521 0

«Отвернись и занимайся порно». Журналисты рассказали, что делают, когда ничего не хочется делать

05.12.2018 Крыніца: Ольга Шуманская для Baj.by

Чувство юмора, энтузиазм единомышленников и шарлотка журналисты рассказали, что помогает вытаскивать себя из состояния эмоционального выгорания, порассуждали о том, что это такое и как стоит относиться к работе, чтобы не доводить себя до подобного.

 

Ольга Ивашенко, журналист “Комсомольской правды” в Беларуси: «Если неправильно выстроить отношения с героем, может дойти до шантажа»

Конечно, случаи эмоционального выгорания бывали. И руки опускались. И плакалось. И думалось: «Все люди, как люди, а я написать ничего не могу». Причины могут быть разные, но всегда важно понимать, что это временное состояние. И оно пройдет. Хотя знаю случаи, когда не проходило. Люди уходили из профессии и находили себя в чем-то новом. Шли и развивались дальше. Считаю, тоже неплохой вариант.

Мне повезло с коллегами. Рядом со мной в редакции — отличные люди. И они, конечно, моя первая скорая помощь. Поддержат, могут даже мое нытье послушать, еще и покормят! Шучу, хотя нет, не шучу. Запас конфет и шоколадок в нашей редакции есть почти у каждого в тумбочке. (Смеется)

Коллеги — это как раз те люди, которые в этой ситуации понимают тебя лучше, чем друзья и близкие. Ну, не понять людям, не связанным с журналистикой, как иногда сложно найти героя, вывести на откровенный разговор, а потом, даже если написал текст, утвердить его и выслушать о себе тако-о-е!  А у тебя дедлайн, и протокольными словечками, которыми тебе предлагают «слегка подправить текст», ты писать просто не можешь! В общем, об этом говорить можно долго и эмоционально.

Особенно сложно, когда сам привязываешься к герою и начинаешь чувствовать перед ним вину что ли, чувство долга… Мол, взялась за эту тему, теперь помогай до конца. А когда у тебя три, пять, десять героев с тяжелой судьбой… Начинаешь медленно сходить с ума. Не спать ночами, переживать.

Есть и еще одна крайность, уже со стороны героев публикаций. Они ведь тоже душу открыли, и теперь считают, что ты их личный психотерапевт, спаситель, добрая тетя-журналист. Такие люди начинают звонить по 10 раз в день, изливать душу, потом начинаются звонки по ночам и слезы в трубку.

Это признак того, что в какой-то момент ты поступила очень по-человечески, но с профессиональной деятельностью в этот момент тебя уже мало что связывает.

Важно уметь разграничивать работу и личное. Когда теряешь эту грань, это и есть прямой путь к эмоциональному и физическому выгоранию. Чувствуешь себя вымотанной, слабой, ни на что не способной… Заряд энергии на нуле. А у тебя еще другие темы, семья и много-много чего еще. Я обычно сама себе говорю: как журналист я сделала все, что могла. И если это так, стараюсь грамотно обрубать эту эмоциональную связь, и дальше как журналист слежу за историей. Жестко? Нет, профессионально.

Не выстроите правильные отношения, может дойти до крайности. Вплоть до шантажа.

Однажды героиня публикации позвонила мне ночью и сказала: «Если не уберете текст, я повешусь!» Хотя общались очень мило, душевно. Ситуация была совсем не смешная.

Как я справляюсь с выгоранием? Люблю ездить в деревню. Там хорошо, мало людей, никто не задает много вопросов. Люблю гулять по вечерам. Просто идти! Час-полтора. Уже легче. Иногда полезно переключиться на спорт. Позанимаешься часа два в спортзале, сходишь в баньку — и утром новый человек (смеется). Идеальный способ для меня переключиться — путешествия. Пусть даже недалеко, на пару дней, но без телефона и работы! Отлично помогает.

Люблю гулять с дочерью. Она мой лучший антидепрессант. Иногда спасают сами герои. Очень приятно, когда получаешь позитивную обратную связь. Вот, например, недавно мне позвонили и сказали, что благодаря моей статье люди изменили свою жизнь и теперь с успехом занимаются тем, что им действительно нравится. В такие моменты понимаешь, что все было не зря. Еще, когда совсем уж грустно становится, ищу героев для рубрики «оптимисты». Как правило, это опытные люди в возрасте, которые на своем веку чего только не повидали. Но остались оптимистами. Вот у них-то я учусь и заряжаюсь. Обожаю этих людей!

