565

Жилетки "пресса" как мишень: почему Лукашенко воюет с журналистами и есть ли у него шанс?

01.12.2020 Крыніца: Олег Ерофеев, Елена Данейко, ru.DELFI.lt

Белорусские власти чинят препятствия работе местных негосударственных медиа и корреспондентам иностранных СМИ. Репортеров задерживают, присуждают сутки ареста, возбуждают уголовные дела. О преследовании журналистов негосударственных медиа и международной солидарности — разговор в студии Delfi.

В программе "Delfi Главное" ситуацию обсудили с главным редактором портала TUT.BY Мариной Золотовой, председателем Белорусской Ассоциации журналистов (БАЖ), объединяющей журналистов негосударственных медиа, Андреем Бастунцом и председателем Союза журналистов Литвы Дайнюсом Райдзявичюсом.

В Уголовном кодексе Республики Беларусь есть статья 198, в которой прямо говорится, что "воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста наказываются штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок".

Однако в белорусской реальности судят не тех, кто препятствует журналистам, а самих журналистов. По данным БАЖ, во время президентской компании журналистов задерживали 363 раза. Трое из 143 политзаключенных – журналистки Катерина Андреева, Катерина Борисевич, Дарья Чульцова. Всего за решеткой по состоянию на 26 ноября находились 12 журналистов.

Андрей Бастунец: "Войну с независимой прессой власти ведут уже 25 лет"

Белорусская ассоциация журналистов была создана 25 лет назад для того, чтобы защищать журналистов от преследования по политическим мотивам, которое с каждым годом пребывания у власти первого и пока что единственного президента Беларуси только усиливалось.

Если раньше журналистский статус в какой-то степени принимали в расчет представители МВД и судов, полагая, что журналисты точно так же выполняют свои профессиональные обязанности как сотрудники милиции, то после президентских выборов-2020 жилеты с надписью "пресса" стали не хоть какой-то гарантией от преследования, а, скорее, мишенью. Журналистов начали задерживать именно за то, что они выполняют свои профессиональные обязанности.

И это целиком вписывается в стратегию властей по ограничению распространения информации о том, что происходит в стране, и в самой Беларуси и за рубежом.

 

Марина Золотова: Особое давление на журналистов началось сразу после объявления президентских выборов

- Преследование журналистов во время этой избирательной кампании началось еще в мае. Практически сразу после объявления даты выборов, когда проходили встречи с потенциальными участниками кампании в качестве кандидатов в президенты. Тогда журналистов задерживали, увозили в отделение милиции, два-три часа их там держали, часто даже дольше. Потом отпускали. Вроде как не наказывали, но время потрачено, а работа не выполнена. Такая практика была где-то до сентября.

В сентябре журналистов начали наказывать сутками ареста якобы за участие в протестах, хотя понятно, что журналисты в них не участвовали. У нас 1 сентября два первых журналиста получили по трое суток. А уже в октябре еще два журналиста получили по 15 суток. Сейчас, одновременно с Катериной Борисевич, которая находится в СИЗО КГБ, еще одна журналистка отбывает очередной административный арест на 15 суток, и выйдет только в следующий вторник.

Этот беспредел, к сожалению, стал в порядке вещей. Этому можно пытаться противостоять, бесконечно возмущаться, но совершенно очевидно, что при нынешней власти каких-то изменений в сторону либерализации отношений со СМИ не будет

 

Марина Золотова: "Ситуация с Катериной Борисевич вопиющая"

- С Катериной Борисевич ситуация вообще вопиющая. Что произошло? Погиб Роман Бондаренко. Он вышел в свой двор вечером узнать, кто приехал срезать бело-красно-белые ленточки, был избит и умер наследующий день в больнице. И по этому факту никто не был задержан, насколько нам известно, дело возбуждено не было.

