Аўтарская калонка

Анатолий Гуляев: Не псы

27.06.2017 Аўтарская калонка Анатоля Гуляева 513 0

Наблюдаю и слушаю, как унижают людей на очередных следственных комиссиях и как журналисты любыми путями стараются отличиться. Несчастные гончие псы нерадивых охотников… (Адам Михник)

Остаться приличным человеком?

…Азбучная истина: правовые нормы применительно к журналистике (впрочем, и ко всему остальному тоже) действуют сверху вниз и принудительно, а этические — снизу вверх и добровольно. Грубо говоря: выполнять правовые нормы мы обязаны, иначе нас, в лучшем случае, заставят. В худшем — заставят и накажут. Варианты: штраф, судебные иски, ликвидация вашего СМИ…

Этические нормы выполнять не обязательно — поскольку, «добровольно»…. Иначе, в худшем случае, изобретатель термина «этика» философ Аристотель недовольно перевернется в гробу. В лучшем — кто-нибудь напишет жалобу в Комиссию по этике БАЖ. А комиссия опубликует решение о том, что вы нарушили какой-то из этических стандартов. Только и всего. Тогда почему бы и не поработать «гончим псом»?

Совершенно очевидно, что нарушать этические нормы проще, безопаснее и, в некотором роде, даже выгоднее. Ведь если вас обвинят в нарушении этических стандартов, всегда можно прикинуться обиженным борцом за право (точнее, любопытство) читателя знать исключительно все. Сочинить какое-нибудь совершенно неаргументированное, но громкое письмо с обвинениями всех, кроме себя…И так далее. И многие так поступают. И многие тем, кто так поступает, верят. Потому что все, что не является некрологом, является пиаром.

А вот если нарушить правовые нормы ради того, чтобы соблюсти нормы этические? Такое вообще может быть? Или как? И зачем? Чтобы только соблюсти стандарт этического Кодекса? А может даже для того, чтобы остаться приличным человеком?

Есть противоречие

Кстати говоря, а существуют такие стандарты, которые противоречат правовым нормам?

Читаем этический Кодекс российского журналиста: «Журналист соблюдает законы своей страны, но в том, что касается выполнения профессионального долга, он признает юрисдикцию только своих коллег, отвергая было любые попытки давления и вмешательства со стороны правительства или кого бы то ни». (Кодекс профессиональной этики российского журналиста, п.2)»

Простой-простой пример. Источник информации, предоставляя информацию, настаивал на конфиденциальности. Но суд требует эту конфиденциальность раскрыть. И имеет право: «Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом» (Закон о средствах массовой информации РФ, ст. 41)

А как тогда быть с российским этическим Кодексом, с его установкой отвергать «любые попытки давления и вмешательства со стороны правительства или кого бы то ни было»? То есть, российскому журналисту приходится выбирать между требованиями этического Кодекса и законом. То есть, противоречия между стандартами этическими и правовыми в реальной практике возникать могут.

А вот цитата из этического Кодекса журналистов и издателей Литвы: «Журналист обязан указывать источники своей информации. Для этого он должен заручиться согласием информатора на раскрытие его имени. Если источник информации просит не раскрывать его имени, журналист обязан удовлетворить его просьбу» (Этический кодекс журналистов и издателей Литвы» п. 15)

Как утверждает председатель Союза журналистов этой страны Дайнюс Радявичус: «...В этом случае, журналисты, производители общественной информации и распространители обязаны взять на себя юридическую и моральную ответственность за достоверность опубликованной информации. Вплоть до уголовной ответственности».

То есть, журналист «обязан» сохранить конфиденциальность источника в любом случае. Но с уголовной ответственностью в Литве все проще. Тем более, что Закон об общественной информации Литовской республики ( статья 8) гласит: «Подготовитель, распространитель публичной информации, владелец подготовителя и (или) распространителя публичной информации, журналист вправе сохранить тайну источника информации, не раскрывать источник информации». То есть, противоречия с Этическим Кодексом здесь нет и литовским коллегам не приходится мучительно выбирать между этикой и правом. Закон уважает их право соблюдать этические нормы.

Мы в большинстве случаев…

…А у нас в Беларуси тоже все просто. Кодекс журналистской этики БАЖ трактует ситуацию так: «Журналісты павінны захоўваць у таямніцы крыніцы канфідэнцыйнай інфармацыі». То есть, если информация не конфиденциальна, то и сохранять в тайне источники не обязательно. А когда информация не конфиденциальна? Очевидно тогда, когда источник информации не просит считать ее конфиденциальной. А не просит он в большинстве случаев, потому что, как правило, не представляет себе последствий общения с журналистами и вообще думает о нас (и государственных, и негосударственных) лучше, чем мы есть. Но, как считает умный поляк Станислав Ежи Лец, в действительности все не так, как на самом деле…

И тут разночтений с нашим законом о СМИ («Источник информации и данные о физическом или юридическом лице, предоставившем сведения, называются по требованию органа уголовного преследования, суда в связи с производством предварительного расследования, судебным разбирательством» (Закон о средствах массовой информации РБ, ст. 39, п.2)» не возникает. Мы (и государственные, и негосударственные) в большинстве случаев обращаемся за конфиденциальной информацией, зная, что она может быть взрывоопасна, но не предупреждая об этом. Потом уверенно сдаем наши источники: «Ничего не могу поделать, Закон...» 

Более того, мы (и государственные, и негосударственные) нередко выносим конфиденциальную, непроверенную информацию в онлайн без ведома людей, которых она касается, обрекая этих людей на судебные преследования и иные беды…

Но, к счастью, не все работают так как мы в большинстве случаев... «Журналисты не вправе злоупотреблять доверием людей, не имеющих опыта общения с представителями СМИ. До начала беседы с людьми журналисты обязаны разъяснить им возможные последствия их заявлений» (Кодекс журналистской этики Эстонии)

А вот интересно: есть ли примеры того, как журналист ради соблюдения этических стандартов, пошел на нарушение стандартов правовых?  Может быть, кто-то из коллег и знает такие случаи в Беларуси? Я не знаю, хотя очень хотел бы узнать…

Могу только привести повторяющийся в разных информационных ресурсах сюжет со ссылкой на агентство Франс-пресс. О том, как телерепортер одной из американских кампаний шестимесячное заключение за оскорбление суда предпочел оглашению имени человека, который позволил ему взять интервью у подозреваемого в совершении убийства.

«Я не имею ни малейшего желания провести полгода в тюрьме, но я должен сдержать слово» — заявил журналист.

И, якобы, руководство телекампании выразило коллеге полную поддержку и провожало его до ворот тюрьмы.

…Для меня абсолютно ясно, что достойных людей среди белорусских журналистов тоже много. Я просто к тому, что этические и правовые нормы совпадают далеко не всегда. И к этому нужно быть готовым. И я, упаси Бог, не призываю нарушать Закон! Просто мне нравится история про журналиста, который ради того, чтобы сдержать слово, добровольно обрек себя на тюрьму.

Правда, когда задаю себе вопрос: «А смогу ли я поступить так, как герой этой истории?» и при этом стараюсь быть честным, то ответить на него не могу.

Каментары