 

Алесь Достанко, редактор сайта Kurjer.info: «Не отношусь к работе как к каторге»

Случаев эмоционального выгорания не было. Бывала усталость, и скорее физическая, чем эмоциональная. Можно сказать, что я всегда себя поддерживаю в эмоциональном тонусе.

Во-первых, я люблю свою работу и не отношусь к ней как каторге и повинности. А во-вторых, работа позволяет чередовать разные виды деятельности: сегодня я пишу текст, завтра снимаю видео, послезавтра занимаюсь соцсетями. У меня множество профилей, которые позволяют сменять ритм. Где-то можно пустить коней помедленнее, а когда происходит какое-то событие, начинается драйв, скачешь галопом и получаешь моральное удовлетворение от того, что сделал что-то быстро и хорошо. 

Алесь Достанко

После разработки эмоционально тяжелых тем всегда помогают пешие прогулки или бесцельная езда на велике. Бывает, едешь-едешь-едешь, походу пофоткаешь что-то интересное. Фотографирование — тоже, что-то, что воспринимается не как работа, а как отвлечение от всего. Это приятное занятие.

Чтобы журналист был в тонусе, очень важна атмосфера в коллективе. Мы постоянно шутим в редакции, придумываем дикие заголовки, смеёмся. Недавно у нас был слуцкий порно-скандал. Коллега начала нервничать по какому-то поводу, а я ей говорю: «Оля, отвернись и занимайся порно». Было смешно, такие вещи разряжают обстановку.

А если атмосфера накаляется, важно сказать, что я злюсь не на тебя, а на ситуацию, что у меня нервы сдают: «Я сейчас на тебя поору, но я все равно тебя люблю». Важно признаться в своей слабости.   

Правда, есть и у нас постоянно загнанные люди. И чтобы им помочь, я думаю, надо искать какие-то поводы, чтобы после работы неформально пообщаться. Посидеть в редакции в покер поиграть или еще в какую-то игру. Есть много мелочей, которые позволяют поддерживать коллег и разряжать атмосферу.

А тем, кто находится сейчас на грани выгорания, я могу посоветовать не замыкаться на себе, смотреть, что происходит с другими людьми. Понимать, что другим тоже нелегко, что ты не один в этой связке. Знать, что если ты хочешь вырулить, то сделаешь это. 

 

Максим Хлебец, журналист «Радыё Рацыя»: «Помогает пример людей, которые делают с тобой общее дело»

Случаи эмоционального выгорания бывают. Просто иногда сложно определить, у тебя просто плохое настроение пару дней или уже пора думать над тем, чтобы сменить работу. Такой случай был недавно. Совсем ничего не хотелось делать. Помог выбраться энтузиазм людей, которые делают со мной общее дело. Если они не тухнут, то их пример как раз и становится тем, что вытаскивает из ямы.

Мне кажется, что важно чувство юмора. Из последнего — поздравление в суде с Днём рождения Евгения Скребца. Ему это точно помогло, и было забавно. Если вообще всё надоело, могу поиграть в компьютерную игру «Герои 3» — на 100% улетаю из этого мира и разгружаю голову.

 

Варвара Черковская, журналист-фрилансер: «Журналисты могут ради хорошего материала отказаться от еды, отношений»

Большинство изданий работает онлайн. «Продажа информации» зависит не только от ее качества, но и от скорости подачи. В наименьшее количество времени сделать наибольший объем работы — задача любого работника редакции.  Журналисты зависят не только от самой работы, но и от нехватки времени. В психологии это называется «ургентная аддикция».

В случае с журналистами зависимость от нехватки времени — это нечто особое. Ведь коллеги и руководство редакции будут просто в восторге, если рядом с ними окажется такой ургентный аддикт.  Возможно, он сделает себе имя, карьеру.  Но у человека, который постоянно работает на износ, неизбежно наступит профессиональное выгорание.

Когда я получала второе образование, психологическое, у меня уже был опыт работы в редакциях. Мне казалось, что отношение моих коллег ко времени как раз свидетельствует о наличии у многих из них ургентной аддикции.

Около 100 журналистов, работающих в масс-медиа разного уровня, честно ответили на вопросы в рамках исследования.  Гипотеза подтвердилась.

Моя научный руководитель недоумевала, когда читала ответы журналистов. Они могли ради хорошего материала отказаться от еды, отношений, от семейных праздников, от секса. Если это единичный случай, всё понятно. Но часто это система, образ жизни.

