483

Владимир Дзюба: Кодекс чести

30.03.2020 Крыніца: Владимир ДЗЮБА, журнал "Абажур"

Порой кажется, что душа Беларуси катится в никуда. А так хочется прислониться к Истине. Но правду искажают, затаптывают, прячут. И будем мы сокрушаться до тех пор, пока не отстоим свое конституционное право на всестороннюю и объективную информацию. Но упрямых романтиков, защищающих свободу слова, становится все меньше, а надзирателей и атакующих легионеров — все больше. Народ же в большинстве своем пока безмолвствует.

Под прицелом

У страны, где преследуют журналистов, нет будущего. В стране, где ограничивают свободу слова, народ никогда не будет знать правды.

Кому-то хочется жить во лжи? Безусловно. Но большинству людей — нет. Ведь жили уже, аж 74 года, вплоть до распада СССР.

Потом, когда в 1991-м Беларусь стала суверенной, надеялись, что все изменится. Надежда, увы, прожила всего лет пять…

Сегодня независимых журналистов и граждан, которые имеют смелость критиковать власти предержащие, по-прежнему преследуют. Они находятся под прицелом идеологов, сотрудников милиции и спецслужб.

Методы применяются самые разные: «профилактические» беседы с сотрудниками КГБ и прокуратуры, шантаж (намеки на то, что у твоих близких могут быть проблемы), угрозы «неизвестных», попытки завербовать (склонить к сотрудничеству) журналистов, составление сомнительных протоколов об административных правонарушениях, суды, штрафы. Сильнее всего честного человека ранит ложь.

 Диана Середюк

Взять хотя бы историю журналистки газеты «Новы час» Дианы Середюк. Когда в суде выяснилось, что показания милиционеров не соответствуют действительности, судья отправил протокол «на доработку». К очередному суду в новом протоколе уже было указано другое время и место, где милиционеры якобы видели журналистку. За участие в несанкционированной властями уличной манифестации ее наказали штрафом, хотя она выполняла редакционное задание.

Диана обратилась в суд с надеждой, что милиционеров-лжесвидетелей накажут. Но уверенности в том, что за ложь или клевету к ответственности могут привлечь сотрудников МВД, практически нет. Тем более по иску гражданского лица. Лично я такого за последние 30 лет не припомню.

Похожая история в декабре произошла и с членом БАЖ, фотографом Геннадием Вератинским. Его обвинили в участии в несанкционированной Минским горисполкомом гражданской акции. В постановлении суда Октябрьского района говорится, что «Вератинский Г. Л. принимал активное участие в массовом мероприятии, неоднократно выкрикивал лозунги». К делу был приложен протокол об административном правонарушении и рапорт, «согласно которому 01.12.2019 в глобальной компьютерной сети Интернет размещены призывы о сборе… на пл. Октябрьской в Минске для проведения несанкционированного массового мероприятия».

Геннадий Вератинский

Наличие в деле милицейского рапорта и показаний свидетеля как главных «обвинительных» документов еще понятно. Но причем здесь призывы в Интернете?! Ведь не обвиняемый их там размещал!

Короче, районный суд наказал Геннадия Вератинского штрафом «в доход государства в размере 30 базовых величин, что составляет 765 рублей». Это, кстати, больше, чем две пенсии фотографа.

После апелляции Минский городской суд оставил это решение в силе. Отметив, что жалобы Вератинского о том, «что он присутствовал на массовом мероприятии в качестве журналиста, обоснованными не считаются». Хотя даже на фотографиях, которые следователь приложил к делу, видно, что Геннадий стоит молча и держит руки в карманах. Никто из сотрудников милиции с ним не разговаривал. Откуда взялись показания свидетеля в суде, Геннадий тоже не знает. Кстати, во время фотосъемок он имел при себе удостоверение внештатного корреспондента, но суд это во внимание не принял.

Шрамы

Шрамы на теле, как правило, быстро заживают и про них забываешь. Шрамы в душе остаются на всю жизнь. Особенно если их нанесла чья-то ложь и угрозы.

