352

15 человек в двухместной камере и побудка два раза за ночь: журналистка Любовь Касперович о «сутках» на Окрестина

30.05.2021 Крыніца: TUT.BY

Сегодня спустя 15 суток на свободу вышла журналист TUT.BY Любовь Касперович. На пороге ЦИП она появилась в хорошем настроении. У изолятора ее ждали родные и коллеги.

 

— Мама, не плачь, — обращается девушка к маме. Маме, кажется, сложнее всего.

О том, что случилось за эти две недели с порталом, девушка узнала от сокамерниц.

— Мне сказали вечером 24 мая (примерно через неделю. — Прим. TUT.BY). Преподнесли так: всё, всё закрыли, всех похватали. "Что, кто, с кем?" — крутилось в голове. Я думала, сойду с ума от этих мыслей, — не скрывает эмоций девушка. — Ночь и день я страдала, потом стала немного приходить в себя.

О себе говорит, что за эти дни стала сильнее и менее брезгливой.

— Сегодняшняя ночь прошла интересно. К вечеру нас в восьмиместной камере было 17 человек. Новенькие, кто приходил, ужасались, но, в принципе, все не так страшно и ужасно, — делится новым опытом корреспондент.

Постельное белье, рассказывает Люба, ей и сокамерницам не выдавали, в душ не водили.

— Постели были в камере напротив. Через кормушку можно было увидеть тапочки, покрывальца. У нас же были голые решетки. На полу спать было удобнее, чем на них. Прогулки — это три-четыре тысячи шагов по камере, пока ты не устаешь считать, — рассказывает Люба. — Душ — это влажные салфетки и бутылка воды.

Передачи (их было две) Любе отдали только на выходе из ЦИП. Все, что у нее было с собой в эти 15 дней, — вещи, в которых ее задержали, и пачка масок, которую коллеги передали через РУВД. В той же передаче, кстати, лежали и другие средства гигиены, но при поступлении в ИВС их не пропустили. Даже зубную щетку.

— Но вокруг меня было много хороших людей, такой заботы я не ощущала никогда, — описывает плюсы камерной жизни девушка. — После ИВС меня перевели в двухместную камеру (видимо, Люба говорит о ЦИП. — Прим. TUT.BY), где было 15 человек. Люди находились повсюду, а в углу Алла — бездомная, у которой были вши. Когда ты укладываешься бочком, слышишь ее почесывания. Так мы провели сутки, а потом несколько человек из нас перевели в просторные апартаменты: нас было пятеро на четырех койках.

Все эти дни, продолжает Люба, она нормально не спала.

—- Сон был такой себе, потому что ты спишь на полу, холодно. Плюс так называемые политические камеры будят еще в два и четыре часа ночи. Называют твою фамилию, тебе нужно подняться или ответить, — описывает условия Люба.

— Было ли какое-то отличие по отношению к тебе?

— Я старалась не обращать внимания, — отвечает Люба. — Да, были моменты, когда нарушали твою зону комфорта: выходишь, руки за спину, перекличка, с утра выливали воду с хлоркой, не хлоркой. По ощущениям, были разные запахи. Это все убираешь. В общем, я не была в таком положении, поэтому для меня это непривычно.

Из ЦИП Люба с охапками цветов отправилась с близкими домой.

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!