1073 0

Ранка у козочки и свежий взгляд на клюкву — фоторедакции популярных медиа о работе в Беларуси

11.06.2018 Крыніца: Татьяна Ткачева для baj.by

«Сейчас я буду читать не только Onliner и TUT.BY. В моих закладках появится и «Радио Свобода!»  — так сказала одна из зрительниц первого фотокапустника, который организовал «ЦЭХ в рамках выставки World Press Photo в Минске в Культурном центре «Корпус».

Фоторедакции наиболее популярных изданий рассказали о своих буднях, правилах работы, и почему человек все больше кликает не на текст, а на картинку.

Мультимедийный отдел «Радио Свобода» сняли крутые видео о своей работе и памятку для всех, кто хочет снимать видео. Работники Onliner объяснили с научной точки зрения, почему они публикуют так много фотографий в материалах. Tut.by рассказал о том, как проходит взаимодействие фотографа и фоторедактора, как возникают идеи.

Гости встречи могли задавать вопросы и выиграть каталог World Press Photо. Самые интересные вопросы и ответы мы законспектировали.

Модерировал встречу фотограф с большим опытом, ныне фоторедактор Naviny.by — Сергей Балай.

Как  "не убить" журналиста, который считает, что фотограф иллюстрирует его текст?

Вадим Замировский, Tut.by: Дело в сотрудничестве. Главных нет. Фотограф и журналист, который пишет текст, должны работать в команде и сделать совместный результат.

Юля Волчёк, Tut.by: Когда мы верстаем материалы, фотографии проходят через меня. Пишущие журналисты стараются сразу  иллюстрировать свои тексты фотографиями. Среди фотографов есть такой мем — «Ранка у козочки». Если журналист пишет про ранку, то в материале не обязательно должна быть ранка. Вы уже про нее написали. А фотограф рассказывает свою историю визуально. И не надо ему мешать. Журналист и фотограф — это два автора. Конечно, есть такие моменты, когда нужна иллюстрация факта, например, обвалился дом и т.д. В остальных случаях должны быть две полноценные истории, рассказанные журналистом и фотографом. Фоторедакторы в изданиях это должны понимать.

Сергей Балай, Naviny.by

Юлия Котская, “Радио Свобода”: Я считаю, что фотограф и журналист должны договариваться. Я согласна с Юлей, что это также вопрос к редакторам — «Кто есть кто?» В нашей редакции этот вопрос на 90 % решен, когда мы говорим о мультимедийных проектах, которые не могут существовать без самостоятельного визуального ряда.

Влад Борисевич, Onliner.by:

Мы считаем, что фотографа нужно понимать. Фотограф порой важнее пишущего  журналиста. Просто нужно объяснить, что пишущие журналисты сейчас не в фаворе, люди все меньше читают длинные тексты и больше смотрят картинки. Это не значит, что пишущие журналисты хуже, они просто вторые.

Юлия Котская, “Радио Свобода”: Когда нам говорят: «Пойдите, щёлкните нам это», мы отвечаем, что ваш текст не новогодняя ёлка, а мы — не украшения для нее.

Дмитрий Брушко, Tut.by: Надо уважать друг друга. Когда пишущий журналист и фотограф делают историю, все должны понимать, что история — это не только слова, но и визуальный язык. Человек, с которым едешь, — профессионал своего дела, он знает, как рассказать словом. А вы работаете потому, что профессионально рассказываете историю при помощи визуального ряда. И вместе занимаетесь одним делом — рассказываете историю своей страны. Не надо никого "убивать". Давайте жить дружно.

Ольга Шукайло, Tut.by: Я, как бывший фоторедактор Tut.by с опытом три года, могу сказать, что бывают такие моменты, когда фотографу нужно подвинуться и сделать то, что просит журналист. Иногда журналист лучше разбирается в теме, иногда он лучше понимает, что ему надо, чтобы раскрыть тему. Потому что бывают такие моменты, когда фотографа зовут на съемку за полчаса до события, а значит не времени подготовиться. Всегда нужно договариваться и лучше это делать на берегу. Чтобы фотографии и текст друг друга дополняли.

 

Хороший визуальный контент о нашей стране получается у внешнего производителя: Sputnik Photos, VICE, The Guardian. Причина в свежем взгляде на Беларусь?

Максим Малиновский, работал в «БелГазете» и Onliner.by: Мы работаем для местных читателей и показываем то, что интересно здесь. Многие события имеют локальное значение и востребованы здесь, а не на внешнем рынке.

Ольга Шукайло, Tut.by: Добавлю, что на самом деле за пределами нашей страны существуют определенные стереотипы о том, как здесь живут люди. Зарубежные издания пытаются сыграть на этом. Если День воли более-менее будет интересен нашим соседям, то, например, фестиваль драников интересен только для нас. С другой стороны наш стадион «Динамо» сейчас интересен во Франции, дом, который строит Домрачева на Минском море, интересует норвежцев. Мне нет никакого дела, какой фестиваль завтра будет в Швейцарской деревне. А им нет никакого дела до нас.

Андрей Шавлюго, "Радио Свобода": С другой стороны Сергей Гапон снял клюкву так, что стало интересно во всем мире.

Белорусские фотографы — в финале Международного конкурса фотожурналистики имени Андрея Стенина

В этом году в номинации Long-Term Projects победителем стала голландский фотограф Carla Kogelman с проектом про жизнь двух сестер — Ich Bin Waldviertel. Какие темы, которые снимают белорусские фотографы, могут быть интересны на World Press Photo и может ли похожая серия из Беларуси занять первое место в этом конкурсе?