Зато возбудили дело в отношении врача больницы скорой помощи и в отношении нашей журналистки Катерины Борисевич. Поводом стала ее статья, в которой указывалось, что у Романа Бондаренко в крови не было алкоголя. В то время как Следственный комитет, а позже Лукашенко утверждали, что Бондаренко был пьян. Ситуация конечно возмутительная и вопиющая. С одной стороны, мы эмоционально очень это переживаем, мы негодуем, возмущаемся. С другой стороны, мы продолжаем делать свою работу. Потому что в такой ситуации мы понимаем, что от журналистов очень многое зависит. Потому что если мы сложим лапки и пойдем отдыхать или начнем писать о чем-то другом, а не о самых важных событиях, которые у нас в стране происходят, это будет неправильно. Это значит, что мы отказались от выполнения своего долга, важной своей социальной задачи. Самой важной, которая является профессиональным долгом журналистов.

 

Марина Золотова: "Ресурсы истощены, но есть огромная поддержка и солидарность"

— Упаднического настроения нет. Не смотря на то, что сейчас сразу два наших сильных журналиста у оказались за решеткой, и ковид, и ресурсы наши истощены, они слабее, чем в обычно. Но при этом у нас есть огромная поддержка. Во-первых, солидарность среди коллег-журналистов, все всегда готовы прийти на помощь друг другу. Во-вторых, огромная поддержка, в том числе информационная, со стороны аудитории. И даже это в первую очередь.

Люди проявляют невероятную солидарность. Они делятся не просто информацией, а детальными сообщениями, рассказывают подробности, присылают фото, видео. Во время уличных акций могут пустить к себе домой, напоить чаем, дать возможность воспользоваться интернетом. (В Минске во время воскресных акций операторы сотовой связи отключают мобильный интернет по требованию властей. — Ред.)

И да, когда наши журналисты идут освещать акции протеста, они берут с собой зубную щетку, пасту, смену белья, какие-то вещи, понимая, что сегодня вечером они могут не вернуться домой.

Но в случае с Катей Борисевич задержание было неожиданностью. Она вышла в магазин на 10 минут, и, конечно, она не могла себе представить, что ее могут задержать в такой момент.

 

Дайнюс Радзявичюс: "Нужно фокусировать внимание на ситуацию в Беларуси и добиваться реакции на нее от лидеров разных стран"

— Роль журналистов — ключевая. Мы можем проявлять солидарность, работая в разных странах. Мы должны наблюдать за ситуацией в Беларуси и донести новости до как можно большего количества людей, включая политиков, которые влияют на позицию руководства в своих странах.

Dainius Radzevičius

И здесь очень важно, чтобы наши журналисты не забывали задавать те же вопросы, на которые белорусские власти почему-то (но мы понимаем почему), в руках которых сейчас сила, не намерены отвечать искренне. Поэтому и международные организации, и лидеры стран должны задавать эти вопросы в любых форматах.

Важно, чтобы коллеги за рубежом не распространяли такие коротенькие сообщения, например, что в среду приезжает глава МИД РФ Лавров на два дня поговорить о ситуации в Беларуси. Это никудышняя информация, это ни о чем. Нужно рассказывать, что происходит, говорить о нарушении прав человека, о тех же кейсах, когда людей избивают. И мы должны говорить о реакции на все это. Если про это не говорится публично, значит, мы не солидарны с коллегами-журналистами в Беларуси, которые пишут про это, говорят и показывают.

Например, наши коллеги из TUT.BY и из БАЖ каждый день рассказывают, какие проблемы в Беларуси, в чем люди там нуждаются. И мы должны на каждую такую новость смотреть не как на статистику, а донести это до лидеров стран, чтобы они реагировали на это. Потому что без реакции международного сообщества трудно ожидать быстрых решений, главной проблемы, с которой сталкиваются люди в Беларуси – это проблема с демократией. Из-за этого протестуют люди, из-за этого у всех проблемы в Беларуси, из-за этого журналисты рискуют ежедневно.

