2409

Проблемы СМИ в Беларуси: что, где, куда

17.07.2017 Крыніца: Андрей Бастунец для журнала "Абажур" Сюжэт: Заканадаўства ў галіне СМІ

Действительно ли Беларусь среди худших по свободе СМИ?

ГДЕ?

Весной «Репортеры без границ» опубликовали Всемирный индекс свободы прессы — ​2017. Беларусь в нем — ​153-я из 180. До этого несколько лет подряд наша страна занимала 157-е место, но вряд ли можно считать серьезным успехом «повышение» на 4 ступеньки. Мы по-прежнему среди стран, где ситуация в сфере свободы прессы оценивается «Репортерами» как неудовлетворительная. На их геополитической карте Беларусь находится между Свазилендом и Демократической Республикой Конго.

Схожие результаты дают исследования и других международных организаций. Например, в рейтинге Freedom House наша страна — ​в последней десятке, хоть и поднялась со 194-го места на 192-е.

Действительно ли все так плохо и Беларусь — ​одна из наихудших стран мира по свободе высказывания? Мира, в котором за год погибло 74 журналиста («Репортеры без границ»), а на 1 декабря 2016 г. в тюрьмах находилось 259 работников СМИ («Комитет защиты журналистов»)?

Не уверен. Но чем наша страна выделяется, и это, безусловно, влияет на ее репутацию, — ​так это степенью государственного контроля за информационным пространством.

Да, все рейтинги и оценки субъективны. Но эксперты оценивают вполне измеримые данные и процессы. Вина ли экспертов, что результаты этих измерений в Беларуси продолжают оставаться неудовлетворительными?

ЧТО?

На поверхности

Что не так со свободой СМИ в Беларуси? Конечно, сразу же вспоминаются непосредственные репрессии против журналистов. Раньше это были уголовные дела за клевету в отношении президента, разоряющие иски о защите чести и достоинства, индуцированные властью, санкции Министерства информации против редакций независимых СМИ. В последние годы — ​задержания журналистов и штрафы за сотрудничество с иностранными медиа без аккредитации. К слову, их легко подсчитать и сравнить. До недавнего времени динамика изменений была обнадеживающей. Например, если в «пиковом» 2011 году журналистов задерживали 167 раз, то в следующем, 2012-м, задержаний было только 60. Дальше эта цифра неуклонно снижалась из года в год, пока не достигла наконец 13 задержаний в 2016-м.

Правда, весной 2014 года появилась новая форма давления на журналистов — ​штрафы за сотрудничество с иностранными СМИ без аккредитации. Фрилансеров, чьи материалы появлялись в зарубежных медиа (в первую очередь на «Белсате»), стали обвинять в «нарушении порядка изготовления и/или распространения продукции СМИ» (часть 2 ст. 22.9 Кодекса об административных правонарушениях). За два года — ​до апреля 2016 года — ​журналистов успели оштрафовать 48 раз. Но затем почти год новых протоколов по части 2 ст. 22.9 Кодекса об административных правонарушениях не составлялось. До марта 2017-го.

Уменьшение давления на журналистов в 2016 году на рейтингах не очень-то отразилось. Вероятно, эксперты понимали, что изменения неустойчивы и в любой момент (в зависимости от внутренней либо внешней ситуации) репрессии в отношении журналистов могут вернуться на круги своя. Так и произошло.

С началом массовых акций протеста против «налога на тунеядство» белорусские власти забыли про «послабления» в отношениях со СМИ и вернулись к тактике «не дать делать картинку». Только за один день 12 марта в различных городах Беларуси было задержано почти в полтора раза больше журналистов, чем за весь прошлый год — ​18. А в День Воли — ​25 марта — в два раза больше, чем 12 марта. Всего за «горячую весну — ​2017» БАЖ зафиксировал 96 задержаний журналистов, 10 из которых завершились административными арестами на срок до 15 суток.

Возобновилось и преследование журналистов по ст. 22.9 КоАП. На конец мая уже 22 раза журналисты были оштрафованы за сотрудничество с иностранными медиа на общую сумму в 15 525 белорусских рублей (для получения эквивалента в евро разделите на 2). И милицейско-судебный конвейер продолжает свою работу.

