332 0

"Отказавшись от предложения Клименко, Павел Шеремет, видимо, кого-то разочаровал..."

10.05.2017 Крыніца: Инна ЗОЛОТУХИНА, специально для «ФАКТОВ»

Информированные источники в правоохранительных органах не исключают, что следствие установило личности исполнителей преступления в отношении журналиста, убитого в центре Киева

Информированные источники в правоохранительных органах не исключают, что следствие установило личности исполнителей преступления в отношении журналиста, убитого в центре Киева

Каждое утро, ровно в 8 часов 4 минуты утра его бодрый голос заполнял кухни, где вскипали чайники, и сонные салоны автомобилей. Будил и подпитывал энергией жителей Киева, Харькова и Днепропетровска.

— Приветствую вас братья и сестры! — восклицал Павел Шеремет. — Говорим о главном, размышляем о наболевшем. Ищем выход и строим планы на будущее…

Звездой «Радио «Вести» 45-летний Павел Шеремет стал стремительно. Начав журналистскую карьеру более 20 лет назад в родной Беларуси, он из-за конфликта с президентом Лукашенко вынужден был уехать в Москву. Там вел программу «Время» на канале ОРТ, но вскоре ушел в либеральную оппозицию, подружился с покойным Борисом Немцовым. Впоследствии Шеремет переехал в Киев, где некоторое время работал на канале TVi, а потом принял предложение вести программу «Утро Павла Шеремета» на «Радио «Вести».

20 июля 2016 года журналист, как обычно, вышел из квартиры своей гражданской жены Алены Притулы, собственницы одного из самых демократических интернет-изданий страны «Украинская правда». Сел за руль ее красной Subaru и отправился на очередной эфир. Но на перекрестке улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко автомобиль неожиданно взорвался. Кто-то из прохожих вызвал скорую помощь, но спасти Шеремета медикам не удалось.

С тех пор прошел почти год. По факту гибели журналиста возбуждено уголовное дело. Мы узнали, что Нацполиция, скорее всего, установила личности исполнителей убийства, но до сих пор не раскрыла мотив преступления, а также имена организаторов и заказчиков расправы. «ФАКТЫ» попытались восстановить события, предшествовавшие убийству, чтобы понять, кто был заинтересован в смерти журналиста.

«Накануне гибели Паша пришел ко мне посоветоваться»

— В ноябре 2015 года вокруг нашей редакции стали происходить странные вещи… — говорит главный редактор «Украинской правды» Севгиль Мусаева-Боровик (на фото). — Поймите, вся эта история до сих пор меня мучает. Я постоянно пытаюсь найти ответы…

Мы с Севгиль сидим в кафе напротив станции метро «Крещатик». Она смотрит в окно, но, похоже, не замечает ни машин на проезжей части, ни спешащих по улице людей. Словно перенеслась вместе с нашим столиком в прошлое.

— В то время многие сотрудники сайта жаловались на вмешательство в почту, — продолжает она. — А телефоны руководства, как позже выяснилось, прослушивались. Затем наш ночной редактор Саша Гайворонская заметила машину, которая следовала за ней от офиса. И мы предположили, что кто-то следит за ней, чтобы установить время, когда в офисе никого нет, и проникнуть внутрь.

Дальше — больше…

— Кто-то позвонил блогеру, народному депутату Светлане Залищук с моего номера телефона и сообщил, что Нацполиция готовит против нас большую провокацию, — рассказал позже экс-журналист «УП», народный депутат Сергей Лещенко. — После этого мы с ней поехали в офис мобильного оператора и узнали, что звонили из Интернета. Поэтому найти абонента невозможно.

Приблизительно в это же время Алена Притула и Павел Шеремет обнаружили за собой слежку около своего дома на улице Ивана Франко. У парадного круглосуточно стоял автомобиль, в котором сидели какие-то люди.

— Первый раз о машине, которая за ними следит, я услышал где-то в ноябре 2015-го, — говорит давний знакомый Павла Шеремета, «азовец» Сергей Коротких (Боцман). — Второй раз — недели за две до гибели Шеремета. Это было в ресторане «Гудвайн». Мы там ужинали с Пашей и его гражданской женой Аленой.

