Аўтарскія калонкі

20.04.2016

Талерантная канферэнцыя АБСЕ – парады журналістам

У Вене днямі адбылося Дадатковае паседжанне АБСЕ па пытаннях чалавечага вымярэння, прысвечанае прынцыпам і стратэгіям прасоўвання талерантнасці і недыскрымінацыі.

15.04.2016

Максим Жбанков: Баттлом по фэйсу. Как нынче скандалят в медиа

К чему нам медиа? Романтик крикнет: “Говорить людям правду!” Циник возразит: “Управлять мнениями, создавать убеждения!” Политик, заглянув в шпаргалку, заявит: “Пресса – это власть!” И только обычный юзер честно скажет: “Чтобы было интересно…” Информационный аттракцион – естественный формат “народных” медиа – от старого Playboy до сегодняшней “Нашай Нівы”. На что народ ведется? Да как всегда: катастрофы, криминал, секс, скандалы. Но, забрасывая удочку, сам рискуешь стать наживкой.

10.04.2016

Джаггер – Кастро – комикс. Кто запретил Rolling Stones?

Недавний кубинский концерт «роллингов» вызвал в мировой прессе вполне предсказуемый вал публикаций с вполне предсказуемым посылом: “historic performance… the end of one of the world’s last cold war conflicts” (Guardian), “более чем историческое событие” (Lifenews), “The Stones have rocked Havana… where most foreign rock music was banned for several decades” (BBC), “выступление рок-группы, которая больше 50 лет была под запретом в этой республике…” (НТВ). Исторический прорыв, грандиозное событие, культурный взрыв, глоток свободы, (уже не) запрещенные музыканты как знак перемен…  За шумовым валом почти никто не заметил главного: все эти медиа-метки – мимо реальности.

05.04.2016

Адзін харошы чалавек сказаў мне напісаць раман…

Я сеў за ноўтбук. Адчыніў Word і напісаў слова «раман». А што яшчэ напісаць — не ведаю.

23.03.2016

Бесцырымоннасць. Альбо прэса – не міліцыя…

У Камісію па этыцы ГА “БАЖ” паступіла заява. Нават не заява, а, хутчэй, пытанне: «Ці з'яўляецца парушэннем маральна-этычнага кодэкса журналіста размяшчэнне фотарэпартажу такога кшталту?»

23.03.2016

Татьяна Мельничук. «Русский след» в брюссельских взрывах

Пресловутый «русский след», за который некоторые интернет-пользователи вдоволь  наязвились над главой Службы безопасности Украины Василием Грицаком, все-таки обнаружился в брюссельских терактах. В проявлении почти карикатурном.

22.03.2016

Жбанкоў: «За-ста-ем-ся»? Дзесяць год пасля першай Плошчы

Час гартае старонкі лёсаў, перапісвае біяграфіі, адкідвае неістотнае, цэнзуруе ўспаміны. Лепшыя з мемуараў — прыгожая хлусня аб тым, чаго не было. Бо пісаць наўздагон — як ствараць сцэнар падзеі, якая ўжо адбылася: пішам не пра тое, што было тады, а аб тым, як бачыцца сёння. Тым не менш, дыстанцыя часу мае сваю праўду. Яна пазначае перспектыву. Альбо яе адсутнасць. Наша першая Плошча, як бачыцца цяпер, была і апошняй — фантастычным грамадска-палітычна-медыйным перформансам імя прымроенай Свабоды.

15.03.2016

Андрусь Горват: Як дзядзька з дзярэўні тэлевізар глядзеў

Рабіць у гасцях не было чаго, то стаў бавіць час гэтак сама, як большасць правінцыялаў да пачатку пасяўной, — уключыў тэлевізар. І, як той кажа, адразу трапіў з карабля на “Галоўны эфір” на “Беларусь 1”. Не ведаю, хто прыдумаў, што раніца панядзелка мусіць пачынацца з галоўнага, але няхай, падумаў я і навастрыў вушы.

12.03.2016

Максим Жбанков. Борьба по нашей цене. Как ЕГУ стал газетой

Все не так, как ты думаешь. Не так, как ты обычно думаешь. Стоит лишь посмотреть вокруг и посчитать примеры. С виду литератор, а приглядишься — полковник. Вроде пламенный борец с системой, а вблизи — титан стадионного чёса. Как бы артист, но уже аппаратчик. Еще поэт, но убедительней смотрится в жанре застолья. Где-то интеллектуал, а по сути — нервный первоклашка. Формально — декан философского факультета, реально – титан пропаганды. Или вот, мое любимое: ЕГУ (Вильнюс). Вроде как университет. Как бы в изгнании. Предполагается, что для Беларуси. Спорно. Но эта легенда умеет за себя постоять.

04.03.2016

Максим Жбанков. ЖКХ – звук пустоты

Вчера в восемь утра будит звонок в дверь. Чертыхаясь, ползу открывать («а вдруг пожар/циклон/мобилизация?»). На пороге взволнованная тетя в спецодежде: «Ой, а подпишите, что я подъезд убрала! Нас теперь заставляют…» Получив вожделенный росчерк тает в сумраке подъезда, оставляя за собой цепочку странных вопросов. Первый: теперь убирают под расписку? А если не распишешься – не уберут или пыль обратно вытрясут на лестницу? Второй: почему выполнять свои прямые обязанности надо еще и принуждать? И третий, главный: где ж ты, родная, была все пять месяцев со дня нашего въезда в квартиру?

02.03.2016

Тры мовы беларуса

Беларускай мове мяне навучыла бабуля. Я гэта зразумеў нядаўна, калі слухаў стары аўдыёзапіс з сямейнага архіва. З магнітафона даносіўся рыпучы гук — старэйшы брат запісаў на плёнку маю балбатню. Калі я слухаў запіс, моцна ўразіўся, што ў пяць год размаўляў па-беларуску. Гэта потым я пайшоў у школу, дзе мне “выправілі рэч”, а тады я размаўляў натуральна — як мяне навучыла баба Ганна.

26.02.2016

Максим Жбанков. Ай эм намбер уан. Хоккей для главных

Мир, как известно, делится на чемпионов и терпил. Первые торжествуют и покоряют, вторые поддаются и покоряются. Только вот победы – товар скоропортящийся. Свое первачество – чтобы не сдулось – надо постоянно подкармливать. А что тут может быть лучше скоропостижных триумфов на ледовом поле? Композитор Пахмутова с поэтом Добронравовым с малолетства вдолбили в наши наивные головенки: «В хоккей играют настоящие мужчины!» А потому политик с клюшкой – больше чем политик. Вышел. Сыграл корпусом. Впечатал противника в бортик. Рубанул по воротам. Пацан! Атлет! Титан! Думаете, чистый кайф? На самом деле – техническое задание. Публичная демонстрация потенции власти.