434 0

Взгляд из Стамбула: как освещали теракт в новогоднюю ночь. И в целом о информационной политике

06.01.2017 Крыніца: Вадим Можейко для baj.by

Новый год я встретил в Стамбуле, рядом с площадью Таксим. Потом мы гуляли по всему району Бейоглу рядом с Босфором. До ночного клуба Reina на набережной, где в это время расстреляли 39 человек, можно было доехать за 10 минут. Я смог понаблюдать за оперативной работой турецкого телевидения и провести несколько дней в Стамбуле, оценив не только восточное гостеприимство, но и информационную политику турецких властей.

Державные правила против YouTube

В 4 часа утра турецкий телеканал активно вещал о происходящем, но формат был катастрофически унылым. Как минимум 10-15 минут зрители смотрели на ведущую, которую даже нельзя было назвать говорящей головой: в основном говорил корреспондент по телефону. Когда же, наконец, какая-то журналистка вышла в эфир с места событий, то это оживило картинку весьма относительно. Камера показывала только журналистку с микрофоном на фоне борта машины скорой помощи — ради такого не стоило и ехать на место событий.

Экстренный репортаж с места теракта — отдельная тема журналистской этики. Но тут была масса потенциально живых картинок, не касающихся эстетизации насилия. Например, многие посетители клуба прыгали в Босфор, спасаясь от нападения — впечатляющая иллюстрация, при этом лишенная кадров насилия. Понятно, что журналисты не все могли заснять, но всегда же есть ролики на YouTube и любительские фотографии. Наконец, на месте происшествия работает полиция, чью работу можно и нужно освещать.

Увы, не в Турции. Еще раньше, в связи со взрывом возле стадиона «Бешикташ», Высший совет по радио и телевидению Турции вводил запрет на освещение подробностей произошедшего, работы следователей, демонстрации кадров с места происшествия, которые могут «навредить следствию или вызвать панику среди нтаселения». Хотя тогда мера вроде бы применялась как временная, фактически, по словам местных, это правило действует все время. Телевидению нельзя показывать происшествия чересчур подробно и тем более брать ролики с YouTube.

Конечно, бороться с распространением информации — дело изначально гиблое. В конечном счете это снижает популярность ТВ, а не сокращает распространение любительских роликов с места событий, соглашаются сами турки. Однако власти стоят на своем. В результате в эфире рядом с одинокой ведущей активно продвигаются twitter и facebook-аккаунты телеканала, но само по себе — без медийиной свободы — не делает такое ТВ новым медиа. Его лишь сковывают рамки державных правил.

 

Не такая уж информационная блокада

Впрочем, Турция — это не история про тотальное подавление свободного доступа к информации. Те же twitter и facebook благополучно доступны, да и в традиционных, печатных медиа есть доступ к независимым источникам. Прямо в центре Стамбула можно купить The New York Times, The Wall Street Journal, The Guardian, Le Monde и другие издания с мировым именем.

Передовица NYT как раз была посвящена российскому участию в сирийском конфликте. Таким образом, это не далекие газеты про далекие новости, не касающиеся локальных вопросов. Эти газеты вполне относятся к местной повестке дня и, потенциально, освещающие ее не так, как в «правильных» турецких СМИ. Впрочем, понятно, что о каких-то совсем уж местных турецких вопросах The Guardian не пишет, так что наличие подобной стойки в центре Стамбула не отменяет вопросы свободы и востребованности местных медиа. Тем ни менее, сам факт показателен.

Экраны в автобусах: от рецептов еды до достижений местной власти

В большом городе реклама в транспорте — отличный способ коммуникации с широкой аудиторией. В стамбульском метробусе или в минской «сотке» многие ежедневно проводят по часу времени. В Минске, помимо коммерческой рекламы, на экранах в транспорте крутят астропрогнозы и какие-то дремучие западные «типа смешные» ролики  в стиле «вас снимает скрытая камера».

В Стамбуле же местные власти весьма умело используют этот канал коммуникации с горожанами.

Там много качественного интересного контента — от пошаговых видеорецептов аппетитной еды до познавательных рассказов про рыб. То есть на экранах не идет топорная пропаганда, большая часть видео искренне привлекает внимание пассажиров.

Продвигается сервис «ALO 153», в чем-то схожий с минским «Мой город. 115.бел», но тематически гораздо более широкий, нежели недели проблемы ЖКХ, и работающий 24 часа. Для связи можно использовать как телефонный звонок и приложение для смартфона, так и twitter, facebook. Героям ролика не только восстанавливают подачу воды в кране, но также чинят барахлящий светофор, устраняют яму на дороге, помогают с передвижением по городу инвалиду-колясочнику и даже лечат упавшего с дерева котика по запросу турецкой бабушки в платке.

Есть и откровенная реклама достижений местной власти. Например, как в Стамбуле строили новую большую дорогу или транспортный тоннель. Все история изменений показана очень наглядно: вот какой пустырь и пробка были раньше, вот как техника все перекапывала, а вот серьезные чиновники в костюмах торжественно разрезают красную ленту и объект теперь доступен для жителей там-то и там-то. Кратко, визуально красиво и по делу, но при этом каждый горожанин прямо с утра узнает, какие молодцы работают в мэрии Стамбула и как именно жизнь в городе их усилиями становится лучше.

 

Вежливые люди и дискриминируемые курды

И напоследок несколько впечатливших меня моментов, не связанных напрямую с информационной политикой.

В Новогоднюю ночь в Стамбуле охранять порядок на улицах вышли около 17 тысяч полицейских. И в последующие дни милитаризация Стамбула тоже была весьма значительной. По всему городу полиция и солдаты, часто с автоматами наготове. Тут же припаркованы броневички с пушками неочевидного назначения: то ли водометы от массовых протестов, то ли пулеметы от вооруженного нападения. Предотвратить теракт это, конечно, не смогло, и турок не очень успокоило. Все как один говорили, что в этом году на улицах в центре мало людей, они предпочитают не рисковать.

На отделенных районах мегаполиса, впрочем, ситуация совсем не отражается. В 35 километрах от площади Таксим это все еще Стамбул, причем не таунхаусы, а высотные спальники и торговые моллы, и там жизнь идет своим чередом — без особенного присутствия полиции и напряжения местных жителей.

Тем ни менее, даже там, где силовики присутствуют, они умудряются вести себя корректно и не мешать прохожим. Да, у некоторых людей проверяют документы, на входе на базар всех обыскивают и так далее, но все это проходит вежливо и не порождает конфликтов, а главное — нет ощущения, что ты под надзором злобных охранителей. Минску есть тут чему поучиться у стамбульских коллег. И, к слову, на станциях метробуса нет никакой выборочной проверки сумок на рентгене: хотя риск теракта в Стамбуле явно выше, нежели в Минске, но есть понимание, что такая мера излишне дорога, неудобна и, в конечном счете, просто неэффективна.

И напоследок история водителя, доставившего нас в аэропорт. По его словам, он не может съездить на родину своей жены-беларуски, так как по национальности он курд и ему не выдают загранпаспорт. Глядя издалека, может показаться, что проблемы курдов и реакция на их протесты турецких властей — это про каких-то далеких террористов на границе с ИГИЛ/Сирией, где все одним миром мазаны. На практике же это выглядит как какое-то средневековое варварство, когда обычный мужчина в мегаполисе играет со своим сыном, но не может съездить с ним к бабушке, потому что у него какая-то неправильная национальность.

Так что, как известно, Стамбул — город контрастов :)

Каментары