Аўтарская калонка

07: ВЕЛИКОЛЕПНАЯ СЕМЕРКА

26.12.2011 Аўтарская калонка Андрэя Бастунца 1255

Ретроспективный взгляд чреват искажением перспективы. События, которые по времени расположены ближе, ощущаются острее и представляются более значительными, чем случившиеся в начале года. Впрочем, на объективность этот обзор и не претендует. Это всего лишь субъективный взгляд назад (читается слитно), авторский «топ» медийных лидеров 2007.

Ретроспективный взгляд чреват искажением перспективы. События, которые по времени расположены ближе, ощущаются острее и представляются более значительными, чем случившиеся в начале года. Впрочем, на объективность этот обзор и не претендует. Это всего лишь субъективный взгляд назад (читается слитно), авторский «топ» медийных лидеров 2007

Итак, начинаем обратный отсчет.

 

Заслуженное третье место снизу поделили сотрудники Комитета государственной безопасности и работники идеологических отделов, боровшиеся за звание самых внимательных читателей, слушателей и потенциальных зрителей демократических СМИ. Особенно отличились гомельские и гродненские «оптимисты в штатском». Так, гомельчане в начале года изучили сайт радио «Свабода», вызвали к себе чиновников, дававших интервью «вражеской радиостанции», и провели необходимую разъяснительно/выяснительную работу. Особо растолковывать, собственно, не пришлось (легко понять состояние госслужащих, вызванных в Контору), зато выяснили личность интервьюера. Итак, КГБ допросил и выявил (безопасность государства превыше всего!), прокурор составил протокол, суд осудил, кассация подтвердила решение первой инстанции… Так и представляешь, как крутятся шестеренки государственной машины. Но ради чего? Чтоб оштрафовать журналиста на две базовых? За распространение материалов, к достоверности которых претензий нет? А как же Международный пакт о гражданских и политических правах, ратифицированный Беларусью? Там ведь черным по белому записано, что каждый человек имеет право получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ! 

Но некогда служивым людям читать пакты. Они читают независимую прессу. Вот в Бобруйске чиновник вычитал, что городские мероприятия на 7 ноября «Бобруйский курьер» назвал митингом. Какой же это митинг? митинг — это совсем другое, — и пригрозил закрыть газету. Ещё бы за грамматические ошибки и очепятки закрывать — вот тогда бы был полный порядок. Впрочем, был такой порядок, был. И не только газеты закрывали, но и авторов. Для торжества всеобщей грамотности.

Интересуются державные мужи не только прессой, но и Интернетом. Зимой правительство озаботилось работой интернет-клубов. Весной были привычно блокированы сайты, ведшие он-лайн репортажи с акций оппозиции. Летом глава государства заявил, что анархию в Интернете нужно остановить: мол, «нельзя допускать, чтобы это техническое достижение превратилось в информационную помойку». Ну, а к осени подключились и остальные. Суды осудили Андрея Климова (как раз-таки за интернет-публикацию), Министерство информации отрапортовало о создании комиссии по изучению международного опыта в этой сфере (сразу же упомянув о китайском), депутаты активизировали работу над проектом закона «Об информации, информатизации и защите информации»… Словом, следующее место — многочисленным «регулировщикам» Интернета. 

Пока боролись с газетами, вражеским радио и Интернетом, новые угрозы возникли. Из космоса. Про войну со спутниковыми тарелками пока не будем: чует сердце, что повод вернуться к этому появится в следующем году. В этом же получился такой же результат, как с и запуском собственного спутника: много шуму — и ничего. А вот про спутниковый канал «Белсат» вспомнить самое время. И разместить его на третьем месте, но уже сверху. «Мне сверху видно все, ты так и знай». Можно предположить, что видно сверху, из космоса, но пока не ясно, что будет видимо снизу. Ни территория распространения сигнала, ни качество картинки, ни её содержание пока не известны (на момент подготовки материала канал ещё не начал вещания), зато известно, что без внимания «Белсат» не останется. Сотрудники силовых и секретных ведомств уже начали пристально разбираться с редакционной политикой нового телеканала и личностями его работников — ещё до того, как новое телевидение само с ними определилось.

На первом с конца месте — «Белпочта» и «Союзпечать». Принципиальность этих «самостоятельных субъектов хозяйствования» до сих пор влияет на ситуацию со СМИ в Беларуси определяющим образом. На седьмой, а не гораздо более высокой позиции они только потому, что с 2005 г., когда половина независимых газет была выброшена из государственного распространения, практически ничего не изменилось. Разве что в конце этого года к пострадавшим белорусским изданиям присоединились и некоторые российские, тоже не попавшие в подписной каталог. 

Ступенькой выше — сотрудники органов внутренних дел. Минск, Брест, Шклов, Гродно, Могилев, Бобруйск, Витебск — список населенных пунктов, где доблестные стражи порядка задерживали журналистов, можно продолжать и продолжать. Особо резонансными, и даже с международным оттенком, были задержания в Барановичах, когда под руку служивым попались аккредитованные корреспонденты зарубежных СМИ, да на белорусско-украинской границе, где были задержаны журналисты, возвращавшиеся с фестиваля с прикольным, как оказалось, названием «Право быть свободным».

И все же на фоне минувшего года в 2007-м милицейская служба была, «на первый взгляд, конечно, не видна». Да, прессу и её распростран­ителей задерживали, да, делать им свои сомнительные дела не давали, — но ведь почти всегда и отпускали. Поэтому — лишь второе место снизу. То ли дело в прошлом году, когда только в славные мартовские денечки повязали 46 журналистов, да всех через суды пропустили, да свидетельствовали так, что ни словом сказать, ни пером описать. Хотя нет, перья все-таки скрипели — секретарские. Кто-нибудькогда-нибудь с большим интересом перечитает эти записи.