*Сергей Коротких

Знала о происходящем и Севгиль Мусаева-Боровик:

— Вскоре после появления этой машины я пошла на юбилей Савика Шустера и встретила там народного депутата, внештатного советника главы МВД Антона Геращенко. Я спросила у него: «Что происходит? Неужели полиция установила за руководством „УП“ наружное наблюдение?» Он удивился и сказал, что готов приехать, если они снова обнаружат слежку. В тот вечер Паша и Алена снова заметили злополучную машину и вызвали патруль. Чуть позже приехал Антон Геращенко и заверил, что никакой угрозы для Притулы и Шеремета нет. Мол, эта машина «наружки» наблюдает за расположенным в этом дворе подпольным казино. Действительно, незаконный игровой клуб там был, и закрыли его лишь через несколько месяцев.

По словам Мусаевой-Боровик, за две недели до гибели Павел Шеремет заметил странного человека в ресторане, где они ужинали с друзьями.

— Это было в «La Cantina», — говорит она. — Паша рассказал мне, что какой-то мужчина явно наблюдал за их компанией, а затем начал вести себя агрессивно, провоцировал Павла и его друзей на конфликт. Позже он ушел. И никто так и не понял, чего он хотел.

Не секрет, что большинство опытных журналистов не страдают «манией преследования». В силу профессии они часто попадают в неоднозначные ситуации и общаются не только с правоохранителями, но и с преступниками. Поэтому слежку воспринимают с известной долей иронии. Так же, судя по всему, относился к происходящему (до определенного момента) и Павел Шеремет.

— За Пашей следили не впервые, — вспоминает Сергей Коротких. — И он всегда говорил о подобных вещах с улыбкой, как о неизбежном зле.

Но на этот раз ситуация, видимо, была действительно серьезной, а инцидент в ресторане стал последней каплей. И журналист поехал к бывшему министру обороны, начальнику Управления госохраны генерал-полковнику Валерию Гелетею. Рассказал ему о слежке и преследовании сотрудников «УП». Тот посоветовал срочно обратиться с заявлением в Генпрокуратуру.

— Вы затронули больную тему, — говорит Валерий Гелетей (на фото). — Паша был для меня близким человеком, мы с ним часто общались. Накануне гибели он пришел ко мне со своими мыслями и соображениями. Хотел посоветоваться. Сейчас я помогаю следствию и не могу разглашать детали последней беседы с Павлом Шереметом.

После гибели журналиста в Сеть попало видео с камер, установленных около дома Алены Притулы на улице Ивана Франко и рядом с местом гибели Павла Шеремета. Тогда и выяснилось, что гражданских супругов «пасли» не только неизвестные люди в авто. Будущие убийцы изучали график жизни своей жертвы с 15 июля! Сначала на видео фигурирует плотная девушка с волосами чуть ниже плеч, в темных очках, шортах и черной майке. Затем — молодой человек в черных брюках и футболке с белой сумкой через плечо. Несколько дней кряду парочка «наматывала круги» у дома Алены и Павла. А 20 июля в 2 часа 40 минут они заложили взрывное устройство в Subaru. Оба были в спортивных костюмах. Лица прикрыты: у него — кепкой, у нее — капюшоном. Камеры поймали и отход девушки с места преступления после взрыва авто. В рыжем коротком парике она спешила к станции метро «Университет».

«Журналистов „УП“ запугивали, чтобы оказать моральное давление на руководство проекта?»

Были ли связаны те, кто следил за Аленой Притулой и Павлом Шереметом, с убийцами журналиста? Ответов на эти вопросы пока нет.

— Я теперь никому не верю, — признается Севгиль Мусаева-Боровик. — Ни Нацполиции, ни СБУ. Когда после убийства Павла Шеремета допрашивали сотрудников редакции, мы рассказали о слежке. А также о том, что весь прошлый год наши телефоны прослушивались. По данному факту возбудили два дела — в Нацполиции и в СБУ. Недавно глава МВД Арсен Аваков сообщил, что расследование окончено и никакой прослушки не было.

По мнению главного редактора «УП», к слежке могли быть причастны сотрудники силовых структур:

— Мои источники в Администрации президента называли мне фамилию человека из СБУ, который давал указания нас прослушивать.