А ведь это только те проблемы, которые в буквальном смысле слова очевидны! Которые являются предметом обсуждения официального Минска с международными структурами и Евросоюзом. Которые легко решаемы, наконец.

В отличие от других, которые носят системный, хронический характер.

Системные проблемы в сфере СМИ

Уголовное преследование за свободу выражения мнения

Если раньше журналистов судили по диффамационным статьям (их в Уголовном кодексе Беларуси шесть, включая повышенную ответственность за клевету и оскорбление президента — ​ст. 367 и 368), то в 2016 году активно использовалась ст. 130 «Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни» УК. В октябре по ней был осужден Эдуард Пальчис, основатель 1863x.com — ​блога, в котором резко критиковал действия России в Украине. В декабре задержаны три белорусских автора российских изданий (все они сотрудничали с информационным агентством REGNUM). Как объясняют официальные лица, за «оскорбление белорусского языка» и «попытку вбить клин между братскими народами». Они находятся под стражей уже полгода. Руководитель отдела «Репортеров без границ» по Восточной Европе и Центральной Азии Йохан Бир заявил, что «статьи этих трех блогеров являются спорными, но это не оправдывает их заключение. В соответствии с международными стандартами их временное задержание не является ни необходимым, ни пропорциональным».

Использование законодательства о противодействии экстремизму для давления на СМИ и журналистов

Закон «О противодействии экстремизму» дает очень расплывчатое определение этого термина — ​на страницу. Соответственно гуттаперчевым оказывается и понятие «экстремистские материалы». Признание таковыми альбома «Пресс-фото Беларуси. 2011», лишение лицензии издательства «Логвинов», закрытие «Авторадио», уголовные дела против Э. Пальчиса и регнумовцев — ​это лишь несколько примеров действия законодательства об экстремизме. В 2015 году созданы республиканская и областные экспертные комиссии по оценке информационной продукции на предмет наличия/отсутствия в ней признаков проявления экстремизма. Специалистов по этому вопросу в комиссиях — ​считанные единицы, а «квалифицированное большинство» — ​госслужащие с совершенно другой квалификацией. Фактически решение вопроса вынесено из правовой сферы в бюрократическую.

Чрезмерные полномочия Министерства информации по регулированию информационной сферы

Сегодня в руках Мининформа сосредоточены широчайшие полномочия: от регистрации СМИ и распространителей их продукции до применения санкций к ним — ​вплоть до возбуждения дел о прекращении выпуска СМИ или внесудебного блокирования интернет-ресурсов. Республиканская «антиэкстремистская» комиссия действует также при Министерстве информации. Перечисление случаев вмешательства Мининформа в свободу СМИ способно занять в «Абажуре» несколько страниц.

Между тем в Армении ведомство, подобное Мининформу, было упразднено несколько лет назад. Как сообщил, выступая в 2015-м на первой конференции СМИ Восточного партнерства руководитель Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян, это повлияло на ситуацию со СМИ в стране только в лучшую сторону.

Проблемы с доступом к информации

Около 70 государственных органов (включая то же Министерство информации) вправе относить свои сведения к государственным секретам. Но и там, где информация вполне «невинная» (например, о количестве родившихся или о том, где можно кататься на скейтбордах), государственные органы и учреждения раз за разом отказывают журналистам в предоставлении сведений.

Используются и другие фильтры на пути информации к прессе: аккредитация, запрет госслужащим выступать в СМИ без разрешения началь­ства, пресс-службы (выполняющие во многих ведомствах «заградительную» функцию)…

Дело не только в том, что журналисты лишаются профессионального инструмента. Информации и возможности делать осознанный выбор лишается общество.

КУДА?

Карта перемен

Для того чтобы ситуация в сфере свободы выражения мнения в Беларуси соответствовала демократическим стандартам, мало внести изменения в действующее законодательство. Его надо заменить принципиально другим, что невозможно без политической воли властей, которой пока не наблюдается.

