями для ответа на вопрос: а сколько храмов у вас строится? – извините. Нет вопросов. Есть только выводы.

У меня потребовали подобное лондонское письмо (об этом писала), когда я искала конкретного украинского беженца в Беларуси. Письмо было отправлено (представляю, как язвили о «цене вопроса» высокие руководители в Лондоне!) – адреса из миграционной службы Минской области я так и не получила. Чиновники сослались на Закон – закон запрещает выдавать сведения о попросивших убежище либо дополнительной помощи.

Закон я уважаю – это уважение понятно в любой точке мира, в Лондоне также.

Но целесообразность инструкции понять не могу.

В сообщении МВД, полученном мной по запросам по делам украинских беженцев, была ссылка-отсылка к пресс-службе ведомства: мол, всякие сведения -- только через пресс-службу. Написано было: по внутренней  инструкции МВД.

Должна ли я знать внутренние инструкции МВД и прочих белорусских ведомств?

Должны ли об эти инструкции «спотыкаться» журналисты, вознамерившиеся писать о Беларуси?

Разве не в интересах Республики Беларусь сообщать миру сведения о себе и своих делах?

Местные журналисты рассказывают, что инструкции, закрывающие информацию о состоянии местных дел и запрещающие региональным журналистам присутствовать на встречах с чиновниками, стали бессмысленным препятствием для получения информации в регионах. Сведения-то все равно попадут в прессу – разве что не прямой речью ответственного лица, а эмоциональными репликами жителей, где, чтобы добраться до сути, надо отделить «зерна от плевел».

Кому от этого хорошо? Жителям, не получившим актуальную информацию? Чиновникам, которых «пересказали» местным проблемным языком?

Если мне доведется присутствовать на очередной встрече президента Лукашенко с представителями средств массовой информации, я задам именно такие вопросы.

Постараюсь сформулировать этот большой блок коротко и ясно.

Потому что, если Лукашенко скажет «идиоты», что-нибудь не сразу, но сдвинется.

А нам при Лукашенко жить как минимум ближайшие пять лет… Так что пусть уж скажет!

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!