Минувшей весной блогера Андрея Паука обвинили в том, что он отправил извещение в Гомельское управление МЧС о минировании райисполкома в г. п. Октябрьский. Андрея задержали, провели в его квартире обыск, забрали для проверки компьютеры, видеокамеру, мобильные телефоны. И завели на блогера уголовное дело по факту сообщения о минировании. Когда выяснилось, что это чья-то провокация, перед человеком даже не извинились. Хотя его увезли в отделение милиции в наручниках, а малолетняя дочь осталась дома без присмотра.

Блогер посчитал действия сотрудников милиции оскорбительными и обратился в суд с заявлением о компенсации нанесенного ему морального вреда. Но за день до судебного заседания, 24 сентября 2019 г., Андрей на свой адрес в Viber получил угрозы и оскорбления.

Андрей Паук

«Завтра суд и ты его проиграешь. Тема с обыском была создана для того, чтобы ты задумался о своем поведении, закрыл свой вонючий рот и устроился на работу. Скажи спасибо, что ничего не подкинули. Если будешь заниматься саботажем и очернением существующей власти, будут приниматься меры в отношении тебя. Сядешь и твоя (мерзкие слова) жена будет тебе передачки носить. Подумай, падла, как ты сейчас живешь… Не играй с огнем».

Спустя десять дней произошел очередной инцидент. Вечером Андрею Пауку позвонил оперативный дежурный Октябрьского РОВД и сообщил, что с номера самого Паука поступил звонок о том, что он «убил свою жену вместе с любовником». Супруга Андрея Ольга перезвонила в отделение милиции и сказала, что это очередная провокация. Она написала заявление на имя начальника РОВД с требованием найти злоумышленников и определить, каким образом они используют телефон ее мужа для провокаций.

Эту цепочку угроз и морально-психологического террора дополняет еще один факт. Когда 15 мая минувшего года на электронную почту МЧС поступило письмо о минировании Мозырского районного суда, в этом сообщении снова был указан телефон и адрес Андрея Паука. Тогда же блогер написал заявление в милицию с просьбой установить личность человека, который сообщает о минировании госучреждений и использует его имя.

В связи с этими провокациями Белорусская ассоциация журналистов обратилась к министру внутренних дел Юрию Караеву с просьбой взять под личный контроль расследование противоправных действий в отношении члена БАЖ Андрея Паука. Вскоре Ассоциация получила письмо за подписью первого заместителя начальника УВД Гомельского облисполкома Олега Шулявского. В нем сообщалось, что сотрудники органов внутренних дел «принимают все необходимые меры, чтобы найти личность, которая совершила противоправные действия…».

Но до сих пор расследование ни на йоту не продвинулось.

Хочется обратить внимание, что все угрозы и оскорбления в адрес блогера поступали сразу же после его обращений в милицию, поэтому Андрей Паук высказал предположение, что за всем этим могут стоять люди в милицейских погонах. Но начальник РОВД поселка Октябрьский Руслан Задорожный сказал, что такого не может быть и что в его отделе работают исключительно порядочные люди.

Иск Паука к райотделу милиции Октябрьский районный суд отклонил. Признав, что у должностных лиц имелись достаточные основания подозревать блогера в совершении преступления. Не согласившись с таким решением, Андрей подал апелляционную жалобу в Гомельский областной суд, который не нашел оснований для отмены решения районного суда.

«В спорах между гражданином и государством в наших условиях побеждает государство, -- говорит юрист Леонид Судаленко, который от БАЖ выступал в суде как доверенное лицо блогера. -- У нас нет независимого суда, поэтому судьи защищают прежде всего государственные интересы… И суд вслед за милицией повторяет: все правильно, все законно. При этом никто не называет тех правовых оснований, которые давали возможность задерживать блогера Паука».

Тем временем исключительно порядочные люди из регионального управления Следственного комитета, которому поручили вести расследование, а также сотрудники Октябрьского РОВД спят спокойно. Злорадствуют подонки, совершившие гнусные поступки. Не спится только семье блогера Андрея Паука, в которой растут двое несовершеннолетних детей. Они не уверены, что их смогут защитить люди в погонах.

Судьба фрилансера

Латинское terror — страх, ужас. Применение насилия, вплоть до физического уничтожения противников. Чрезмерная жестокость по отношению к кому-либо. Запугивание (например, идеологический террор). Такую трактовку дает «Большой словарь иностранных слов» (автор А. Н. Булыко, доктор филологических наук).