Но экономика и разногласия с Кремлем подталкивают Беларусь к выстраиванию отношений с демократическим Западом, для которого свобода выражения мнения имеет принципиальное значение. И это дает определенные шансы СМИ. Постепенное уменьшение количества задержаний журналистов в течение предыдущих лет, приостановление почти на год преследования фрилансеров за сотрудничество с иностранными медиа, возвращение в киоски и подписку независимых печатных изданий показывают, что планомерная работа с властями (с привлечением в союзники общественности, СМИ, международных организаций и структур) может дать эффект.

БАЖ разработал «дорожную карту» реформирования ситуации в сфере СМИ. Вначале мы предлагаем принять меры преимущественно правоприменительного характера, которые могут быть осуществлены в кратчайшие сроки. На втором этапе необходимо серьезное изменение действующего законодательства, а на третьем — ​принципиальное реформирование законодательной базы, закрепляющее изменение самой системы взаимоотношений «госу­дар­ство — ​общество — ​СМИ».

Среди мер, которые нужно принять на первом этапе, выделю следующие:

— вернуться к мораторию на привлечение журналистов к ответственности по части 2 ст. 22.9 КоАП за сотрудничество с иностранными СМИ. Год эта статья не использовалась — ​и мир не перевернулся;

— исключить применение заключения под стражу в качестве меры пресечения (и лишения свободы как наказания) по делам, связанным с осуществлением свободы выражения мнения, «если только критика или оскорбление не направлены на подстрекательство к насильственным действиям или же могут повлечь такие действия» (Йохан­несбургские принципы);

— ввести мораторий на внесудебное применение санкций к СМИ, включая блокировку интернет-ресурсов.

Второй этап, основное:

— исключить из Уголовного кодекса Республики Беларусь ст. 188 «Клевета», 189 «Оскорбление», 367 «Клевета в отношении Президента Республики Беларусь», 368 «Оскорбление Президента Республики Беларусь»,369 «Оскорбление представителя власти», 3691 «Дискредитация Республики Беларусь»;

— лишить органы внутренних дел права составлять протоколы по ст. 22.9 «Нарушение законодательства о средствах массовой информации» КоАП;

— изменить законодательство о противодействии экстремизму с учетом рекомендаций Офиса Представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ;

— перейти от разрешительного к уведомительному порядку регистрации СМИ, передать функции регистрации от Мининформа к независимому органу;

— лишить Министерство информации кон­трольных функций и полномочий по применению санкций к СМИ, интернет-ресурсам, издателям, распространителям продукции СМИ и т. д. (заинтересованные лица могут в общем порядке подавать иски либо применять другие меры в отношении субъектов СМИ, допустивших злоупотребления свободой слова);

— отменить запрет на сотрудничество белорусских журналистов с иностранными СМИ без аккредитации как противоречащий Конституции и международным обязательствам страны;

— обеспечить равный доступ к информации всем журналистам онлайн- и офлайн-СМИ, независимо от формы собственности;

— изменить порядок выделения бюджетного финансирования средствам массовой информации (независимо от формы собственности, на конкурсной основе).

На третьем этапе законодательство о СМИ должно быть реформировано в соответствии с демократическими стандартами.

Надеюсь, государство осознает необходимость принятия следующих мер:

— разгосударствление государственных СМИ, издательско-полиграфических мощностей и систем распространения печатных СМИ;

— запрет государственным органам выступать в качестве учредителей средств массовой информации, кроме изданий, которые публикуют официальные материалы и правовые акты этих органов;

— изменение функций Мининформа либо вообще ликвидация этого министерства;

— создание независимого регулирующего органа в вещательном секторе;

— трансформация государственной Белтелерадиокомпании в Общественное телевидение.

Первый вариант Концепции реформирования законодательства о СМИ Белорусская ассоциация журналистов подготовила еще в 1999 году. Но с тех пор законодательство полностью изменилось. К сожалению, не в лучшую сторону. Значит, нужно продолжать работу.

Не скрою: иногда одолевают сомнения. Нет, не в том, стоит ли что-то предлагать властям, если они не готовы воспринять предложения. А в том, не готовим ли мы ветхие мехи для молодого вина.

Сложно предсказать, каким станет медиапространство (да и наша жизнь вообще) лет через пять — ​семь. Возможно, все нынешние наработки окажутся устаревшими. Но надеюсь все же, что они будут востребованы раньше, чем этот мир снова кардинально изменится.