Профессиональный почерк в действиях преследователей усматривают и силовики. Они считают, что за журналистами, скорее всего, следили бывшие сотрудники спецслужб, которых кто-то нанял. Или их коллеги из другого государства.

— То, о чем рассказали журналисты, напоминает разведывательно-поисковые мероприятия (РПМ),— считает источник в силовых структурах. — Обратите внимание: сначала неизвестные что-то искали в электронной почте сотрудников «Украинской правды» и, видимо, надеялись попасть в редакцию. Потом появилась машина наблюдения около дома Шеремета и Притулы. Причем она не ездила за ними по городу (как это бывает во время наружного наблюдения), а все время стояла на месте, во дворе дома. На улице Ивана Франко камеры зафиксировали также подозреваемых в убийстве журналиста.

— И что это означает?

— РПМ проводят, когда необходимо найти какой-либо предмет. А наблюдение за владельцем предмета устанавливается для того, чтобы понять, где он хранит разыскиваемую вещь, и при первой возможности ее забрать.

— В таком случае зачем неизвестные люди запугивали журналистов и блогеров «УП»?

— Например, для того, чтобы посеять панику в коллективе, парализовать работу редакции и оказать моральное давление на руководство проекта. А вдруг они так испугаются, что сами отдадут то, что кому-то так необходимо.

— Почему же все закончилось убийством журналиста?

— Как правило, РПМ имеет ограниченный срок действия. Когда время истекает, а результата нет, решают, что делать дальше. Судя по всему, заказчик понял, что не сможет получить желаемое, и приказал убить журналиста.

Косвенным доказательством версии о том, что преступники хотели что-то забрать у Павла Шеремета, может послужить и тот факт, что после гибели журналиста Нацполиция провела обыск в его банковской ячейке в Сбербанке. Доверенность на этот сейф была якобы у Алены Притулы. Может быть, именно там и хранилось то, что искали?

Впрочем, пока наверняка ясно лишь одно. Заказчики преступления люди не простые, не бедные и, видимо, очень влиятельные. Нанять профессиональных убийц такого уровня не многим по карману. Тем более что расправой над журналистом они не ограничились. Позаботились и о том, чтобы отвлечь внимание от себя, направив его на полк «Азов».

Все началось с появления в Сети «вброса», что слежку за Павлом Шереметом организовал замминистра внутренних дел Вадим Троян (ранее он воевал в «Азове», был правой рукой командира полка Андрея Белецкого).

*Вадим Троян

Затем в базе Реестра досудебных расследований журналисты «выловили» информацию, что следствие получило в суде разрешение на прослушку телефонов в поселке Урзуф неподалеку от Мариуполя, где находится база «Азова».

И, наконец, в медийной среде распространили слухи, что в канун убийства Шеремета двое «азовцев» (якобы граждане РФ) выехали за пределы Украины.

Заместитель министра внутренних дел Вадим Троян отказался ответить на вопрос, кто мог организовать против него провокацию. А бывший командир «Азова» Андрей Белецкий, напротив, охотно согласился поговорить:

— С Павлом Шереметом меня познакомил Боцман (Сергей Коротких). Паша был одним из немногих симпатизирующих нам журналистов. Он много сделал для «Азова» в медийной сфере. Оказывал нам информационную поддержку, писал материалы в нашу защиту. Давал советы, когда мы не знали, как публично реагировать на ту или иную ситуацию. В последний раз мы с Сергеем Коротких приезжали к нему посоветоваться вечером, 19 июля, накануне гибели Павла. Его смерть для нас — трагедия. Мы потеряли наставника и друга. Так что все обвинения в наш адрес — это классическая «подстава».

*Андрей Белецкий

— А кому в Урзуфе звонил Павел Шеремет?

— Там находятся несколько белорусов. А он всегда опекал своих земляков. Думаю, с ними Паша и созванивался. Вообще, насколько мне известно, полиция проверяла более 250 телефонов, по которым звонил Шеремет. Большинство из них принадлежало бывшим добровольцам.

Кроме того, правоохранители обратились в суд, чтобы установить личности владельцев 50 телефонных номеров. Три номера относились к базам добробатов на юге Украины, в районе Мариуполя. Два из них действительно «азовские». Третий — батальона «Донбасс».

