НЕ - ВАЙНЕ!
604

Журналист Александр Чернухо: Для меня работа с людьми всегда была понятной

05.05.2022 Крыніца: Яна Чарняўская для BAJ.BY

Александр Чернухо — беларусский журналист, работал в "Народной Газете", Ultra-Music и Onliner.by 13 лет. Говорим о релокации в Краков, о том, что подтолкнуло написать свой первый роман про беларусскую глубинку и в чем находит вдохновение.

О профессии: Настоящая журналистская привилегия — уехать куда-то, ощутить драйв и потом сделать текст

«Журналистика затянула меня в тот момент, когда я передумал поступать в музыкальное училище в школе. Я тогда учился играть на аккордеоне, но с ним не срослось. В 2005 году поступил на дневное отделение журфака и, параллельно, долгое время сотрудничал с "Курьером" из Борисова — это было негосударственная газета, которую потом закрыли. Носил туда публикации, писал про музыкальные движухи, которых тогда в Борисове было много. В 2008 году попал в штат "Народной Газеты", куда потом распределился и отработал еще 2 года после университета. Обычный путь обычного беларусского журналиста. Интернет-медиа были тогда в зачаточном состоянии или только начинали развиваться и такого потока журналистов в этот сегмент профессии не было, а "Народная Газета" на то время была хорошим вариантом, тем более, что репортерская школа там была сильной. Моим первым редактором в "Народной Газете" был Олег Горунович, нынешний главный редактор "Трибуны"»,  — вспоминает Александр.

«Больше всего в работе журналистом я ценил возможность ездить, видеть, общаться с людьми и то, что мог отделять факты от эмоций и из этого слепить внятный текст по журналистским канонам. Я считал, что вот она — настоящая журналистская привилегия: уехать куда-то, ощутить вот этот драйв и потом сделать такой текст, чтобы мои читатели могли получить внятную картину происходящего. 

Когда я делал репортажи для "Народной Газеты", это были всегда приключения, потому что никакой служебной машины не было, я покупал себе билет на маршрутку или поезд и ехал делать репортажи.

Была одна смешная история, когда в Жлобине ремонтировали мост, там не было ни одного поезда, который меня отвез бы обратно в Минск после репортажа, а все гостиницы были заняты. Поэтому мне пришлось выйти на трассу и голосовать 2 часа до того момента пока не остановился дальнобойщик. По дороге от Жлобина до Минска я узнал от него все расклады: сколько проститутки стоят, на каком участке трассы их искать, как он жену накормил сигаретами, потому что она не хотела бросать курить. Уже потом, когда я шесть лет работал в "Онлайнере", мы в основном ездили на машине в командировки. Приезжаем, начинаем общаться с людьми: они сначала боятся отвечать, потому что незнакомые люди приехали, вопросы задают, потом смелеют и начинают говорить.

От "Онлайнера" мы ездили в Толочинский район, это как раз было после истории с обосранными коровами. Хотели поговорить с обычными работниками — теми, кто каждый день работает в коровнике, узнать больше про их жизнь, боль и проблемы. Ходим мы вокруг коровника, а оттуда доносятся душераздирающие вопли и мычание коров. И мы думаем, ну значит там кто-то точно есть! Там такие крики! Я такие крики только в фильмах ужасов слышал, недавно посмотрел фильм «Экзорцист» и там было похоже.

Выходит из коровника мужик и спокойным голосом, правда осипшим, потому что он его только что сорвал, говорит: «Што вы, мальцы, хацели? Што, пагаварыць с вами? Ну, давайце пагаварым». Мы с ним хорошо поговорили, он рассказал как ему половину зарплаты выдают талонами на еду в местном магазине, а половину зарплаты вообще не платят. 

Люди не боялись говорить о проблемах — у них обычно никто и не спрашивает. Бывало говорят: «А, вы, наверное, из местной районки? Так что вам рассказать? Вы все равно не напишете».

Мы часто приезжали на сельские дискотеки, потому что обычно в таких маленьких городах у человека очень мало вариантов для развлечений. И для них такие дискачи — это естественное место, где можно выплеснуть свои эмоции и необузданную энергию то ли в танце, то ли в драке, то ли в неприкрытом флирте. За этим классно наблюдать, когда ты не включаешь в себе столичного сноба, а общаешься на равных и из этого всегда получаются интересные жизненные истории.

