1486

Убийство Павла Шеремета: Почему следствие не продвинулось в раскрытии «дела чести»?

22.10.2017 Крыніца: Ольга Хвоин

В Беларусь приехал Кристофер Миллер (Christopher Miller) — автор доклада для CPJ "В правосудии отказано: Украина не продвинулась в расследовании убийства Павла Шеремета". Кристофер рассказал, какие обещания не выполнил Порошенко и почему украинское следствие имеет оттенок политически мотивированного.

В начале встречи белорусская журналистка Светлана Калинкина, которая хорошо знала Павла Шеремета, отметила, что для него делом чести и принципа было узнать, что случилось с пропавшим без вести оператором Дмитрием Завадским. По ее мнению, именно настойчивость журналистов помогла остановить политические исчезновения людей в Беларуси, потому что стало понятно — это не получится скрыть и “списать”.

“Когда это случилось с Павлом, журналистка Ирина Халип сказала: "Хорошо, что это случилось в Украине, а не в Беларуси или в России, потому что есть шанс узнать правду". Но прошел год и нет ни виновных, ни подозреваемых. А  журналисты вынуждены искать виновных и будоражить общественное мнение, чтобы было понятно — такое не должно происходить”, — сказала Калинкина.

Громкие слова Порошенко и минимальный результат

Мама Павла Людмила Шеремет рассказал, что она дважды встречалась с главой Украины Петром Порошенко. И если в первый раз он говорил много громких и приятных слов, то во время второй встречи, когда стало понятно, что следствие не продвигается, уже Людмила Шеремет поинтересовалась, действительно ли это убийство попадает в 7 % дел, которые никогда не будут раскрыты.

“У меня уже нет особой надежды, что дело будет раскрыто, — призналась мама Павла Шеремета. — Мне всегда нравилась профессия журналиста. Я переживала за своего сына, но мне казалось, что вот так не должны расправляться с журналистами. Однако это произошло. Я хотела бы вспомнить и Веронику Черкасову, которую убили за ее деятельность. Что я хочу сказать: будьте честными, но помните о близких. Будьте как Познер, будьте осторожными”.

Кристофер Миллер рассказал, что в течение трех месяцев он встретился со множеством людей, чтобы задать вопросы, ответы на которые могли бы помочь найти мотивы и исполнителей убийства.

В проекте работал еще один человек — в его обязанности входило вести мониторинг медиа и собирать информацию об убийстве, которая там появляется. Всего Миллер и его напарник проинтервьюировали около ста человек.

«Записи, которые мы сделали, раз в 20-25 больше, чем сам отчет», — говорит Кристофер.

Следствие «пыталось навесить убийство на удобного им врага»

Кристофер Миллер работал в нескольких направлениях.

Во-первых, он официально рассылал запросы каждой из организаций, вовлеченных в расследование. Также рассмотрел каждую из трех версий убийства которые рассматривали власти: украинский след, российский след, белорусский след. Ко всему он связался с журналистами из проекта журналистских расследований “Громадського ТБ» «Слідство Інфо” и OCCRP (Центр исследования коррупции и организованной преступности), которые вели свое расследование убийства Шеремета.

“Наш подход заключался в том, чтобы расследовать действия украинского следствия. Для меня это было как вскрытие тела с целью узнать, что же пошло не так, почему спустя несколько месяцев у следствия не было результатов”,— объяснил Кристофер зачем собственно его и наняло CPJ готовить доклад по делу.

После официальных запросов Миллер разговаривал с родственниками, друзьями, знакомыми. Это все должно было помочь  сформулировать возможные мотивы убийства Павла. И команда собрала все возможные мотивы, они начинались с личных и шли к профессиональным, были сформулированы и мотивы, напрямую не связанные с личностью Шеремета.

“Я обнаружил, что у Павла была интересная, сложная, неоднозначная жизнь. В какой-то степени он мог быть мишенью в трех странах (имеется в виду Украина, Беларусь, Россия — ред.), где отношение к журналистам очень плохое.  Но все же я не понимал, почему украинские следователи  не достигли никакого прогресса спустя несколько месяцев. После десятков интервью с родными и знакомыми Павла появился список вопросов к властям Украины, — рассказал в Минске Кристофер Миллер. — Вооруженный этой информацией я начал интервью с полицией, следователями и другими силовиками, занятыми в расследовании. Они неохотно шли на контакт, иногда даже не называли людей, которые занимаются этим делом. Все силовики работали с  различными теориями как основными.

И все они хотели найти связи с Москвой или некой организацией в России. Но не было никаких доказательств этому.  Вместе с тем следствие даже не допускало причастности к делу украинских властей.  Я сделал для себя вывод, что это похоже не на объективное расследование, а на политически мотивированное. Потому что в отсутствие доказательств они пытались навесить убийство на удобного им врага”.

Почему фото женщины, которая закладывала бомбу, не обнародовали?

Кристофер Миллер рассказал о нескольких фактах, которые вызывают, как минимум, недоумение.