«Нацполиция рассматривает все версии убийства: от профессиональной деятельности до семейного конфликта из-за финансов»

Не верят в причастность «азовцев» к убийству Павла Шеремета и силовики.

— Во время боев на Донбассе добровольцы получили богатый военный опыт, — говорит источник в органах внутренних дел. — Но это не значит, что они могут профессионально проводить операции по устранению объекта в центре столицы. А в данном случае все было рассчитано до мелочей. В слежке и убийстве участвовала девушка (не секрет, что женщины вызывают меньше подозрений). Маршрут жертвы и пути отхода преступников были тщательно проработаны. Количество необходимого взрывчатого вещества рассчитано очень точно. Злоумышленники взорвали журналиста, не причинив вреда окружающим. И это в утреннее время, когда люди идут на работу! За годы практики я чаще сталкивался с бандитами, которые не имели подобных навыков. В результате жертва становилась инвалидом, оставаясь без руки или ноги. Или же погибали случайные прохожие. Последний пример — убийство экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова. Киллер, бывший доброволец Павел Паршов, действовал непрофессионально и сам погиб.

Видео с камер наблюдения, попавшее в Сеть сразу после убийства, правоохранители немедленно изъяли и заблокировали. Следователи избегают бесед с журналистами на эту тему. Тем не менее расширенную версию записи с видеокамер около месяца назад показали на пресс-конференции в МВД Украины. В неофициальной беседе источник в органах внутренних дел сказал:

— Скорее всего, эта пресс-конференция была неслучайной. Не исключено, что следствие установило личность девушки, которую подозревают в убийстве, и продемонстрировало видео, чтобы посмотреть, как она будет реагировать. Кстати, у нас есть информация, что оба исполнителя не являются гражданами Украины и давно выехали из страны.

Ветеран СБУ генерал-лейтенант Александр Христенко тоже полагает, что правоохранители уже вышли на подозреваемых в убийстве:

— Значительным успехом следствия является идентификация самодельного взрывного устройства. Судя по тому, что правоохранители не сообщили, каким образом был приведен в действие электродетонатор, не исключено, что использовались телефоны мобильной связи, а не автоугонная система, что также случается. Косвенным подтверждением этого может служить информация о тщательном исследовании трафика соединений абонентов мобильных телефонов в районе совершения преступления. Это означает, что полученные данные, «наложенные» на результаты анализа записей видеокамер, по всей видимости, позволили следствию очертить круг подозреваемых в убийстве.

Подтверждает эту версию и последняя информация Нацполиции по делу Павла Шеремета.

— Мы обратились за международно-правовой помощью в 14 стран, — заявил недавно заместитель главы Нацполиции, начальник Главного следственного управления Александр Вакуленко.

Впрочем, подводить итоги пока рано. Даже арест убийц не даст гарантий, что дело Павла Шеремета будет раскрыто. Ведь, чтобы установить имена организаторов и заказчиков преступления, нужно знать мотив. А следствие не скрывает: он неясен.

— На мой депутатский запрос в Нац­полиции ответили, что рассматривают все возможные версии убийства: от профессиональной деятельности до семейного конфликта из-за финансов, — говорит Сергей Лещенко.

«В последние годы Павел резко критиковал Кремль из-за агрессии в Украине»

Между тем расправу над Павлом Шереметом можно назвать хорошо подготовленным убийством-спектаклем. Взрыв авто в центре Киева, да еще в час пик — такое не скоро забудешь!

По мнению экспертов, преступления-демонстрации, как правило, имеют определенные и далеко идущие политические цели. Так, смерть Георгия Гонгадзе скомпрометировала президента Леонида Кучму и привела к первой акции протеста «Украина без Кучмы».

— Я подозреваю, что с Гией расправились российские спецслужбы, — говорит адвокат Мирославы Гонгадзе Валентина Теличенко. — В то время Украина взяла курс на НАТО, и России это не понравилось. Вероятно, руководство РФ решило сместить Леонида Кучму с поста президента и добилось результатов.

Прослеживается ли аналогичная линия в расправе с Павлом Шереметом?

