127 0

Власть объявила войну сетевым фейкам. И вооружилась ими же

07.06.2018 Крыніца: Артем Шрайбман / TUT.BY

Есть что-то обнадеживающее в попытках наших чиновников объяснить новые планы зажать свободу слова в интернете опытом Евросоюза. Значит, в подсознании еще есть потребность казаться европейским государством. Хуже, если бы они сверяли часы по Ирану или Китаю. Грустная ирония состоит в том, что «европейский опыт», на который ссылаются чиновники, — это пример того самого фейка, с которым наша власть так хочет бороться.

Уголовно наказывать не только за клевету и оскорбления, а еще и за распространение «недостоверной информации» предложил вчера генпрокурор Александр Конюк. «В Германии штрафы чуть ли не в миллионы долларов за предоставление ложного контента», — сказал он.

До него на опыт Германии сослался замглавы Мининформа Павел Легкий:

— Мы сейчас заговорили о социальных сетях, а там еще в прошлом году бундестаг принял Акт о законности в Сети. Он уже работает. Там предусмотрена довольно жесткая ответственность за распространение информации, запрещенной немецким законодательством, через социальные сети. Меры реагирования — вплоть до закрытия доступа к Сети в целом. Вот вам, пожалуйста, опыт из самого сердца Евросоюза.

Другой любимый пример — Франция. Там, говорят наши власти, президент Макрон предложил усилить ответственность за фейки в соцсетях. Значит, и нам пора.

Делая такие заявления, чиновники либо положились на чей-то вольный пересказ немецкого закона и французского законопроекта, либо рассчитывали, что никто не проверит их слова. В призрачной надежде на первый вариант попробуем объяснить, почему высоким государственным мужам не стоит подставляться. Именно это они делают, когда ссылаются на европейские нормы, которых не существует.

Акт о законности в Сети, заработавший в Германии с начала этого года, действительно меняет подход к регулированию интернета. Он обязывает крупные соцсети регулярно отчитываться о том, как они обрабатывают жалобы пользователей на незаконный контент. Удалять или блокировать такую информацию условные «Фейсбук» с твиттером должны в течение недели (или дня, если нарушение «очевидное»).

За эти пространные формулировки Берлин раскритиковали все кому не лень — от ОБСЕ до ООН. Но это вторично. А первично то, чего в этом законе на самом деле нет.

Во-первых, немецкий Акт о законности в Сети не запрещает распространять простую недостоверную информацию или фейки. «Незаконным контентом» в нем признается другое: пропаганда запрещенной символики и организаций вроде нацистских, призывы и подстрекательство к преступлениям, их одобрение, распространение детского порно, разжигание религиозной и национальной вражды, клевета и оскорбление (в адрес частных лиц, клевету на президента и государство из закона в последний момент исключили), публикация чужих интимных фото и еще несколько пунктов. Ни один из них, повторюсь, не касается просто фейков или недостоверной информации.

Во-вторых, немецкий закон вводит только штрафы для собственников соцсетей. Ничего про закрытие к ним доступа, и тем более — без решения суда, как предлагают у нас, в немецком Акте нет.

Штраф накладывается не за какой-то единичный случай неудаления контента, а если соцсеть нарушила требования о ежеквартальных отчетах о своей работе с жалобами юзеров. Разумеется, штраф накладывается только судом.

Теперь к французскому примеру. Открываем законопроект правительства Макрона и что мы видим? Принимать решения о блокировке недостоверной информации в соцсетях хотят поручить судьям и только во время избирательных кампаний, чтобы предотвратить иностранное вмешательство в выборы.

До сих пор непонятно, как судьи за 48 данных им на это часов смогут проверить достоверность информации в Сети. Но с этим пусть разбираются французы. Для нас важно, что никакого огульного разрешения французскому «министерству правды» по своему усмотрению блокировать соцсети никто не дает.

Провластные политологи ссылаются еще и на опыт Евросоюза, который создал группу экспертов для разработки идей по борьбе с фейковыми новостями. Недавно группа закончила работать, представила свой доклад, Еврокомиссия на его основании выпустила коммюнике с рекомендациями. В обоих документах, естественно, никакого намерения блокировать соцсети или наказывать людей за публикацию непроверенного контента.

И здесь у читателя может возникнуть вопрос: а почему автор так ратует против запрета недостоверной информации? Неужели кто-то в здравом уме может быть за распространение фейков?

Проблема не в том, какие благие цели белорусские власти декларируют, а в том, как они потом своими законами пользуются. Под «недостоверную информацию» при желании можно подвести почти любую резкую критику в свой адрес. Что достоверно, а что — нет, вертикаль будет решать сама.

В 2011 году газета «Народная Воля» получила предупреждение и чуть не была закрыта за статью, в которой Светлана Калинкина назвала белорусское телевидение «Геббельс-ТВ». Жесткая сатира наверху не понравилась. В итоге одним из оснований судебного решения против газеты было то, что эта информация «недостоверна», потому что такое телевидение, как «Геббельс-ТВ», в Беларуси не зарегистрировано. Красота, а?

СМИ уже давно живут с этими драконовскими нормами, которые чиновники могут толковать так широко, как им потребуется. Мы, можно сказать, привыкли. Теперь, судя по заявлениям генпрокурора, эти нормы хотят распространить на обычных юзеров соцсетей и форумов. Государству оказалось мало ответственности за клевету, оскорбление и очернение деловой репутации, которые уже есть в законе.

При этом закручивание гаек упаковывается в один пакет с нужными мерами, спорить с которыми разумный человек не будет. Это, например, запрет на пропаганду суицида и рецептов изготовления взрывчатки. Или требование к телеканалам обеспечить минимум 30% белорусского контента. Причем по последнему пункту, на мой взгляд, стоило пойти еще дальше.

Но свежие идеи про борьбу с неправдой в соцсетях и на форумах — из другой оперы. Это не про информационную безопасность и передовой европейский опыт. Это про простую человеческую обиду. Обиду чиновников на грубости в свой адрес, когда палец кликает «посмотреть комментарии».

И вроде все понимают, что любой форум, любая соцсеть — это кривое зеркало, что это не срез общества, что там сидят кучи троллей и ботов. Но какая-то непреодолимая сила все равно тянет залезть туда. Залезть, чтобы оскорбиться. Оскорбиться, чтобы захотелось запретить. Почему-то не получается просто пройти мимо, не нырять в это озеро сетевой любви, не читать оскорбления от анонимов…

В XVIII веке был такой британский литератор Сэмюэл Джонсон. Он издал лучший на то время толковый словарь английского языка. Респектабельная публика Лондона потянулась к писателю домой, чтобы выразить восхищение его трудом. Среди гостей была группа аристократичных дам, которые сделали литератору оригинальный комплимент:

— Доктор Джонсон, изучив ваш словарь, мы хотим поздравить вас с тем, что вы не включили туда ни одного вульгарного и непристойного слова.

— Почтенные дамы, — ответил им Джонсон, — я, в свою очередь, поздравляю вас с тем, что вы их искали.

Каментары