НЕ - ВАЙНЕ!
612

Психолог о тех, кто в стране и за границей: как примириться с нетерпимостью между белорусскими медийщиками

27.06.2022 Крыніца: Аўтар для Беларускай асацыяцыі журналістаў

Не было еще такой недели, чтобы белорусы в соцсетях не вели бурных дискуссий по какому-либо поводу. Есть преходящие темы не тех гостей на фестивалях, вычеркивания Василя Быкова из украинской школьной программы и прочие. А есть темы вечные. Например, конфликт уехавших и оставшихся. Участвуют в бурных обсуждениях и журналисты. О причинах таких конфликтов БАЖ поговорил с психологом и гештальт-терапевтом Натальей Скибской.

«Надо всем участникам регулярно напоминать, что мы одной крови, мы за одно дело»

— С какими проблемами к вам обращались медийщики?

Журналисты обращаются с ровно такими же проблемами, как и все вынужденные эмигранты. Это сложности адаптации, вопросы с самооценкой, с тем, как жить дальше и так далее. Ничего специфического я не увидела, ровно такие же запросы, как и у других клиентов.

— Откуда тогда возникают конфликты к своим же между уехавшими и оставшимися журналистами?

— Это не конфликт между журналистами, а конфликт между людьми, которые надеялись и верили в то, что делали. Точно так же можно говорить об этом и в среде просто белорусов, которые участвовали в протестах.  Для тех, которые остались, уехавшие – предатели. А для тех, которые уехали, оставшиеся тоже предатели. Как правило, вынужденные мигранты считают, что они теперь за границей потому что «не дожали», «не доделали», недо-, недо- и недо-.

То есть получается: «Мы пострадали потому, что вы все недостаточно делали».

Для человека, который подвергся репрессиям, очевидно, что он что-то сделал для борьбы и пострадал в результате. Его позиция была более яркая, более заметная. И ему, выходит, не хватило социальной поддержки.

— Как люди могут перестать считать друг друга предателями?

— Осознанность нужно повышать. Для меня, например, как для человека, который в этом варится и занимается осознанностью, это не проблема. Те, кто остались, для меня не предатели и те, кто уехал, не предатели. Но когда мы попадаем в какие-то эмоциональные «оковы», это ощущается ровно так.

Поэтому надо напоминать себе в первую очередь, что и уехавшие и оставшиеся — это соратники.

Вообще, вот этот наш «бульбосрач», любимая белорусская забава — это отвратительная штука. Надо всем участникам регулярно напоминать, что мы одной крови, мы за одно дело. И сейчас нужно не между собой ругаться, а друг друга поддерживать. То есть нужно помнить о том, что собеседники — не враги. 

Но это очень сложно. Ведь часто человек, который только недавно узнал имя, прочитал статью или просто где-то ему перепосты попадаются, он не знает предыдущую историю автора, что он сделал, какие его заслуги. Получается, он видит какой-то текст и «накидывает» на него свои фантазии. А в его фантазиях все те же мысли о предателях. 

И когда мы видим текст, одно слово сказанное или одну фразу, вырванную из контекста, не учитывая предыдущую историю — это белый лист, на который можно нафантазировать что угодно.

Вот и все. Надо с этим бороться. А еще не забывать, что часто под аватарками с бчб люди пишут такие комментарии, что просто караул — можно подозревать, что это боты.

И как же повышать эту самую осознанность?

— Нужно свои действия осмысливать. Мы очень многие вещи делаем компульсивно, инстинктивно. Человек часто не понимает, почему он что-то делает. Не зная своих истинных мотивов, не зная,как это у него работает вообще, как работает психика. Это нужно менять. 

Нужно понимать про себя больше, нужно понимать, что и как я делаю.

Например, если  я испытываю страх по отношению к какому-то человеку, то задаваться вопросом, почему так происходит. Часто это нерациональный страх, это может быть фантазия.

Например, можно не доверять мужчинам. И если журналист мужчина, то скорее на него я буду фантазировать что-то нехорошее. Или, например, может просто «колбасить» на какие-то фразочки. Важно понимать, что «это мое», что это не человек что-то сказал не то, а это ваша реакция на него. Поэтому нужно себя знать и понимать, как у вас все работает. Какой вы человек, что вас возмущает.

«Не надо пытаться вскрыть человека, как ракушку, испытывая его на прочность»

— Как разговаривать журналистам, находящимся по разные стороны границы?

— Нужно именно разговаривать, а не спорить, накидывая… Ссоры разгораются из-за того, что, например, кто-то написал пост или материал, куда вложил свое видение.

Кто-нибудь цепляется за определенную фразу. То есть начинает объяснять своими фантазиям мотивы автора.

И начинает нападать. И не получается конструктивного диалога. Нету «а почему ты так написал», «а я считаю, то вот так вот». Далее следуют оскорбления.  

И естественно еще закладываются последствия — если с человеком не произошло продуктивного диалога, а случилась ссора. И уже в голове записалось про этого человека, что с ним связаны негативные эмоции при взаимодействии. Какой он тогда соратник? Да никакой. 