Слушайте, коллеги, не будьте такими. Умейте радоваться каким-то мелочам, расслабляться, отвлекаться от работы, уделять внимание близким и друзьям.  Прочитайте книгу. Уберите жесткий тайминг,  ведь если что-то из запланированного вы  не успели сегодня, есть еще завтра и послезавтра.  Не надо ползти на работу, когда вы заболели. Не забывайте регулярно уходить в отпуск. Устройте день шарлотки, как в одной из редакций. А лучше приготовьте шарлотку домашним. Съездите на семинар или обучение. Сходите в спортзал. Прогуляйтесь по улицам.  Послушайте музыку. Да, в конце концов, просто никуда не спешите.

Конечно, если это прочитает уже сформировавшийся ургентный аддикт, то эти рекомендации вызовут у него неприятные чувства. Не понравится это и редакторам, но мы-то знаем, почему. Хотя, если серьезно, им тоже не мешало бы быть немного психологами и бережно относиться к своей команде.

 

Алесь Пілецкі, журналіст "Радыё Свабода": «Пра эмацыйнае выгаранне модна гаварыць»

Калі шчыра, то я не зусім разумею, што такое эмацыйнае выгаранне. Вядома, можна ў Вікіпедыі пачытаць, альбо разумнага псіхолага паслухаць. Зараз іх вельмі шмат, а пра эмацыйнае выгаранне модна гаварыць. Усе сталі ўразлівымі, гэта вельмі крутым лічыцца. Можна ў FB напісаць, што ўсё, я эмацыйна выгарэў (-ла), і адразу мноства каментаў спачувальных, куча лайкаў. Такая версія ўсім вядомага «я хачу на ручкі».

Мне падаецца, усё прасцей. Трэба памятаць пра неабходнасць адпачываць, падзяляць асабістае і працоўнае, дыстанцыянавацца ад негатыву. «Не бяры да галавы», — вось гэта мой выраз. Калі ўсё браць да галавы, то здурэць можна вельмі хутка і незваротна.

Хаця мне ў нечым пашанцавала, вядома. Я прыйшоў у прафесію ў 2009 годзе, а потым быў снежань 2010 і першая палова 2011 з маўклівымі акцыямі, судамі па «Плошчы» і тэрактам у метро. Пасля гэтага ўжо складана нечым закрануць мацней. Столькі ўсяго тады было негатыўнага, што зараз узгадваю і думаю, як гэта ўсё перажыць можна было? Тым больш, усе падзеі бачыў на ўласныя вочы, пісаў пра іх, удзельнічаў фактычна.

А так… Я сваю прафесію люблю, лічу адной з самых важных для сучаснай Беларусі, і ўжо дастаткова дарослы, каб не звяртаць увагі на тых, хто ўсіх журналістаў лічыць прадажнымі і не вартымі павагі. Хай сабе лічаць. У нас жа свабода слова і думкі з краіне :)

Думаю, пачуццё гумару важнае ў любой сітуацыі. Не толькі ў працы, але і ў прыватным жыцці. Без яго ніяк. Калі чалавек не можа жартаваць з сябе і іншых, то гэта бяда.

Як ужо гаварыў вышэй, каб захоўваць бадзёрасць духу, важна знаходзіць час на адпачынак і прыватнае жыццё, ніяк не звязанае з прафесіяй. Журналісты і так на працы фактычна 24 гадзіны на суткі 7 дзён на тыдзень. Увесь час думаеш над новымі тэмамі, пішаш нешта, прыдумляеш, чытаеш. Трэба знаходзіць час на сябе ва ўсім гэтым. І часам адключаць мабільнік.

Я кнігі чытаю. Добра дапамагае адключыцца цалкам. Пачытаў нешта прыемнае і цікавае ў суботу гадзіны 3-4 запар, на Камароўку схадзіў за прадуктамі пешшу, і ўжо адпачыў.

Нехта са знаёмых думае, што мае горныя паходы таксама з гэтай оперы, але гэта не так. Горы былі яшчэ да журналістыкі і хутчэй замінаюць ёй. Пасля гор вярнуцца ў працу вельмі-вельмі цяжка. Там эмоцый значна больш.

А самае галоўнае для захавання бадзёрасці духу, я мяркую, заставацца спакойным. Ceep calm, як кажуць брытанцы. Вельмі карысная парада на самой справе. Эмоцыі, гэта вельмі крута, але яны не для працы.