 

Dainius Radzevičius

В Литве много наших коллег, которые солидаризируются и хорошо понимают ситуацию в Беларуси. Но я думаю, что не каждый в состоянии почувствовать и понять до мелочей, с какими сложностями сталкиваются все люди на территории Беларуси. Это действительно сложно понять, не будучи в стране. И я искренне поддерживаю белорусских коллег, которые, несмотря ни на что, стараются не уезжать, рассказывать обо всем из Беларуси. Мы понимаем, что журналисты уезжают иногда в крайних случаях, не потому что им хочется, а потому что они вынуждены.

Я думаю, что мы, к сожалению, несколько далеки от понимания всей сложности проблемы. Слишком медленно идет процесс движения к демократии. И нашим политическим лидерам, даже при большом желании помочь, не вполне хватает понимания, что нужно быстрее действовать. Для тех, кто живет в Беларуси, каждый день – очень сложный.

 

Андрей Бастунец о том, как добиваться перемен в ситуации правового дефолта

— Сегодня нет других вариантов, кроме как действовать законными способами. Насколько они окажутся эффективными, сказать сложно. Я бы даже согласился с Мариной Золотовой, вряд ли они окажутся эффективными. Потому что у нас правовую ситуацию все уже определяют как правовой дефолт. Полный крах законности в стране, если говорить прямо. Это касается не только журналистов, активистов, но и вообще всех граждан. Не обеспечивается абсолютно одна из базовых потребностей человека — безопасность. Люди в масках (не от коронавируса, а чтобы их невозможно было узнать) могут избить, убить, лжесвидетельствовать против любого гражданина, и суды закрывают на это глаза, потому что они включены в этот режим правового дефолта. К сожалению, это так.

Но, с другой стороны, я знаю, что если не пытаться этому противостоять, ситуация будет еще хуже. И именно усилия со стороны журналистов, правозащитников, всех граждан, кто выражает свою позицию, удерживают страну от скатывания на самое дно. Хотя, как все уже очень давно в Беларуси грустно шутят, власти пробивают дно ежедневно.

Тем не менее, у нас нет другой возможности, кроме как использовать только правовые методы для противостояния не правовым действиям со стороны властей.

Я, скорее, пессимист. Никогда не воспринимал с восторгом возгласы «Мы победили» после первых многотысячных маршей в Минске. Я думаю, что ситуация еще некоторое время (может, несколько месяцев или даже больше), будет ухудшаться или находиться в зыбком равновесии. Но я абсолютно уверен, что через какое-то время все закончится, и закончится победой. Я даже не буду говорить демократических сил, а, видимо, взрослеющей белорусской нации.

 

Марина Золотова о том, как сказывается ситуация в Беларуси на работе редакции TUT.BY и финансовом состоянии

— Мы гораздо реже стали выпускать людей в поле, больше рассчитываем на пользователей. То есть у нас по-прежнему журналисты выходят освещать акции протеста, но, скажем, раньше мы делали это бОльшим количеством людей работающих в поле. Сейчас нам очень помогает наша аудитория. Люди снимают видео на телефон, они сами считают важным зафиксировать то, что происходит, и они сами отправляют все это нам.

В последние выходные был децентрализованный марш, и даже если бы не было репрессий, мы бы не могли силами наших журналистов рассказать про все районные акции. И пользователи очень спасают ситуацию. Так что попытки убрать журналистов с места событий в 2020 году выглядят немного странно, потому что все равно будут тысячи очевидцев событий с телефонами с камерами. Снимут и из окон, с балконов, из кафе — и пришлют в редакцию. Это не только нас касается, но и других изданий. Может быть, в плане качества видео — да, мы потеряли, но по количеству, — наверное, нет.

Отсутствие безопасности, риск — это жутко неприятно, и очень сильно раздражает. Потому что ты понимаешь, что по закону люди не могут так себя вести, допускать такие репрессии в отношении журналистов, такие судилища над ними, задержания по надуманным поводам. Но, к сожалению, у властей есть сила. Поэтому пока ситуация развивается таким образом.

