1740

Светлана Баксичева: Есть ли жизнь после журфака?

25.11.2016 Крыніца: Светлана БАКСИЧЕВА, "Абажур"

Получать знания на гуманитарных факультетах не очень обременительно. Заботы приходят после получения диплома.

Пока ученые размышляют о возможности жизни на Марсе, начинающих корреспондентов и обозревателей интересует приземленный вопрос: «Есть ли жизнь после журфака?» Сомнения в правильности выбора жизненного занятия настигают практически каждого. После очередного такого кризиса вспоминаешь заученное в детском саду «столько есть профессий разных, все их нам не перечесть» и задумываешься, а не пойти ли в приветливый мир, к примеру пиара или копирайтинга? За какой профессиональный камень зацепиться человеку, некогда решившему связать свою жизнь с информацией?

Работа

После нескольких лет учебы возникает — едва ли не у всех —  естественное желание найти работу. Полноценную, хорошо оплачиваемую, интересную. Такую, чтобы приходить в офис гореть, а не сгорать. Где же отыскать столь вожделенную вакансию?

Первым делом помочь могут товарищеские связи, тщательно собиравшиеся во времена студенчества. Есть несметное количество примеров, когда журналистами становились люди, имеющие за плечами абсолютно другую профессию. В таком случае должна же быть польза от журфака? Да, и это — всевозможные знакомства. Присовокупив пройденные стажировки, написанные статьи и неубиваемый оптимизм, можно добиться неплохого результата.

Тем не менее вакансия мечты редко оперативно подается на том самом блюдечке с голубой каемочкой. Нужно ее отыскать. Например, через интернет. Впрочем, чаще всего там гнездятся не самые привлекательные вакансии. Разумеется, лакомые кусочки встречаются, но пустующие места заполняются в мгновение ока.  Чаще всего, вбив в строку поиска «журналист», получаешь предложения стать копирайтером (почему, остается загадкой), специалистом по продажам, СММ-щиком.

Если постоянной работы нет, то фриланс — один из самых интересных путей. С внештатным журналистом готовы сотрудничать многие журналы, сайты, газеты. Но если человек недостаточно расторопен, решать денежный вопрос удаленной работой не так легко. Получив деньги за первую статью, радуешься, как ребенок. Энтузиазм несколько гаснет, когда понимаешь, что за месяц должен сделать около 10 материалов. Опытных работников этот фактор держит в состоянии постоянного творческого напряжения. Но перед молодым фрилансером сразу встает масса вопросов: что искать? для кого? в каком ракурсе? Начинающих работников тотальная самостоятельность может и вовсе застопорить: когда опыта немного, хочется получить полезные рекомендации насчет выбора темы, ее правильного раскрытия. Однако с «левым» человеком мало кто захочет нянчиться, и это вполне понятно. В цене занимательный и полноценный материал, а не сырая задумка или текстовый поток мыслей. Свобода и разнообразие против шаткости положения со всеми вытекающими последствиями — вот выбор фрилансера.

В общем, наш рынок труда достаточно неприветлив. Конечно, не все выпускники журфака томятся, ожидая, когда идеальная работа прискачет на вороном коне прямо к подъезду. Многие находят свое место в любимом деле. Однако факт есть факт, и часто вожделенный диплом попадает совсем не туда, куда хочется.

Рост

По идее, следование правилу «ни дня без строчки» может помочь в закономерной трансформации если не в акулу пера, то минимум в человека, хорошо владеющего ремеслом. Однако по дороге от количества к качеству есть вероятность затеряться и попросту не доехать в пункт назначения.

Одна моя знакомая работает в достаточно известном онлайн-издании. Она может назвать много плюсов своего положения, однако есть один недостаток, перекрывающий могильной плитой все преимущества: отсутствие профессионального роста. Дело даже не в лучшей должности или более высоком гонораре. «Темы, которые разрабатываются на планерке, порой достаточно глупые. Они предельно легкие, рассчитаны на читателя, который не хочет сильно напрягаться. Пища не для ума, а для коротания времени. В итоге получаю текстовую чересполосицу: один материал кажется достаточно интересным и нестыдным, следующий стараешься никому не показывать», — признается молодая журналистка.