— Следствие не исключает версию политического убийства, заказ на которое поступил именно из России, — сообщил вскоре после гибели журналиста министр внутренних дел Арсен Аваков.

Но… зачем?! Никакой дестабилизации в стране после гибели Шеремета не произошло. Не было и дальнейшей раскрутки этого события.

— Если бы убийство Павла имело далеко идущие политические смыслы, мы увидели бы продолжение спектакля, — уточняет Валентина Теличенко. — Например, что-то подобное пленкам Мельниченко. Но этого не случилось.

Вызывает массу вопросов и заявление народного депутата Антона Геращенко, что покушение на него и расправу над журналистом осуществили одни и те же люди из российской террористической группировки, которая действует на территории Украины.

*Антон Геращенко

— В МВД мне сообщили, что Антон Геращенко не был допущен к материалам расследования по делу Шеремета, — говорит народный депутат Сергей Лещенко.

Означает ли это, что российскую версию вообще не стоит рассматривать? Или же есть смысл взглянуть на нее под другим углом? Например, исходя из личности журналиста?

— Работа на «первой кнопке» (Шеремет занимал на ОРТ руководящие должности, был ведущим популярной программы «Время». — Авт.) обязывала, — рассказывают российские коллеги журналиста. — Павлу, скорее всего, приходилось делать реверансы в сторону власти. Даже если ему этого не хотелось. В противном случае его просто уволили бы.

— Деятельность Шеремета на постсоветском пространстве выходила за рамки журналистики, — считает генерал-лейтенант Александр Христенко. — В первую очередь он был признанным лидером общественного мнения. В последние годы Павел резко критиковал Кремль из-за агрессии в Украине. И Белокаменную это наверняка раздражало. Но больше всего российскую верхушку взбесил, видимо, тот факт, что в недалеком прошлом «почти официальный» журналист вел панихиду по Борису Немцову, с которым много лет дружил. Работал над книгами и фильмом о погибшем товарище.

А вот что говорит о жизни Павла Шеремета в России Сергей Коротких (Боцман):

— Во время работы на российском телевидении Павел бывал в Чечне. Там он (как, впрочем, и другие журналисты) наверняка общался с ФСБ. Ведь иначе в РФ просто не бывает. Местные спецслужбы пытаются оказать влияние на всех топовых журналистов, которые берутся за болезненные для власти темы.

Накануне гибели Павел Шеремет встречался в Москве с экс-министром доходов и сборов Украины времен Виктора Януковича Александром Клименко. Последний, по сообщениям СМИ, является собственником холдинга «Вести».

*Александр Клименко

— У нас в коллективе в то время возник ряд противоречий, — рассказывает одна из сотрудниц «Радио «Вести». — Команда разделилась на враждующие группы. Работа не клеилась. Паша хотел спасти проект, и когда ему предложили встретиться с инвестором, чтобы обсудить назначение на должность главного редактора, согласился.

Почему представитель российской либеральной оппозиции, друг Немцова и директор по развитию «Украинской правды» Павел Шеремет пошел работать в холдинг «Вести», который инвестирует человек из ближайшего окружения Виктора Януковича? Да еще и поехал на переговоры с Александром Клименко? Может быть, ему не хотелось финансово зависеть от владелицы «Украинской правды» и своей гражданской жены Алены Притулы? Ведь в Москве у него остались жена и двое детей…

— Я думаю, что ему просто негде было больше работать, — считает давняя соратница журналиста Светлана Калинько, куратор сайта «Белорусский партизан» (детище Павла Шеремета в Беларуси). — Паша нуждался в аудитории, словно в воздухе. Эфир был его смыслом жизни. Видимо, в Украине он мог получить его только на «Радио «Вести».

Правда, встреча с Александром Клименко у Павла Шеремета не задалась. Вернувшись в Киев, журналист заявил: «У этого человека православие головного мозга».

— Для Паши вопрос его репутации всегда был самым главным, — отмечает мама убитого журналиста Людмила Станиславовна. — Думаю, он понял: с этими людьми работать нельзя.

