160 0

Снимать только ради денег нельзя: беларуские рекламные режиссеры рассказали о проектах, на которые никогда не согласятся

11.10.2018 Крыніца: marketing.by

В классных рекламных роликах нуждаются все продукты и компании - от безобидных стирального порошка и яблочного сока до АЭС и алкоголя. Но со всеми ли проектами интересно и комфортно работать режиссерам?

Marketing.by расспросил Владимира Нефедова, Андрея Гнёта и Ольгу Иваненку о том, в каких проектах им нравится работать, а на какие предложения по созданию рекламных роликов они никогда бы согласились (даже за миллион долларов). Также мы узнали, видят ли режиссеры разницу в работе беларуских и зарубежных продакшнов.

Владимир Нефедов, режиссёр и продюсер One Little Production:

342_oooo.plus.png

- Всё достаточно банально по интересным проектам: сценарий должен зацепить. Нет ничего круче внутренней мотивации - ты хочешь снять этот ролик и тебя не остановить.

Моя любимая стихия вода, поэтому обожаю подводные съемки. Последнее время с удовольствием берусь за ролики с юмором.

Я отказываюсь от рекламы табачных компаний, политики, и очень избирательно отношусь к фармацевтике. Ну и дохлые сценарии - сразу в топку. Снимать только ради денег нельзя, нужно любить проект. Хорошая репутация достигается за счет десятков роликов, а испортить всё можно одним проектом. Поэтому иногда лучше отказаться, чем браться за все подряд.

Страны, в которых я работал – Украина, Россия, Вьетнам, Казахстан, Италия, Латвия. В целом, принцип работы везде одинаковый. В Украине, России и Италии выбор съемочной техники гораздо шире, чем у нас или в перечисленных странах Азии.

В Беларуси в съемочной группе есть такой уникальный человек как начальник площадки. Он отвечает за размещение группы на локации, всегда в курсе, куда поставить плейбек, как проехать к объекту, где разместить транспорт и т.д. Это как слово "шуфлядка" - кроме наших никто не поймет. В других странах его обязанности распределяются между разными сотрудниками: что-то выполняет локейшн-менеджер, что-то директор производства, что-то администратор транспортного цеха. 

Очень интересно было снимать во Вьетнаме. Съемки проходили в открытом море, группа размещалась на пяти моторных лодках, а клиент и агентство находились на корабле в нескольких километрах от площадки. Со мной захотели обсудить какой-то вопрос и привезли к клиенту. Обсуждение длилось минут 20, но за это время волны сильно усилились и моя лодка не могла подплыть близко к кораблю. На меня надели спасательный жилет, и мы стали ждать волну, которая позволит лодке подойти на максимально близкое расстояние. А затем прыжок с палубы - 3-3,5 метра - в моторку. К счастью, прошел удачно, но хорошую дозу адреналина я получил. Такое возможно только в Азии.

Уровень качества кинопроизводства в Беларуси вырос в разы за последние десять лет. И продолжает расти. Я считаю, что здесь можно снимать очень крутые проекты. При наличии денег и хороших сценариев.

 

Андрей Гнёт, режиссер:

411_oooo.plus.png

- В первую очередь мне интересны сложные проекты, в которых я могу сделать для себя что-то новое. Творчество во мне — это когда хочется постоянно развиваться и двигаться вперед, когда не интересно повторяться. Вероятно, кто-то любит использовать некоторые приемы по многу раз, но у меня есть внутренне желание постоянно делать что-то новое. Это всегда очень волнительно, но интересно.

Я люблю проекты, в которых творческим единицам — режиссеру, оператору, художнику — дается свобода. Ведь коммерческая реклама - это довольно коварная история: мы работаем по четким задачам, и иногда коридор настолько узок, что даже нельзя сделать попытку что-то улучшить. К сожалению, лишь в одном-двух проектах из десяти тебе дают свободу по-настоящему. И в последнее время я стараюсь количество «несвободных» проектов сводить к минимуму: хочется развиваться и раскрываться.

Что касается проектов, с которыми я не будут работать, то скажу так: это слишком объемная тема, но если обобщить, то я не переступаю грань, когда у меня начинается внутренний конфликт со своими убеждениями. Например, я отказываюсь от проектов, в которых происходит подмена понятий — сходные с пропагандой. Не так давно не стал участвовать в большой рекламной кампании для атомных электростанций, где АЭС назывались «зеленой» энергетикой. Когда пытаются манипулировать сознанием и обманывать людей — это точно не для меня, это идет в разрез с моими представлениями о том, что такое хорошо и что такое плохо.

Я не снимаю ролики, в которых пропагандируется откровенная глупость или жестокость, особенно в отношении к животным. Это особо актуально для продуктов питания: на мой взгляд, все, что сделано из животных, это ужасно плохо – заметьте, даже сама фраза звучит не очень. Но есть и особо циничные проекты, в которых, к примеру, сначала показывают жизнерадостного теленка, а затем — кадры с шашлыком. И таких примеров, увы, много. Это совершенно для меня невозможно. 