В 2020 году все резко поменялось. Так получилось, что 9 августа я был в отпуске и вышел на работу 11 августа и сразу нырнул в этот водоворот событий. Работали мы очень много, по 16, а иногда даже по 20 часов в сутки. Работа на износ была и в эмоциональном и в физическом плане: информации было очень много и всё нужно было отфильтровать. В таких условиях журналисту очень трудно не спутать журналистику и гражданский активизм. Это тот момент, когда человека разрывает на части, он же не слепой — видит, что происходит и ему сильно хочется стать частью общего движения. Вместе с тем твоя работа в том, чтобы отстраненно фиксировать события. В моральном плане любая редакция в то время была в очень тяжелом ресурсном состоянии. В один момент должностей не стало, все в редакции занимались одной новостной повесткой, потому что все кроме нее перестало существовать и стало незначительным. До сентября 2021 года я работал в "Онлайнере", потом уехал в Краков. 

За 13 лет работы в независимой журналистике я успел поработать на разных позициях. В последнее время я работал с коммерческим подразделением "Онлайнера" над спецпроектами, к тому же все нестандартные проекты, которые были на Онлайнере, так или иначе проходили через меня. Я запускал подкасты, делал большие проекты, например проекты «Бухло» и «Деревня». Сейчас я тоже на менеджерской позиции в IT-компании и, так или иначе, работаю с текстами, поэтому перестроиться было несложно. Для меня работа с людьми всегда была понятной.

О романе «Свиньи»: Мне важно было создать четкое и полное высказывание

В определенный момент жизни мне стало важным отрефлексировать происходящее в Беларуси. Я не видел смысла писать фрагменты и обрывки мыслей в социальные сети, которые обросли бы комментариями со всех сторон. Важно было создать четкое и полное высказывание, которое не захочется дополнять. Так появился роман «Свиньи».

Начал работу над романом в октябре 2020 года и закончил в апреле 2021. Это был мой первый опыт работы с таким большим текстом — 400.000 знаков. Сначала у меня не было четкого сюжета, текст складывался постепенно. Время шло, случались разные нехорошие события в беларусской новостной повестке, появлялись новые крылатые фразы, которые, кстати, можно найти в романе. 

«Свиньи» — это своего рода роман-предостережение, то, что могло бы случиться и, я надеюсь, никогда не случится. Иногда даже мне становится совсем не понятно кто всё-таки свиньи. То ли это животные, то ли люди —  на этот вопрос читателю придется ответить самостоятельно. Где правда? Где вымысел? 

Книга ярко показывает условный Червень или Крупки, где видно Беларусь такой, какая она есть: не готовой к Дожинкам или к приезду важного гостя. Она не прихорашивалась перед зеркалом, не припомадилась и ее не причесали граблями — в какой-то момент она может показаться грязненькой и депрессивной, но она такая какая есть — наша Беларусь.

В романе нет положительных персонажей, в нем живут функционеры разного калибра — таких можно найти в любом беларусском райцентре. Райцентр Груздево и деревня Кочаново — это ключики к реальности человека, который свое детство и юность провел в глубинке. 

Безликий груздевчанин символизирует народ, который страдает от вполне конкретных людей — и вот тут уже искренне считаю, что народ должен знать своих «героев». Знаете, есть вполне определенное состояние человека, при котором его можно назвать паскудой. 

«Свиньи» — моя попытка проговорить вслух и так очевидные вещи. Понятия морали, совести и чести — они вполне конкретные, как бы их не хотели размазать и сказать, что все относительно.

****

Першая прэзентацыя рамана Аляксандра Чарнухі пройдзе 6 траўня ў Варшаве ў Беларускім Моладзевым Хабе. Больш падрабязна па спасылцы.

І ўжо зусім хутка з'явіцца на сьвет сайт, на якім можна будзе замовіць друкаваную альбо электронную версію кнігі. А пасля - беларускамоўная версія раману. Сачыце за навінамі!

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!