Заслуженное третье место снизу поделили сотрудники Комитета государственной безопасности и работники идеологических отделов, боровшиеся за звание самых внимательных читателей, слушателей и потенциальных зрителей демократических СМИ. Особенно отличились гомельские и гродненские «оптимисты в штатском». Так, гомельчане в начале года изучили сайт радио «Свабода», вызвали к себе чиновников, дававших интервью «вражеской радиостанции», и провели необходимую разъяснительно/выяснительную работу. Особо растолковывать, собственно, не пришлось (легко понять состояние госслужащих, вызванных в Контору), зато выяснили личность интервьюера. Итак, КГБ допросил и выявил (безопасность государства превыше всего!), прокурор составил протокол, суд осудил, кассация подтвердила решение первой инстанции… Так и представляешь, как крутятся шестеренки государственной машины. Но ради чего? Чтоб оштрафовать журналиста на две базовых? За распространение материалов, к достоверности которых претензий нет? А как же Международный пакт о гражданских и политических правах, ратифицированный Беларусью? Там ведь черным по белому записано, что каждый человек имеет право получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ! 

Но некогда служивым людям читать пакты. Они читают независимую прессу. Вот в Бобруйске чиновник вычитал, что городские мероприятия на 7 ноября «Бобруйский курьер» назвал митингом. Какой же это митинг? митинг — это совсем другое, — и пригрозил закрыть газету. Ещё бы за грамматические ошибки и очепятки закрывать — вот тогда бы был полный порядок. Впрочем, был такой порядок, был. И не только газеты закрывали, но и авторов. Для торжества всеобщей грамотности.

Интересуются державные мужи не только прессой, но и Интернетом. Зимой правительство озаботилось работой интернет-клубов. Весной были привычно блокированы сайты, ведшие он-лайн репортажи с акций оппозиции. Летом глава государства заявил, что анархию в Интернете нужно остановить: мол, «нельзя допускать, чтобы это техническое достижение превратилось в информационную помойку». Ну, а к осени подключились и остальные. Суды осудили Андрея Климова (как раз-таки за интернет-публикацию), Министерство информации отрапортовало о создании комиссии по изучению международного опыта в этой сфере (сразу же упомянув о китайском), депутаты активизировали работу над проектом закона «Об информации, информатизации и защите информации»… Словом, следующее место — многочисленным «регулировщикам» Интернета. 

Пока боролись с газетами, вражеским радио и Интернетом, новые угрозы возникли. Из космоса. Про войну со спутниковыми тарелками пока не будем: чует сердце, что повод вернуться к этому появится в следующем году. В этом же получился такой же результат, как с и запуском собственного спутника: много шуму — и ничего. А вот про спутниковый канал «Белсат» вспомнить самое время. И разместить его на третьем месте, но уже сверху. «Мне сверху видно все, ты так и знай». Можно предположить, что видно сверху, из космоса, но пока не ясно, что будет видимо снизу. Ни территория распространения сигнала, ни качество картинки, ни её содержание пока не известны (на момент подготовки материала канал ещё не начал вещания), зато известно, что без внимания «Белсат» не останется. Сотрудники силовых и секретных ведомств уже начали пристально разбираться с редакционной политикой нового телеканала и личностями его работников — ещё до того, как новое телевидение само с ними определилось.

Чуть ли не самым шумным событием уходящего года оказался поход рок-музыкантов в Администрацию президента. Резонанс получасового «собеседования» выдвинул Вольского, Павлова, Куллинковича, Хоменко и Ворошкевича в число главных ньюс-мейкеров страны — и на вторую ступеньку «пьедестала почета». Казалось бы, что случилось? Рокеры прошли маршрут, хорошо известный негосударственной прессе. Вытеснение в резервацию, молчаливое сочувствие (или сочувственное молчание?) аудитории, неудачные попытки решить проблему правовым путем и, наконец, переговорный процесс… У редакторов независимых газет не получилось. Может, музыканты окажутся более удачливыми. Но будет эфир или нет, пока не известно, а отклик интернет-сообщества они уже получили. И, похоже, оказались к нему не готовыми. Нет, не в том беда, что «звезды и символы» сходили на встречу с главным идеологом, а в том, что не смогли четко и своевременно разъяснить свою позицию, допустили возможность двусмысленных толкований, а потом ещё и обиделись, разделили пишущую в форумах братию на «чистых» и «нечистых» в зависимости от тональности комментариев. 

Поучить, как защищать свою репутацию, может собеседник рокеров, Олег Пролесковский. Как раз накануне их встречи вступило в силу судебное решение, по которому в его пользу с «Народной воли» и журналистки Марины Коктыш было взыскано 27 миллионов рублей. По иску о защите чести, достоинства и деловой репутации. Ещё большее достоинство оказалось у Николая Чергинца, который в те же дни подал иск к «Новаму Часу» и Александру Томковичу. Свои моральные страдания генерал, писатель и депутат оценил в 600 миллионов рублей. Особую пикантность этой истории придает то, что именно в «Новам Часе» публикуется литературная страничка Союза писателей, «официальную» альтернативу которому возглавляет Чергинец. В этом «хит-параде» место у Николая Чергинца и Олега Пролесковского — первое. 

Глядя на суммы, которые требуют государственные люди в качестве компенсации своих нравственных страданий, невольно думаешь, что высшие должности у нас занимают сплошь ранимые и тонкие натуры. И чем должность выше, тем ранимее и тоньше её заместитель. А ещё вспоминается формулировка, что человек — это дробь, в знаменателе которой то, что он думает о себе, а в числителе — что думают о нем другие. Что в знаменателе у истцов мы уже знаем. А цифру в числителе определит отнюдь не суд, а время. Вот оно-то всех по местам и расставит.