Я наверняка не буду участвовать в политических проектах. Просто потому, что это слишком серьезная тема, которая из области рекламы переходит в область откровенной манипуляции общественным сознанием, что может иметь очень глубокие последствия. Я не возьму на себя такую ответственность, пока сам до конца не разберусь в теме. И, скорее всего, разобравшись, скажу «не верю».

Наконец, я не буду браться за проекты, из которых я вырос и которые я уже делал много раз.

Отвечая на вопрос о разнице в работе беларуских зарубежных продакшнов, я сразу должен оговориться — в Беларуси я работал пока лишь только с Partizan Production. Но мне кажется, что дело не в стране, а в крупности и профессионализме продакшна и тех бюджетах, с которыми он работает. В большие известные продакшны приходят дорогие проекты, там работают высококлассные специалисты, там очень хорошее планирование, большой выбор инструментов для режиссера и в целом почти идеально отлажена работа.

В более мелких продакшнах из-за ограниченности ресурсов (финансовых и человеческих) случается нестабильность в работе. Любая нестандартная ситуация потенциально может привести к большой проблеме, в то время как большие продакшны имеют должный уровень профессионализма, опыта и денег, чтобы эту проблему мгновенно решить.

И, наверное, есть еще одно отличие между условно «нашей» рекламной сферой (назовем ее русскоговорящей) и западной: в последней я встречал крайне внимательное и уважительное отношение к режиссеру и всем участникам творческой команды. На «западе» считается, что нанятые за большие деньги специалисты должны отработать гонорары, привнеся в проект все свои творческие знания и умения. И никто этому не мешает, а напротив – создаются все возможные и невозможные условия. Ведь, используя ресурсы специалистов по-максимуму, ты покупаешь и максимальный результат. К сожалению, в наших широтах можно часто столкнуться с так называем «заплечным» дизайном, когда рекламное агентство и клиент выступают в роли кукловодов: не будучи профессионалами в режиссуре, операторском мастерстве или иной узкой специальности, диктуются четкие команды, что и как нужно делать – и тогда складывается справедливое ощущение очень слабой работы на выходе. Но это хрестоматийные ошибки незрелого рынка, который, рано или поздно, должен повзрослеть.

Ольга Иваненко, режиссер рекламных роликов:

1478_oooo.plus.png

- Больше всего любю истории, которые похожи на маленький фильм с классической структурой. Еще очень важно, какая команда будет участвовать в реализации проекта. В первую очередь играет роль продюсер и продакшн: если для продюсера, как и для меня, важно снять интересную историю, это всегда отражается на качестве работы. Самые интересные - это сложные продуктовые истории и бьюти-проекты.

Наверное, никогда не стала бы снимать рекламу алкоголя. Отказываюсь от политических проектов.

Ещё очень люблю проекты, в которых я могу действительно поработать как режиссёр, и меня немного забавляет ситуация, когда тебя зовут для технической работы. Весной у меня случился очень интересный проект с сильным креативным директором: я не смогла внести почти ни одного своего предложения, потому что всё уже было настолько продумано до мелочей, что любая идея была лишней. На этом проекте я поработала только на постпродакшне. Я думаю, что на такие проекты больше соглашаться не буду - в такой ситуации подойдут любые режиссеры с небольшим опытом. Хотя креативного директора безумно люблю :)

Что касается разницы в работе беларуских и зарубежных продакшнов, то она есть. И большая. Мне кажется, это комбинация процессов, опыта, профессионализма и времени жизни рынка продакшнов. По сравнению с беларуским рынком, у россиян четче организован процесс подбора режиссеров. Иногда случаются ситуации, когда около 22 часов с разницей в три минуты мне прилетают приглашения в тендер от разных продакшнов на один и тот же проект. Это значит, что продакшны реагируют на просчеты от агентств и почти мгновенно подбирают пул релевантных режиссеров.

Во-вторых, я вижу, что агентства настроены очень доброжелательно по сравнению с нашими. Беларуским агентствам нравятся красивые длинные тритменты, а россияне смотрят на суть - никто не имитирует бурную деятельность. Еще в России очень продуктивная конкуренция подрядчиков: почти все фрилансеры и группа проекта работает очень слаженно.

В целом я вижу, что на российских проектах у меня больше возможностей и меньше ограничений по ресурсам, поэтому результат, конечно же, получается более впечатляющий. У нас вместо режиссерскрй работы мне часто приходится думать о том, как сделать неплохо. А когда ресурсы есть, ты просто можешь делать свою работь, и делаешь ее хорошо.

 

Все фото marketing.by

Каментары