Значение слова «террор» в реальной жизни сполна испытал гомельский фрилансер Константин Жуковский. Его семья, как и многие семьи журналистов, которых преследуют за профессиональную деятельность, пережила не один тревожный день и не одну бессонную ночь. В январе 2019 года Константин публично заявил об угрозах в свой адрес и адрес своей семьи. Тогда же и попросил политического убежища в одной из европейских стран.

Вот что он рассказал вскоре после эмиграции: «Дома мы постоянно волновались за несовершеннолетнюю дочь. Так называемый «Русский мир» и КГБ не давали нам покоя. Репрессии посыпались как из мешка после того, как я публично рассказал о нелегальной миграции на госгранице. Меня кидали на сутки, штрафовали, приковывали наручниками к дереву, травили и избивали даже в отделении милиции. На электронную почту я постоянно получал угрозы, у нас пропали ключи от машины, потом некоторые документы. Мы не стали ждать, пока нам подкинут наркотики и уехали… Мы перестали волноваться, мы наконец-то перестали бояться жить!».

Кастусь Жукоўскі пра эміграцыю: жыць у такіх умовах многія ў Беларусі нават не мараць

В «Абажуре» № 2 за 2016 год мы напечатали интервью с Константином Жуковским, который тогда сказал: «Много моих знакомых уехали из Беларуси, потому что не видели здесь перспектив. В основном из-за сложной экономической ситуации… В любом случае это большая трагедия, когда люди вынуждены покидать родину. Как правило, уезжают лучшие — те, кто не сидит на одном месте и не ждет помощи от государства. Что касается меня, то я пока не рассматриваю вариант с эмиграцией. Уезжать буду только тогда, когда почувствую непосредственную угрозу моей жизни». Как говорится, не прошло и трех лет…

В том интервью Константин предположил, что преследуют его, скорее всего, за сотрудничество с телеканалом «Белсат». Например, за видеосюжеты про остановку работы производственных госпредприятий, невыполнение властью социальных стандартов, нищету людей, что разрушало миф про социально ориентированное государство. А еще, предположил журналист, его критические материалы могли «подпортить авторитет» кому-то из местной вертикали, за что и мстят.

История Константина Жуковского как две капли воды похожа на десятки историй других журналистов-фрилансеров, которые критикуют действия чиновников и честно рассказывают о волнующих людей проблемах.

«Идет охота на волков…»

Методика преследования фрилансеров давно отработана.

Как правило, милиция «берет след» после выхода какого-либо видеосюжета на спутниковом телеканале «Белсат». Разумеется, оперуполномоченные не сидят днями у телеэкрана, для этого есть специальная группа людей, этакий «идеологический спецназ», который все фиксирует. Потом поступает команда «фас!». И отправляются сотрудники милиции по городам и весям Синеокой, чтобы опросить героев интервью, которые вынуждены давать объяснения. Тут же пишутся милицейские протоколы и начинается административное производство. Финал известен – суд и штраф.

И денег на эту бесконечную «погоню» тратится немало. Разумеется, из госбюджета, который в том числе пополняется за счет налогов трудового народа. Таким образом его, народ, лишают одного из конституционных прав на получение объективной и всесторонней информации за его же деньги.

Про честь

Не важно, носишь ты погоны или нет, но чувство чести должно быть у каждого. А еще чувство долга перед людьми и обществом, которому ты служишь.

Все это прописано в присягах силовых структур и разных кодексах чести.

«Клянусь свято соблюдать Конституцию и законы Республики Беларусь, приказы командиров и начальников, высоко нести честь и достоинство работника органов внутренних дел, не жалея своей жизни защищать права, свободы и законные интересы граждан, общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств…», — написано в присяге сотрудников белорусской милиции. А пункт 1 Кодекса чести офицера внутренних войск МВД Республики Беларусь гласит, что «служение своей стране и своему народу является высшей целью и смыслом жизни офицера». Все правильно, благородно, так и должно быть.

Но в моем сознании посыл о «защите законных интересов граждан» никак не совмещается с преследованием журналистов-фрилансеров, которое выливается в лишение тех же граждан неподцензурной информации.

