597 0

Под прицелом: как «Репортаж с рюкзаком» прошел по танковой колее (фото)

05.01.2017 Крыніца: Елена Анкудо для baj.by

«В связи с праздниками (католическое Рождество, лат Adventus), может быть, не подстрелят, — тон проводника «Репортажа с рюкзаком» Евгения Дикусара, объявившего поездку в сторону Борисова, был оптимистичен, но сух. Мы отшутились, пообещав, что возьмем бутерброды, а не петарды, не ожидая оказаться на действующем полигоне.

Работа на грани — наше все: в поисках информации журналисты привыкли рисковать, даже когда дело касается обычных, казалось бы, вещей. Не стал исключением и спецпроект БАЖ: потеряв чучело Масленицы в первом весеннем костре, «Репортаж с рюкзаком» добрался до четвертого реактора ЧАЭС, рванувшего на весь мир, и едва не растерял участников поездки на стыке границ Беларуси, Латвии и России. Этого, впрочем, оказалось недостаточно. Подчиняясь законам времени, наш неуемный проводник полез на амбразуру. Вернее, полигон: систематизируя белорусские вершины, турист-альпинист Евгений Дикусар отыскал одну из них на территории 227-го общевойскового полигона «Борисовский».

«Высота Карьерная, 176,0 м над уровнем моря, расположена на территории Пересадского сельсовета (Борисовский район), — инструктаж начался рано утром, едва электричка тронулась в сторону Борисова. — Это в 2,8 км на запад от Борисова, 1,8 км на северо-запад от деревни Остров и в 5,5 км на юго-восток от деревни Стаховский Прудок. Представляет собой высокий восточный борт бывшего песчаного карьера. Геодезической отметки нет — возможно, разрушена танками».

Мы переглянулись: танками, не туристами?

"Маршрут похода идет по действующему полигону, — с каменным лицом продолжил Дикусар. — На территории проходят учения, есть человеческие жертвы. Просьба соблюдать осторожность, от группы далеко не отходить даже по технической нужде: лучше сделать по-маленькому на глазах товарищей, чтобы не рисковать по-большому над неразорвавшимся боеприпасом».

Дело принимало нешуточный оборот. Вот только лес у полигона, едва укрытый снегом, звал в путешествие, а не к бегу с препятствиями: ни ограды, ни предупреждающих знаков, ни солдатского патруля…

«У солдат праздники, — предположил Дикусар. — А об опасностях не мне, а бывшему военнослужащему надо было рассказывать, который по полигону на велосипеде катался. Как сообщили военные, грибник-пенсионер сломал велосипед и начал чинить его какой-то железякой, найденной тут же. Железяка оказалась кумулятивным снарядом и рванула на всю округу. Да так, что не осталось ни велосипеда, ни пенсионера».

Укрытия для танков и людей

Словно в подтверждение слов проводника, лесная дорога превратилась в гусеничную колею.

 

«Это следы танков! — авторитетно заявил один из участников похода Егор Юрлов, — А сбоку — танковое укрытие. Здесь проходят учения». Большой овраг оказался рукотворным: его выкопали по размерам боевой машины на гусеничном ходу.

Стоило посмотреть по сторонам — и поход на вершину превратился в военный квест: кроме танковых укрытий начали попадаться сооружения для людей.

«Место для командования, —так обозначил Дикусар деревянное строение, напоминающее гигантский ящик. — Видите — стол для карт?»

Чуть дальше — укрытие для нескольких танков с кострищем: здесь отдыхали солдаты.

Через километр — коробка из кирпича.

«ДОТ, долговременная огневая точка», — Егор явно знает, что происходит на полигонах по будним дням. Подойдя к строению, уточняет: «военно-полевой бар». В руках у моего спутника весомый аргумент — пустая бутылка.

Боевой карьер

Дорога, взрыхленная танками, уходит в сторону. Туристы с опытом восхождения на горные вершины повыше белорусских Алексей Ковенский и Ирина Колесник сверяются с картой и компасом. Несколько минут пути — и перед глазами открывается потрясающий вид: глубокий карьер с невысокими елочками. Вот это площадка для тест-драйва!

«Я бы сказал, для обстрела», — уточняет Егор, профессионально сливаясь с елкой на краю обрыва.

Дикусар достает навигатор: высота взята!

Остальные участники похода рассматривают иные остопримечательности.

Вот какой-то шутник напялил на ветку березы искореженный кусок железа. Снаряд?

Дорога через низину оборудована чем-то похожим на понтонный мост для очень тяжелых машин – танков.

При ближайшем рассмотрении фанерный билборд на краю поля превращается в мишень, а само поле — в стрельбище.

Дорожный знак: «Осторожно, танки!»

Едва достаем фотоаппараты, как по полю прокатывается скрежет: к нам едет танк!

Мужчины напрягаются, но, вглядевшись вдаль, успокаивают: «без паники, барышни, похоже на демилитаризированный МТ-ЛБу. Такие для установки оборудования и перевозки грузов в условиях бездорожья используются».

Легкий гусеничный автомобиль проносится без остановки, но Дикусар на всякий случай приказывает свернуть в лес — тем более, где-то здесь, по расчетам проводника, должна находиться еще одна высота, на этот раз — безымянная, хотя и выше — 193.5 м.

Вот только отыскать ее даже с навигатором сложно: рельеф обезображен гусеничными протекторами.

«Вершина погибла, — печально констатирует проводник, но упорный Алексей исправляет ситуацию, подзывая группу к углублению в земле, у которого лежит каменный столб: все, что осталось от геодезической высоты под напором боевых машин.

Присутствие танков, военных, и, быть может, даже снайперов заметно невооруженным глазом: лист железа, искореженный явно осколками разорвавшихся гранат, огромный снаряд, который Егор деликатно называет боеприпасом.

 

Трудно представить велосипедиста, который решится отремонтировать такой «железякой» велосипед.

«Ближе пяти метров не подходить! — цыкает на фотографов Дикусар. — От учений в борисовских квартирах окна трясутся, а дети с мокрыми штанами просыпаются. Пусть хотя бы в выходные народ отдохнет!»

Похоже, что и сами военные решили не шуметь перед праздниками. Не смотря на активность в районе одного из полей, по которому сновали люди в камуфляже, звуков выстрелов и взрывов мы так и не услышали. В день фиксации высоты Карьерной город Борисов спал спокойно.

Фото автора

Каментары