Человек изрядно зависит от редакции и направленности издания. Если не повезло, то остаться при своих взглядах достаточно сложно. Хочется ли задерживаться в профессии при таком раскладе дел? Не всегда. Журналистика — деятельность, где карьерный рост не такой структурированный, как в других сферах. Развитие идет, скорее, горизонтально: опыт, опыт и еще раз опыт. Однако 500 статей в желтой газетенке не помогут чудесному превращению из утенка-дебютанта в лебедя-мастера.

Есть вторая сторона медали. Нынче от журналиста требуют не только текст, но и фото, видео, инфографику.  Это могут быть как самостоятельные продукты, так и второстепенное средство обрамления основной информации. Для пущей наглядности.

Выход один: вспоминать про «ученье — свет» и постоянно совершенствоваться. У журналистов есть один огромный плюс — по всему миру предлагается такое количество стажировок, что представителям многих других профессий представить это изобилие тяжко. Думаю, вряд ли стоит лишний раз упоминать, что изучение английского уже давно стало необходимостью. Обидно упускать замечательные возможности из-за незнания языка.

Многие варианты стажировок предполагают оплату расходов, связанных с проездом, проживанием, питанием. Это очень здорово, но важно привить себе мысль, что подобные семинары вовсе не для развлечения. Нужно не только наслаждаться, но и «мешки ворочать» — использовать полученные навыки в работе, причем незамедлительно. Прямо на тренинге-семинаре: чтобы руководитель/преподаватель имел возможность исправить возможные недочеты или просто помочь мудрым советом. Пока человек не успел отчалить домой, благополучно оставив в чужой стране баул с новыми знаниями.

Удовольствие

Матерые журналисты иногда произносят фразу подобного содержания: «Не думайте, что наша работа — это развлечение». Доля правды есть. Но все-таки присутствует тут некоторое лукавство. Разве не должен человек получать удовольствие от работы? Все равно, кто он — строитель или художник. Журналистский материал сам по себе способен принести и радость, и пользу, несмотря на то, какую тему приходится поднимать — развлекательную или остросоциальную.

Однако от выгорания никто не застрахован. Журналистика — профессия, которая коварно проникает во всю твою жизнь. Семейные или дружеские поездки так и норовят трансформироваться в репортаж, истории знакомых рассматриваются со стороны «будет ли полезно услышать это кому-нибудь еще». В определенный момент может появиться желание отдохнуть от всего.

Рутина есть и внутри рабочего процесса. Почти каждый материал состоит из множества небольших, но порой достаточно утомительных действий: встречи, интервью, расшифровка, систематизация, оформление. Список можно дополнять в зависимости от специализации журналиста.  Во время всего этого тщетно пытаешься придумать интересный заголовок, который еще и содержание не исказит.

И вот через некоторое время выходит статья. Смотришь — а там название другое, текст перелопачен, некоторые фрагменты вырезаны. Это еще не главная боль, все-таки редактору иногда виднее. Начинаешь свирепствовать после того, когда видишь в своем родненьком тексте кучу ошибок, возникших в результате такого перелопачивания. Или, например, слова, использование которых лично тебе кажется не самым удачным вариантом.

Равнодушие к твоим творческим порывам поджидает повсюду. Если искусство рождается из бунта и горячего желания изменить мир, то журналист, движимый такими же благими намерениями, может заплутать между ожидаемым и действительным. Вместо magnum opus — предупреждение не соваться в определенные темы, на смену адекватным собеседникам — нервные, порой слишком грубые сограждане. Не властитель мира, а встрепанный пудель, которого выгоняют отовсюду рассыпающимся веником бюрократии. Иногда даже упоминать не хочется, что ты имеешь отношение к своей профессии.

Впрочем, неприятные моменты встречаются всегда и везде. Тот, кто найдет в себе силы преодолеть их, получит отличную возможность: помогать другим делать мир лучше. Да, именно так. Не ловить утопающих, а находить профессиональных спасателей. Это благородная роль, которую достаточно сложно получить.

Сложно спорить: судьба заносит куда угодно. Но вряд ли фатализм играет здесь большую роль. Скорее ум и внутренние качества.

Помните огромную рекламу на Немиге, где был изображен Александр Солодуха и некий молодой человек? Там же надпись: «Жан Содель — лучший ведущий свадеб, выпускных, корпоративов». Угадаете, выпускник какого факультета этот самый парень?

Хочется верить, что у рассказа «Жизнь после журфака» есть иной конец, нежели «…а потом они все стали программистами».

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!