Никто не спорит, что государственная власть, политическая система страны обязаны быть сильными. Но система власти не должна унижать и запугивать людей, тогда и люди будут уважать власть. Пока же чиновники, особенно в регионах, боятся только разносов, которые периодически устраивает президент. Это свидетельствует лишь о том, что система управления государством не работает. Вернее, работает, но под угрозой кнута. О чем и пишут независимые СМИ. За это их ненавидят большие и маленькие начальники.

Смею утверждать, что цели независимых журналистов и сотрудников силовых структур совпадают. Милиция и спецслужбы борются с разношерстной преступностью. Журналисты тоже стремятся сделать нашу жизнь чище: пишут о равнодушии чиновников, коррупции, очковтирательстве, лжи, о нарушениях во время выборов и много еще о чем, что мешает людям спокойно жить в «стране для жизни».

Господа силовики! Как ни прискорбно, но наша с вами работа связана с риском — вас и нас из-за нее убивают. Статистика преступлений против журналистов, думаю, даже намного ужаснее. К концу 2019 года, как сообщает авторитетная международная организация «Репортеры без границ», 389 журналистов в разных странах находились за решеткой из-за своей профессиональной деятельности. За минувший год было убито 49 журналистов. Кроме того, 57 работников СМИ были похищены, многие из них считаются пропавшими без вести…

Это неправильно, это противоречит здравому смыслу, когда сотрудники КГБ и милиции, следователи и опера гоняются за журналистами. Как будто других дел нет.

Не лучше ли направить свою энергию и профессиональные навыки на поиск тех, кто 7 июля 2000 года похитил нашего коллегу Дмитрия Завадского, судьба которого неизвестна до сих пор. Кто 20 октября 2004 года зверски убил в собственной квартире журналистку Вернику Черкасову. Вы сможете без стыда посмотреть в глаза их матерям, которые уже много лет живут надеждой, что справедливость восторжествует?!

Думаю, иначе сложилась бы судьба и был бы жив член нашей Ассоциации журналист Павел Шеремет, если бы его в 2010 году не лишили белорусского гражданства и не отправили на чужбину. Опять же за профессиональную деятельность.

Берем «Кодекс чести судьи Республики Беларусь». Столько правильных требований. «Всегда и везде судья должен вести себя таким образом, чтобы в обществе утверждалась уверенность в его независимости, объективности и беспристрастности при осуществлении правосудия» (ст. 3). А еще судье должны быть присущи «терпение, принципиальность, стремление глубоко разобраться в существе вопроса, умение выслушать собеседника и понять его позицию, взвешенность и аргументированность при принятии решений» (ст. 5).

Кому верить — кодексу чести судей или мониторингу БАЖ, который свидетельствует о том, что аргументы в пользу журналистов принимаются во внимание крайне редко. Вернее, почти никогда.

Оказывается, согласно ст. 9 «судья может участвовать в деятельности, направленной на совершенствование законодательства, судебной системы, судоустройства и судопроизводства». Вот я и предлагаю кому-то из уважаемых судей выйти с инициативой по внесению изменений в законодательство и приравнять права фрилансеров к правам журналистов, работающих в редакциях на постоянной основе. А заодно отменить пресловутую аккредитацию фрилансеров при МИД, которую им попросту не дают. Это решило бы столько проблем, не говоря про экономию времени и народных денег, которые тратятся на организацию «охоты» на неугодных журналистов. Уж кому-кому, а вам, независимым ни от кого в нашей стране людям, и карты в руки.

У нас, журналистов, тоже есть свой кодекс чести и Манифест совести, который мы приняли на съезде ОО «Белорусская ассоциация журналистов». В нем говорится о том, что мы обязаны уважать право общества знать правду, помня при этом, что никто не может владеть монополией на истину. Один из основополагающих принципов — «не угождать тем, кто при власти, помнить, что контроль за деятельностью властей является одной из важнейших функций средств массовой информации». Все как в демократически развитых странах.

Мы осознаем, что сегодня наши души открыты и спины не защищены. И считаем, что каждый выстрел в спину журналиста — это выстрел в будущее Беларуси.

Мы прекрасно осознаем, что нас ждут новые испытания. Как и то, что обязаны выстоять. С верой, что Правда победит лицемерие и ложь. Ведь не зря говорят: то, во что веришь, становится твоим миром.

При подготовке текста использованы материалы пресс-службы и мониторинга ОО «БАЖ», информация сайта spring96.org, сайта МВД.

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!