Например, ему сказали, что полиция располагает видеозаписью, где лицо женщины, которая закладывал взрывное устройство под машину, хорошо видно. Но его не обнародовали, а эту женщину до сих пор не нашли.  В полиции Украины на вопрос, почему не поступить так, как это делается в подобных случаях, то есть обнародовать фотографию с призовом помочь установить личность и местонахождение человека, ответили, что публикация фото или видеозаписи с этой женщиной поставит под угрозу ее жизнь или вынудит ее покинуть страну.

Также Кристофер узнал, что лицо этой женщины якобы сверяли с некой фотографией, но с чьей и к чему это привело — неизвестно.

«Мое личное впечатление, следователи не располагают информацией о личности этого человека и просто хотели от меня отвязаться. То есть они делали видимость, что что-то знают», — сказал Миллер.

Когда вышел доклад CPJ с критикой украинского следствия, президент Украины Петр Порошенко  пообещал, что будет приглашен следователь от международной организации, который будет работать совместно с украинскими следователями. Однако этого до сих пор не сделано.

«Когда в прошлом месяце я спросил, почему не выполнено обещание, то услышал: «Я жду, когда вы порекомендуете мне человека». Я это все рассказываю, чтобы показать, что украинские следователи недостаточно серьезно подходят к следствию», — сказал Кристофер Миллер.

Кристофер отметил, что никто не препятствовал в Украине его расследованию. Разве что министр МВД Украины Арсен Аваков назвал журналиста  террористом.

«У Авакова вообще были дикие тории смерти Павла, которые он связывал с попытками убийства его. Но я рассматриваю это скорее как попытки увести меня в сторону от реальной истории», — говорит Кристофер.

В Беларусь и Россию следов не нашли

Также Кристофер Миллер отметил, что не было найдено ни одного подтверждения тому, что у убийства Павла Шеремета есть белорусский или российский след. Хотя и исключать этого пока нельзя.

Светлана Калинкина в свою очередь пояснила, что  была договоренность с украинскими журналистами, которые вели свое расследование, если появятся  следы, ведущие в Беларусь или в Россию, то подключатся группы на местах, которые знают страну и могут работать эффективнее.

«Но ничего не всплыло ни там, ни там. Единственный хоть какой-то след в Беларусь — это Малюта из Азова. Но он  также имеет украинский паспорт», — сказала Калинкина.

Отметим, Малюта (Сергей Коротких) в Беларуси известен как неонацист, друг главы белорусского отделения РНЕ Глеба Самойлова и друг спецназовца Валерия Игнатовича, осужденного на пожизненный срок за похищение оператора ОРТ Дмитрия Завадского.

Малюта (Сергей Коротких) встретился с Павлом Шереметом, по его словам, чтобы получить совет насчет акции протеста, которая была запланирована на следующее утро. Встреча длилась около 15-ти минут. Коротких заявил, что в день смерти Павла сразу пошел в полицию и дал показания, потому что дружил с Павлом. 

Следователи говорили, что посылали официальные запросы российским властям, некоторые говорили, что связывались с белорусской стороной. Но запросы Миллера о получении такой информации остались без ответа.

Людмила Шеремет и вовсе услышала абсурдный ответ от украинских следователей на вопрос, связывались ли они со знакомыми Павла в Москве, искали ли там связи.

«Они отвечали: «Вы же понимаете какие у нас теперь отношения с Россией. Может быть, когда-нибудь. И до сих пор никто к ним не обращался», — с горечью рассказала мама Павла Шеремета.

Дело должно дойти до правосудия

— Я надеюсь, что следствие будет доведено до конца. Но для начала президент Украины должен выполнить свое обещание и включить в команду следователей независимого эксперта, который будет наблюдать и обеспечивать объективность. Думаю, если это произойдет, дело может сдвинуться с мертвой точки, — еще раз подчеркнул Кристофер Миллер. — Если в помните ситуацию с Гонгадзе (Украинский журналист Георгий Гонгадзе был убит в 2000-ом году — ред.), то прошло много времени, прежде чем появились ответы на вопросы. И в этом случае может произойти подобное, если кто-то, например, идентифицирует подозреваемых. А следующим этапом должно быть правосудие. Но, к сожалению, тот факт, что появляется новая информация не всегда ведет к правосудию».

***

Доклад «В правосудии отказано: Украина не продвинулась в расследовании убийства Павла Шеремета» был подготовлен по заказу базирующегося в Нью-Йорке Комитета по защите Журналистов (CPJ, Committee to Protect Journalists). Презентация состоялась в Киеве в июле 2017 года. Авторы доклада спустя год после гибели Шеремета добились приема у президента Украины Петра Порошенко для близких Павла.

Кристофер Миллер, корреспондент "Радио Свобода" в Украине, пишет о конфликтах, коррупции и политике в регионе для The Times, The Guardian и Global Post. Работая в 2014 году редактором и журналистом в украинской газете Kyiv Post, он помогал в управлении редакцией, которая была отмечена в том же году Почётной медалью штата Миссури «За отличия в служении журналистике» за освещение газетой кризиса в Украине.

Кристофер Миллер выступил также в Гродно, партнером мероприятия выступила инициатива HrodnaMediaRoom, и в Бресте.