Поэтому, конечно же, нам необходимо опыт отношений строить осознанно. То есть если я хочу знать этого человека, то я его не буду вскрывать как ракушку, испытывая его на прочность. А буду с ним разговаривать, узнавать, что это за человек, узнавать, интересоваться, какие его мотивы, как он мыслит, чего он хочет.

— Вы думаете, эти взаимные наезды может кончиться когда-нибудь? Вряд ли однажды все люди станут осознанными и будут вести размеренные дискуссии.

— Я бы хотела, конечно. Но они не закончатся.

Считаю, в фейсбучных скандалах нужны люди, которые будут «гасить» его и призывать к диалогу, помогать строить его.

А сейчас очень много людей, которые наоборот - дровишек подкидывают. 

Возможно, стоит не проходить мимо каких-то конфликтов, а участвовать в них, но конструктивно. Нам бы научиться этому.

— Как реагировать на хейт, если под пост пришли люди и начали агрессивно, как вы говорите, фантазировать на тему?

— Могу целый курс провести для журналистов. Но если кратко, то совершенно однозначно, если вы автор, то «разгонять» не надо. Важно не нападать. То есть можно говорить «я услышал вашу позицию» или «вы меня неправильно поняли». 

Все очень остро воспринимается, когда мы переходим на личности, когда вместо «мне не нравится то, что вы написали и ваши идеи, которые я здесь увидел и понял», человек осуждает написавшего. Просто нужно понимать, что с таким человеком конструктивный диалог вряд ли получится. 

Можно просто написать о том, что услышали человека и он имеет полное право на свое мнение. А если видите нападение на вашу личность, то вы можете этого человека заблокировать и сказать, что не принимаете такого отношения к себе.

Личность надо защищать. То есть мы говорим о текстах, позициях, мнениях. Но не говорим о том, что «вы козлы».

«Люди, которые остались в Беларуси, не понимают, что каждый эмигрант находится в сложнейшем процессе адаптации»

— Все такие конфликты связаны с эмоциями. И получается, что если человек написал что-то плохое, то хочется эмоционально ответить ему. Так что, сдерживать свои эмоции?

— Не проявлять эмоции очень вредно. Можно захлебнуться. Но можно, например, позвать товарищей для поддержки, которые за тебя заступятся. Они и сами могут прийти. Еще можно открыто написать, что вам неприятно агрессивное или оскорбительное отношение. Но не надо нападать в ответ.

Можно и нужно озвучивать то, что вы чувствуете. Здоровее будете.

И еще - когда мы между собой разбираемся конструктивно, мы же и сами получаем опыт того, что какой-то потенциальный конфликт можно разрешить положительно. И человек с той стороны, который на вас нападает, он тоже получает такой опыт.

— Недавно в соцсетях была популярной тема того, уместно ли уехавшим показывать себя на отдыхе, например, в то время, когда в Беларуси в тюрьмах больше тысячи политзаключенных, а многие под угрозой ареста. Откуда такой конфликт возникает?

— К сожалению, люди, которые остались в Беларуси, у которых нет опыта эмиграции, особенно вынужденной, не понимают, что каждый эмигрант находится в сложнейшем процессе адаптации. Тут не хотелось бы меряться, кому тяжелее, но каждый уехавший делает огромную тяжелую душевную работу. По принятию новой культуры, по «отпусканию» того, что осталось на родине. Ведь многие бежали. Оставили свою хорошую жизнь, достаток в Беларуси.

Знаете, есть такая хорошая фишка, которую я и коллеги рекомендуем использовать родителям подростков. Когда им очень не нравится их поведение, очень помогает проговаривание внутри себя фразы «как же ему сейчас тяжело».

Вот если бы каждый из нас, когда видит какие-то посты или комментарии, просто думал о том, как же этому человеку тяжело сейчас, это нам бы помогало сохранять больше гуманизма и доброжелательности друг к другу.

Люди имеют право отдыхать. Оставшиеся в Беларуси тоже ездят на отдых. Мы же в эмиграции смотрим и кусаем локти, завидуя тому, как кто-то встречается со своими родственниками, например. Это та роскошь, которая многим недоступна в пределах обозримого будущего. Но вроде никто не пишет по этому поводу гадких постов.

Еще важно, что к тем, кто уехал, больше внимания. Ведь они имеют возможность свободно высказываться и больше говорить. Здесь ведь же никто не взломает двери и не утащит в тюрьму.

Читайте ещё:

Аксана Колб: "У Беларусі шмат годных людзей. А дзе ж з імі яшчэ сустрэцца, як не за кратамі?"

Як праходзіць суд на Ірынай Слаўнікавай: бацьку на пасяджэнне не пусцілі

"Радуецца душа, калі на аўто ў Нью-Ёрку бачу налепку з “Пагоняй”: журналіст з Ганцавічаў пераехаў у ЗША

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!