— Мне кажется, что-то важное произошло во время последней поездки Павла Шеремета в Москву, — говорит генерал-лейтенант Александр Христенко. — Отказавшись от предложения Александра Клименко, Павел Шеремет, видимо, кого-то разочаровал, не оправдал чьи-то надежды, вызвал раздражение. Возможно также, что, будучи в Москве, он допустил слишком резкие выражения в адрес Кремля. О чем наверняка тут же было доложено «наверх». Ведь ФСБ РФ курирует не только Януковича, Азарова, Олейника, но и «политических беглецов» из Украины рангом пониже.

Продемонстрировать несогласным «длину рук» — старая практика Кремля. Москва всегда публично казнила своих идейных противников, «чтобы другим неповадно было». Так она действовала в отношении Троцкого и Бандеры. Так действует и сейчас.

Впрочем, на последней пресс-конференции в МВД по делу Павла Шеремета правоохранители заявили, что не исключают еще двух версий убийства журналиста: его профессиональную деятельность в Беларуси и дружбу с Борисом Немцовым. Мол, Шеремет мог проводить расследование гибели своего друга.

— Я в эти версии не верю, — говорит Светлана Калинько. — Лукашенко Пашу уже давно не интересовал. Слишком много лет прошло. Да и Шеремет не имел никакого влияния в Беларуси.

Стоит ли говорить, что Павел никогда не был журналистом-расследователем? Да, он участвовал в съемках фильма о Борисе Немцове. Но фильм уже вышел, и в нем нет информации, из-за которой можно было бы убить.

— Я говорила с Жанной Немцовой и Удальцовым: украинские следователи никого из российской либеральной оппозиции по делу Шеремета не опрашивали, — продолжает Калинько. — Думаю, что следствие эту версию тоже всерьез не принимает.

«Константин Григоришин никогда не финансировал и не финансирует «Украинскую правду»

Впрочем, «заказать» Павла Шеремета могли и украинцы. Ведь он был гражданским мужем одной из самых влиятельных женщин в медиапространстве нашей страны — Алены Притулы, а также директором по развитию «Украинской правды».

*Алена Притула

— Павел присутствовал на встречах с донорами, — говорит главный редактор «УП» Севгиль Мусаева-Боровик. — Интернет-газета «Украинская правда» существует преимущественно на деньги рекламодателей. Гранты составили в прошлом году лишь около пяти процентов всех средств, остальное — реклама.

Но известный блогер Сергей Иванов, прекративший сотрудничество с «УП» после конфликта с Аленой Притулой, придерживается другого мнения:

— Я сам видел, как российский олигарх Константин Григоришин приезжал в редакцию, садился за стол Притулы и правил свое интервью. Так обычно поступают хозяева. Сергей Лещенко не раз уговаривал меня подружиться с бизнесменом. Мол, он хороший. Но я наотрез отказался. Хороших олигархов не бывает. Конечно, доказательств у меня нет. Но молчать не стану.

— Иванов не мог видеть Григоришина — его не было в редакции, когда Костя приезжал, — парирует Мусаева-Боровик. — Мы с Сергеем Лещенко давно общаемся с Григоришиным. Но, клянусь вам, он никогда не финансировал и не финансирует «Украинскую правду».

*Константин Григоришин

Сам Григоришин также не раз отрицал причастность к «УП». В то же время, по слухам, осенью 2016 года его интересы не совпали с желаниями близкого к Арсению Яценюку экс-народного депутата от «Народного фронта» Николая Мартыненко (НАБУ подозревает его в организации преступной группировки, а также в присвоении и растрате имущества или завладении им вследствие злоупотребления служебным положением). После чего якобы на сайте и опубликовали скандальный материал «Ядерное обогащение Николая Мартыненко».

— Говорят, что накануне убийства Шеремета на совещании в офисе «Народного фронта», где, по слухам, присутствовал и Мартыненко, обсуждалась необходимость дискредитации «Украинской правды». После чего Павел вроде бы и поехал советоваться к начальнику УДО, генерал-полковнику Валерию Гелетею. Это правда? — спросили «ФАКТЫ» у Сергея Лещенко.

