Аўтарская калонка Максіма Жбанкова

Журналіст, культуролаг, кінааналітык. Загадчык аддзела культуры «БДГ» (2003-2006). Стваральнік і вядучы аўтарскіх праграм на «Радыё Свабода» і «Радыё Рацыя» (2003-2015). Аўтар кнігі «No Style. Белкульт паміж Вудстокам і Дажынкамі» (2013). Тэксты перакладаліся на англійскую, нямецкую, польскую і чэшскую мовы.

  • Найбольш чытанае ў 2016 годзе. Максим Жбанков. Дюбеля и помидоры: танцы сбитых летчиков

    Трудоустройство Александра “Помидорова” Кривошеева — героя альтернативной сцены и яркого журналиста, участника всех главных неформальных музпроектов последних 20 лет — на весьма своеобразный ресурс Sputnik (часть системы российского державного вещания на зарубежье) успело превратиться в резонансное медиа-событие. Во многом благодаря усилиям самого Кривошеева, продолжающего в эфирах объяснять, почему он не обязан никому ничего объяснять.

  • Найбольш чытанае ў 2016 годзе. Максім Жбанкоў. Old News from Belarus. Якімі нас купляюць

    Кажуць, журналістыка жыве штампамі. І гэта амаль так. Хуткасны інфармацыйны сэрвіс юзае простыя маркеры і спасылаецца на відавочнае. Часам так прасцей паразумецца з чытачом, пазначыць тэму і данесці мэсыдж.

  • Найбольш чытанае ў 2016 годзе. Максим Жбанков: Как стать енотом. Звездопад на наших нивах

    Ты кому-то котик. Он кому-то зайчик. У каждого в сердце свой зоосад. Хочешь быть приметным – сделай его публичным. Нынешний солидный рекламист прежде пел в переходах с крысой на плече. Другой гулял с петухом на поводке. Высшим признанием было попасть в ментовку. Нынче тусуют в фэйсбуке. Так ловчей: весь любимый зверинец набежит сам и накрутит тебя до события. Вокруг все меньше олдскульных медиа. Все больше фэйсбучных компиляций. Когда инфо-среду захламляет профанный вербальный шлак – это неприятно, но понятно: чего еще ждать от шлака? Когда «шлакует» известный брэнд – это осознанная игра на понижение.

  • Максим Жбанков: Чемпионы по баяну. Bad Russians как бомба и знамя

    Русских снова обидели. Точнее, отметили. Еще точней – обидно отметили. Так решило сетевое человечество во главе с московскими музыкальными критиками. Британский поп-стар Робби Уильямс выпустил бодрый трек «Party Like A Russian», а вдогонку – клип, где Робби явлен то в черном мундирчике, то в красном с золотом, то в белом в яблоках. Герой как умеет косит под олигарха: пробует гречку, заедает огурчиком и скачет в шикарном особняке среди балерин и готичных горничных, периодически крича «Spa-si-ba!» Короче, клип как клип. Но не в эту осень. Сезонное обострение национальной гордости зацепило – правда, по-разному – всех причастных к теме. От анонимных сетевиков до популярных ресурсов и самого Робби.

  • Максім Жбанкоў: Глеба гневу. Лабадзенка і вайна культур

    Што б мы рабілі без Глеба Лабадзенкі, нястомнага генератара ідэяў? Надоўга адбіліся ў свядомасці свядомых ягоныя абяцанкі калі што першым пайсьці падрываць расійскія цягнікі. А як забыць серыю трэш-промаролікаў “Мова Нанова” з векапомным “аддрайце маю малышку так, каб блішчэла ў пякельных промнях вясновага сонца” і бел-чырвона-белай усмешкай Віталя Гуркова? Што далей? Барацьба з запраўкамі. У адказ на нязгоду супрацоўніка пераключыць расійскі канал — рэзанансны hate speech у сеціве. Крытыка, мабілізацыя, байкот! І, натуральна, скаргі у вышэйшыя інстанцыі. Культур-актывізм часоў лёгкай беларусізацыі настолькі абжыўся на вайне культур, што перыядычна пачынае страляць проста так — каб пазначыць сваю прысутнасць.

  • Максим Жбанков: Зона озона. Немного Рио на нашей парковке

    Простые праздники всегда подозрительны. Вот «Славянский базар» понятен: тусовка имени российской попсы, промо-акция нашего общего голосистого счастья. Не менее ясны «Дажынкі»: дружный рапорт массовки о очередной победе над урожаем — с правом хлобыстнуть стопарь за пластиковым столиком под вялый шашлычок. И даже грузный ивент с длинной вывеской «День Республики/День независимости» вполне вразумителен по смыслу и посылу: очередное присвоение Великой Победы, парад военно-полевого патриотизма с красно-зелеными знаменосцами в вышимайках. А вот если красные олени по заводским корпусам и знойное уличное дефиле? Если румба на улицах и Teleport на сцене? Если все заводные, красивые и вне идейного контроля? Что думать — неясно. Проще промолчать.

