255 0

Отличать новости от событий

06.11.2017 Крыніца: Сергей Николюк для baj.by

Популярная в российской медиосреде политолог Екатерина Шульман постоянно подчеркивает отличия между новостями и событиями: «Новости — это то, что привлекает внимание. События — это то, что имеет последствия».

Разумеется, большинство современных СМИ специализируются на новостях. Хорошо это или плохо — не мне судить. Такова реальность, с которой не могут не считаться те, кто зарабатывает на распространении информации. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно войти в youtube. Если лекцию Шульман «Краткая история политического насилия» за три дня просмотрели 23 тыс. человек, то обзор матча чемпионата Италии по футболу между Интером и Миланом за один день — 123 тыс., а клип  Despacito 11 октября стал абсолютным чемпионом по просмотрам, преодолев отметку 4 млрд.

Все, однако, относительно. Результат конкретного футбольного матча болельщиками вполне может быть расценен как событие, т.к. он непосредственно повлиял на распределение мест в турнирной таблице, что не исключает и проходных игр с участием любимой команды.

Проблема отделения зерна от плевел своими корнями уходит в библейские времена, и публичная постановка такой проблемы сама может стать событием. Как тут не вспомнить предложение Путина, датированное июнем 2002 г., внести ясность в российско-белорусские отношения путем отделения мух от котлет.

Безусловно, выбор специализации (новости или события) — дело добровольное. Но, полагаю, я не погрешу против истины, предположив, что в своей работе БАЖ отдает предпочтение событиям. Такой вывод следует, в частности, из информации, размещенной на ее сайте: «Асноўнай мэтай дзейнасці ГА «БАЖ» з’яўляецца:

— садзейнічанне рэалізацыі грамадзянскіх, эканамічных, сацыяльных, культурных і прафесійных правоў і законных інтарэсаў сябраў арганізацыі, іх творчаму самавыяўленню і росту прафесійнага майстэрства, стварэнне ўмоў для забеспячэння свабоды слова і друку, права на бесперашкоднае атрыманне, захоўванне і распаўсюджванне інфармацыі».

Отталкиваясь от данного списка, попытаюсь оценить, какую информацию, доминирующую в медиопространстве независимых белорусских СМИ за последние месяцы, следует отнести к новостям, а какую к событиям.

Если подойти к проблеме механически, т.е. в качестве главного критерия выбрать количество сообщений, то в лидерах на общественно-политическом поле окажутся российско-белорусские военные учения «Запад-2017». Многие из сообщений были не лишены и оригинального качественного содержания.

Ограничусь одной цитатой, позаимствованной у главы Консервативно-Христианской Партии БНФ Зенона Позняка: «Сегодняшние события показывают, что фактически, с юридической точки зрения международного и конституционного права, началась гибридная оккупация Беларуси, она уже идет. Учения «Запад-2017» и предыдущие учения были обоснованы политическими договоренностями и решениями. Нет основания конституционного, юридического и основания международного права для таких учений».

Учения завершились. Российские воинские подразделения вопреки алармистским прогнозам вернулись в положенные сроки в места своей постоянной дислокации. Пришло время для анализа последствий. Что нового добавили учения к тому, что мы знали прежде о зависимости «белорусской модели» от России? Хотелось бы на эту тему прочитать мнения тех, кто пугал оккупацией.

Жизнь, между тем, не стоит на месте, и полна она не только новостями, но и событиями. Не исключено, что одним из главных событий года станет реакция общества на трагедию в учебной части в Печах.

В самом факте дедовщины в армии, в том числе и в ее крайней форме, к сожалению, нет ничего, что могло бы претендовать на событие. Прав Александр Федута: система, убившая солдата Александра Коржича, сложилась не при министре обороны Равкове?

Всем нам выпало счастье жить в репрессивной культуре. Для того, чтобы в этом убедиться, совсем не обязательно проходить курс молодого бойца в белорусской «учебке». Для многих белорусов эта культура начинается в семье. Кто из нас не наблюдал, как молодые мамы раздают шлепки своим полуторогодовалым чадам на улице. За что? Да хотя бы за то, что упал и испачкал костюмчик.

В этом своем счастье мы не одиноки. «Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме» — так называется книга, написанная Ханной Арендт, присутствовавшей в качестве корреспондента журнала The New Yorker на суде над ответственным за «окончательное решение еврейского вопроса» в годы нацизма. Что мотивировало главного палача XX века? Оказывается, ничего, кроме желания двигаться вверх по карьерной лестнице. Он не был антисемитом и не страдал психическими заболеваниями.

Зло, в какие бы одежды оно не рядилось, событием у нас не является. Событием в данном случае стала общественная реакция на конкретное проявление зла, и это позволяет надеяться, что не все так безнадежно. «Каждый человек, — тут я вновь цитирую Екатерину Шульман, — который делает что-то совместно с другими людьми, делает шаг к спасению своей Родины».

Последовательная цепочка таких шагов порождает политику, ибо политика появляется только там, где люди в процессе совместных действий начинают осознавать себя как общность.

Наверху властной «вертикали» это прекрасно понимают. Поэтому не стоит удивляться реакции Лукашенко. Он достаточно оперативно отреагировал не на вопиющий факт дедовщины, а на то, что в привычном (диффузном) общественном недовольстве начался процесс кристаллизации, который в условиях трехлетнего падения доходов населения может привести к непредсказуемым последствиям.

Каментары