Дмитрий Брушко, Tut.by: Надо исходить из того, что такие истории сложно создать в нашей стране. Время, которое необходио для создания Long-Term Projects "убивает" фотографа. Суть в том, что новости даже годичной давности о Беларуси на мировом рынке не интересны. Интересны большие проекты — проблемы экологии, равноправия. В Беларуси проблемы экологии практически не освещаются.

Ольга Шукайло, Tut.by: Темы, которые ранжируются в мировой фотожурналистике, белорусские авторы снимают. Например, Александр Васюкович уже давно работает над темой насилия над женщинами. Но всё зависит от восприятия работ жюри. Нужно уметь находить истории и иметь чуйку вовремя продать, предложить на конкурс. В позапрошлом году была актуальна тема беженцев. Я тоже снимала. В итоге победила фотография, сделанная в трехстах километрах от места, где я была. Важен момент удачи и востребованности темы.

Сергей Гриц, Associated Press

Воспитываете ли вы вкус читателя? К чему стремится белорусский фотожурналист?

Юля Волчёк, Tut.by: Конечно, мы ставим перед собой такую цель — воспитать визуальное восприятие нашего зрителя. Как мне кажется, у нас такая страна, у которой с визуальной культурой туговато. Доказательство тому – билборды. Нас окружает безвкусица и я к этому отношусь очень пессимистично. Конечно, мы пытаемся на больших проектах отрываться. Например, на столетие революции мы сняли мультимедийный проект. Мы с Олей крутили-крутили и поняли, что будет прикольно снять Ленина через красный фильтр. Нужно давать возможность читателю смотреть на обычные вещи с необычной стороны, не бояться экспериментировать.

Дарья Бурякина, Tut.by: Специфика нашей работы носит спонтанный характер. Зачастую мы не можем знать заранее, куда мы будем отправлены. Если мы узнаем о месте съемки за час, полчаса, то нет возможности придумать какое-то супер решение или инновационный ход для съемки. Исходя из тех условий, в которых мы работаем, я считаю, что мы стараемся формировать вкус и с достаточно большой самоотдачей и душой подходим к выполнению заданий.

Максим Малиновский: Воспитывать должны родители, художественные галереи, церковь. Мы стараемся не показывать трэш. Воспитывать людей – это не наша задача как фотослужбы.

Влад Борисевич, Onliner.by: В нашей работе мы можем выражать наш внутренный мир, поэзию, но образовывать читателя через фотографию — это невероятная задача. Мы живем не среди самых красивых декораций, как, например, итальянцы. А у нас пока разрушенные стыки эпох.

 

Как фотожурналисты, что вы никогда не будете снимать и, как вы это не будете снимать? 

Влад Борисевич, Onliner.by: Я бы никогда не снимал конкурсы красоты. Недавно Сергей Гапон "запалил" меня на конкурсе купальников.

Дмитрий Брушко, Tut.by: Я расскажу историюс тех времен, когда я ушел из "Комсомольской правды" и еще не стал постоянно работать с Tut.by. Мне позвонили из редакции Tut.by и попросили сходить на съемку в морг. Нужен был репортаж о судмедэкспертизе. Экспертиза обычно означает насильственную смерть. Это было сложно: приходишь в здание и тебя встречает специфический запах. Потом тебя ведут в коридор и он не пустой. Это все тяжело, но в любом случае, ты — журналист и должен рассказать историю. Вопрос в том, как будешь это рассказывать.

Вадим Замировский, Tut.by: Для меня это вопрос не про то, что я не буду снимать, а про то, что я буду показывать. Возможно, я и нажму на кнопку, но никогда не покажу труп. Наша задача  сделать так, чтобы никто не пострадал. Здесь важна этика.

Юлия Котская, "Радио Свобода": В редакции есть ряд внутренних правил, которых мы стараемся придерживаться. Например, не снимаем ни на фото, ни на видео момент убийства. Это табу.

Сергей Балай, Naviny.by:  Несколько лет назад я общался с одним очень известным фоторедактором из Дании. Он сказал две вещи: мы доверяем фотографу, потому что мы его наняли и он знает, как правильно, но у них есть правило — снимать всё, а редактор выберет.

***

Большим достижением фотокапустника стало присутствие людей не из медийной «песочницы». В то же время было мало представителей СМИ. Возможно, поэтому во время мероприятия не прозвучали многие наболевшие и важные вопросы, с которыми мы сталкиваемся в работе ежедневно.

Например, почему в белорусских редакциях во время первой встречи, как правило, не обсуждается гонорар за проделанную работу. Если бы все мы в конце месяца вместо денег хотя бы один раз получили от работодателей бумажку, на которой написано «Вы работаете за идею. Спасибо!»,то вряд ли быы встретились в таком составе в следующий раз. А еще в кулуарах говорили о том, что во Франции, если вы заговорите о деньгах, с вами никто не будет сотрудничать.

Было бы интересно поговорить о том, что думают ведущие фотографы и фоторедакторы страны о публикации проектов на нескольких ресурсах. Почему фрилансер не может опубликовать свой long-term project несколько раз в СМИ, которые не конкурируют друг с другом. Естественно, после эмбарго. Было бы интересно узнать мнение коллег по поводу авторского права: как после публикации проекта в СМИ исключительные права автора автоматически переходят этому СМИ.

В целом подобные встречи позволяют публично обсуждать важные вопросы, договариваться, дискуссировать и помогать друг другу. От этого все мы и профессия фотожурналиста только выиграем.

Каментары