  • Максим Жбанков: Крылья Советов. Что показал знаменосец в Рио

    Лет десять с лишним назад довелось возвращаться туристским автобусом из Праги. Водитель развлекал пассажиров фильмом «Брат-2». Милашка Бодров-младший, «В чем сила, брат?», пацаны на тачанках, «БИ-2» и так далее. На словах «Вы еще за Севастополь ответите!» автобус залился радостным смехом. А каждого нового пришитого америкоса встречал криками одобрения. Наши, вроде бы, люди. Обычные такие минчане. А потом случился спокойно, в целом, принятый у нас «Крымнаш». И российский флаг над беларуской делегацией в Рио.  Двадцать пять лет независимости? Бросьте. Наш автобус неизменно ползет по кругу, в центре которого — «кипучая, могучая, никем непобедимая» столица красной империи.

  • Максим Жбанков. Дети ашипки, сыны очепятки

    Кто-то из умников прошлого века (кажется, Юрий Тынянов) заметил, что новое в культуре есть закрепленная ошибка. Открытия случаются как ломка инерции, как шаг поперек правил, как странный микс считавшегося несовместимым. С точки зрения устоявшегося культурного порядка, любой новатор – хулиган. Он мешает думать по привычке, формируя новое зрение. Которое соразмерно новой реальности – и именно поэтому становится новым каноном.

    Отличная теория в защиту маргиналов и прочих культур-партизан. И вдвойне любопытная в отношении дефектов культуры власти. Серия позорных ляпов, растиражированных в последнее время на «культурных» бигбордах в публичных местах, вполне тянет на маркер той самой новой реальности. Новой культуры ошибки.

  • Максим Жбанков: Сказка на сказку. Как отработали НИСЭПИ

    Часто лучшее новое — это хорошее старое. Скажем, вот такая песенка от полузабытых «Звуков Му»: «Утром по пути в киоск я часто хочу, чего нет. Меня научила мечтать свежая краска газет. «Союзпечать»!» Кто тогда не мечтал у прилавков, загруженных «Правдой»? В эпоху косноязычных советских генсеков хотелось нереального — Rolling Stone за рубли и Newsweek в свободной продаже. Что ж, прогресс налицо: то, чего нет, мы теперь производим сами. С одной поправкой — тиражируя не эксклюзивную информацию и авторский драйв, а медиа-фантомы и агит-фэйк. Хотите примеров? Просто включите свой комп или телевизор.

  • Максім Жбанкоў: Шчырыя і п’яныя. Partisan Vodka як еўра-Беларусь

    Улетку навінаў не стае. Істотнага замала, каб забяспечыць нармальны інфа-рэжым. Таму заўважным робіцца другаснае — на што звычайна не хапае месца ды часу.

  • Максім Жбанкоў: «Навінкі» — праздник, который никак не умрет

    Ремейки и камбэки — любимые игры культур-группировок с размытой миссией и утраченным планом роста. И тут уже все равно: ты за «нас» или за «них», прогрессист или реакционер, партизан или пионер, деловой или нонконформист. Если «завтра» нет, а «сегодня» отчаянно хочется отредактировать, остается опять работать «вчера». Уйти в цифровой дизайн архаики. Снять вторые «Белые Росы». В сотый раз перепеть «Народный альбом». В двухтысячный — переиграть «Павлинку». Или раскопать мемориальный парк медиаальтернативы, вытащить самого яркого трупака – и опять носить по улицам, считая это воскрешением. Боевой листок 1990-х — сумасшедшие и прекрасные анархистские «Навінкі» — снова на экранах наших компов. Что это скажет стране и людям?

  • Максим Жбанков: Зефир, планшеты, Instagram. Главный против Пятого всебеларуского

    Любой театрал в курсе: когда требуется изобразить «народ ропщет», массовка обычно вразнобой бормочет «что говорить, когда нечего говорить». Нулевой по смыслу лепет сливается в что-то как бы понятное и значимое. Но только в конкретном контексте. И лишь с учетом ключевой идеи и драматургии постановки. Отгремевшее недавно Пятое всебеларуское народное собрание оказалось примечательным как раз полным отсутствием таковых – и, как следствие, почти анекдотичным информационным резонансом.