Что касается доходности редакции, то она несколько упала. Но это связано в первую очередь с непростой экономической ситуацией, коронакризисом в том числе. Но зато у нас добавилась новая услуга, которая позволяет заказывать у нас рекламу физическим лицам. Не могу сказать, чтобы это было существенной частью нашего пирога, но мы попробовали как-то компенсировать наши издержки. Да, конечно, доходы упали. Мы понимали, что так будет. Причем, мы понимали это и до выборов, когда началась первая волна пандемии коронавируса.

 

Андрей Бастунец — о целенаправленном скоординированном давлении на всю независимую журналистику

— В первую очередь БАЖ говорит о журналистах, которых привлекают к ответственности, которые находятся за решеткой. Но нельзя забывать и об экономической стороне дела. Власть здесь очень последовательна.

3 декабря будет судебный процесс на основании предупреждения Мининформа о лишении TUT.BY статуса СМИ. Это не означает закрытия и ограничения доступа к порталу, но означает потерю статуса журналистов всех, кто там работает, что, собственно, уже и происходит, так как Мининформ уже приостановил статус TUT.BY в качестве СМИ, не дожидаясь решения суда. И это, напомню, крупнейший белорусский медиаресурс.

Сейчас как минимум 4 белорусских печатных издания национального масштаба — «Народная воля», «Белгазета», «Свободные новости плюс» и, скажем так, примкнувшая к ним «Комсомольская правда в Беларуси» — не печатаются в стране. Их не распространяют государственные сети- монополисты по подписке и в розницу.

И, к сожалению, три белорусских издания вообще прекратили свой выпуск. «Народная воля» была последней, она продавалась в редакции, сохраняла свой тираж, пока в один прекрасный день (неделю назад) туда не приехали омоновцы и весь тираж, который распространяли волонтеры, не забрали. Потом оказалось, что российские типографии отказались ее печатать, а последнее время газета печаталась в России, белорусские типографии отказались это делать еще раньше.

Региональное издание «Слонимская газета» также под большим давлением. Руководители редакции пока на сегодня выехали из Беларуси.

Кроме того, белорусские власти решили лишить аккредитации всех корреспондентов иностранных СМИ под предлогом разработки нового положения об аккредитации, что тоже позволяет им сейчас манипулировать, появились новые условия. И пока что белорусские журналисты, сотрудничающие с крупными иностранными медиа-компаниями, получить аккредитацию не могут.

Идет давление со всех сторон — и на корреспондентов, и на редакции, и на зарубежные медиа. То есть целенаправленное абсолютно скоординированное давление на всю независимую журналистику в стране.

Соглашусь с Мариной Золотовой, что все приемы давления — из арсенала прошлого века. И поэтому все эти удары по независимой журналистике не являются сегодня смертельными.

 

Гости студии Delfi ответили на вопрос, удается ли белорусским властям своими ухищрениями исказить картину происходящего в Беларуси?

Дайнюс Радзявичюс: Из того, что я слышу от коллег, для Беларуси возможен только один путь — изменения. Для властей все меньше шансов просто уйти, остается, наверно, два варианта – убежать или сесть в тюрьму. Потому что с каждым днем только увеличивается количество преступлений власти – против журналистов, против всех граждан. Власти дискредитируют себя. И любые перемены они воспринимают как угрозу.

Марина Золотова: Отрегулировать в соответствии со своими желаниями информационное поле у белорусских властей не получается и не получится. Уже наступил такой момент, такая стадия, когда мы устали бояться. Не то, что нам все равно, но мы фактически готовы и к суткам, и к уголовным делам. Но просто бояться - уже мы прошли это… В психологии есть объяснение этой ситуации. Но уже люди перестали бояться. И это касается не только журналистов, всех.

Андрей Бастунец: Согласен с Мариной. Властям не удается переформатировать информационное пространство и не удастся. Они терпят на этом фронте поражение.

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!