— У меня нет таких данных. А допускать можно все что угодно. Для нас (журналистов-расследователей. — Авт.) Николай Мартыненко был крупной добычей. Мы, по сути, с нуля раскрутили дело против него благодаря тому, что нашли и обнародовали документы. Более того, нам удалось добиться, чтобы Мартыненко сложил депутатский мандат. А для него это огромная репутационная потеря. Конечно, он на нас зол. Но стоит ли он за убийством Шеремета, никто не знает. Доказательств этого у нас нет.

*Николай Мартыненко

Любопытно, что, по слухам, Мартыненко близок с экс-директором канала TVi, парламентарием от «Народного фронта» Николаем Княжицким. А у него с Павлом еще в 2013 году (когда Шеремет работал на TVi) сложились непростые отношения.

— Тогда разгорелся конфликт между инвесторами канала — российским олигархом Константином Кагаловским и Александром Альтманом, — вспоминает глава департамента коммуникаций МВД Украины Артем Шевченко. — Меня назначили генеральным директором. А Павел Шеремет (он представлял интересы Кагаловского) расценил это как неправовое действие и всячески подбивал коллектив на бунт. Был мотором этого противостояния — и творческим и энергетическим. Возможно, хотел получить должность. У нас с ним возник спор, но меня поддержал экс-гендиректор Николай Княжицкий, и Павел Шеремет покинул канал.

Впрочем, по словам народного депутата Николая Княжицкого, старая история не имеет отношения к смерти журналиста.

— Да и вообще… Врагов у «УП» достаточно! — говорит Сергей Лещенко.

Действительно, Николай Мартыненко далеко не единственный оппонент «Украинской правды». В разное время интернет-газета размещала жесткие публикации в отношении целого ряда влиятельных и богатых людей. И теоретически каждый из них мог желать мести журналистам.

«Алена Притула, вероятно, знает, кто «заказал» Павла Шеремета

Конечно, пролить свет на случившееся могла бы Алена Притула. Но после трагедии она не приезжает на работу, практически не появляется на публике и категорически отказывается от интервью. На мою просьбу о встрече она заявила:

— На все вопросы может ответить главный редактор «УП» Севгиль Мусаева-Боровик. К ней и обращайтесь.

По-человечески понять Алену Притулу можно — она пережила личную трагедию. Но как журналиста и создателя одного из самых демократичных медийных проектов в Украине — нет. По логике вещей, она должна сообщать прессе все, что знает. Ведь только таким образом можно добиться скорейшего расследования дела Шеремета. Именно так она поступила после убийства бывшего главного редактора «Украинской правды» Георгия Гонгадзе.

Кстати, именно Алена Притула (а не мама Павла Шеремета — Людмила Станиславовна) признана потерпевшей (видимо, потому, что журналист погиб в ее машине) и имеет доступ к материалам следствия. Но… она до сих пор не наняла адвоката, который защищал бы ее интересы во время расследования и в суде, а также мог вместо нее общаться с прессой.

В близком окружении владелицы «УП» подозревают: она, вероятно, знает, кто «заказал» ее гражданского мужа, но почему-то молчит.

— После трагедии МВД два месяца обеспечивало ей охрану, — говорят журналисты «УП». — Но потом Алена отказалась от телохранителей. Почему? Мы не знаем. Судя по ее поведению, опасность еще не миновала. Возможно, она чего-то боится. Но это, конечно, предположения.

Если преступники следили за сотрудниками «УП» с целью что-то найти, поведение собственницы интернет-издания становится понятным. В том случае если у них с гражданским мужем имелись какие-то документы (скажем, компромат) на кого-то из влиятельных людей, то, потеряв любимого человека, она уже никогда их не опубликует. Впрочем, это всего лишь версия.

Пару недель назад в любимом кафе Павла Шеремета в центре Минска я встретилась с его мамой Людмилой Станиславовной.

— Я не думаю, что Алена что-то знает, — говорит она. — Мы с ней постоянно общаемся. Она бы мне сказала. Знаете, я ему все время говорила: сынок, ты никогда не будешь в Украине своим! Смотри и думай. И, видимо, оказалась права. В противном случае следствие уже установило бы людей, которые с ним расправились.

P.S. Материал подготовлен при содействии Международной федерации журналистов в рамках кампании Национального союза журналистов Украины против безнаказанности преступлений в отношении сотрудников СМИ.

Каментары