359 0

Осторожно! Конструктивное общественное мнение

01.05.2018 Крыніца: Сергей Николюк для baj.by

Навязывание любого мнения есть не что иное как информационный терроризм

У нас — космонавты, у них —  астронавты. У нас —  разведчики, у них —  шпионы. У нас —  формирование общественного мнения, у них —  манипулирование общественным мнением. Список легко можно продолжить, но что объединяет перечисленные пары? Я полагаю, идеология. Идеология манихейства.

Жил в Иране в III веке н.э. художник, поэт и философ Мани. Согласно его учению, мир предстает как арена вечной борьбы двух космических сил —  Света и Тьмы, Добра и Зла. Это борьба завершится победой Света, но покуда идет вечная борьба.

«Традиционное сознание, —  поясняет культуролог Игорь Яковенко, —  совершает с манихейской картиной мира всего одну процедуру —  оно сшивает эту концепцию с местоимениями "мы" и "они". По некоторому, логически мало постижимому обстоятельству, мы всегда оказываемся на стороне Света».

За примерами далеко ходить не надо. В мартовском номере журнала «Беларусская думка» опубликована статья заместителя Государственного секретаря Совета Безопасности РБ, генерал-майора Владимира Арчакова «В глобальном и региональном масштабе». Статья посвящена информационному терроризму.

Начну с определения данного понятия, предложенного автором с помощью политолога Дмитрия Ольшевского: «Информационный терроризм —  это пропагандистское воздействие на психику и сознание, оказываемое в целях формирования нужных мнений и суждений, направляющих поведение людей, и не оставляющее человеку возможностей для критической оценки получаемой информации».

Итак, информационный терроризм —  это, прежде всего, пропаганда. Замечательное признание. Оно дорогого стоит.

Навязывание любого мнения есть не что иное, как информационный терроризм. При этом неважно, кто и что пропагандирует. Это может быть несознательный блогер или «государство для народа». Не имеет значения, и с какой целью это делается, ибо благими намерениями вымощена дорога в ад.

История учит, что пропаганда начинается там и тогда, где и когда группа лиц присваивает себе монопольное право на истину. За первым шагом следует второй —  монополизация средств доведения монополизированной истины до общества.

Советский Союз —  пример двойного монополизма, доведенного до логического предела. Поэтому нет ничего удивительного в том, что уже на заре своего существования он трансформировался в «империю зла», в которой стал возможен «Большой террор» (согласно ведомственной статистики НКВД в 1937 г. было расстреляно 353 тыс., а в 1938 г. —  329 тыс. человек).

Белорусское суверенное государство построено по советским лекалам. Суверенитет —  это святое. Спорить тут не о чем. Но кто суверен? По Конституции (статья 3) —  народ. По факту же —  глава государства. Между прочем, как свидетельствуют независимые социологические опросы, так считает больше половины белорусов.

Интересно, стали они жертвами формирования или манипулирования общественным мнением? Но сами собой только кошки родятся. В помощи акушерок они, как правило, не нуждаются. В нашем же случае без штатных пропагандистов, т.е. информационных террористов, явно не обошлось. Для того, чтобы узнать их «адреса, явки, фамилии», вовсе не обязательно обращаться с запросом к наследникам организаторов «Большого террора». Достаточно просто включить телевизор.

По мнению генерала Арчакова, «В современном мире посредством информационных технологий повсеместно осуществляется манипулирование общественным сознанием с целью создания напряженности и хаоса». Соглашусь с таким мнением и от себя добавлю, что посредством информационных технологий в современном мире столь же активно осуществляется формирование общественного мнения с целью поддержания порядка и стабильности. Например, порядка несменяемости власти.

Означает ли все вышесказанное, что любую попытку повлиять на общественное мнение следует рассматривать в качестве акта информационного терроризма? Ответ на этот вопрос содержится в статье 4 Конституции РБ, согласно которой демократия в стране осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений.

Слово «многообразие» в данном случае является ключевым. Многообразие —  это то, что противостоит монополии. Многообразие —  это то, что одновременно выступает главным фактором развития и результатом развития. Поэтому любые попытки, от кого бы они не исходили, причесать всех под одну гребенку, например, с помощью государственной идеологии, ведут к стагнации, а в конечном итоге —  к росту напряженности и хаоса.

Как это происходит на практике, белорусам было продемонстрировано 10 апреля на встрече-междусобойчике Лукашенко с руководителями и коллективами крупнейших государственных СМИ. Ограничусь одной цитатой: «Все начинается с вас. На передний план выходите вы —  журналисты. Ваша задача формировать конструктивное общественное мнение через своевременную и объективную подачу материала, искренний и вдумчивый диалог с аудиторией».

Перефразируя бородатый советский анекдот, в Беларуси по любому вопросу существует только два мнения —  конструктивное и неправильное. Но что можно и нужно ему (конструктивному мнению) противопоставить тем, кого волнует судьба белорусов и Беларуси? Ответ на этот вопрос, как это не покажется странным, мы находим в статье генерала Арчакова: «Большое значение имеет интеллектуальное развитие общества, поскольку всевозможные манипуляции с общественным сознанием во многом затруднены в высокообразованной аудитории с устойчивой системой обоснованных взглядов, а также знающей существо данной проблемы и обладающей опытом целенаправленной социально-психологической защиты».

Это в перспективе. Надеюсь, что в ближайшей. А пока борьба Света с Тьмой продолжается, и каждый из нас, по некоторому логически мало постижимому обстоятельству, оказывается на стороне Света.

Лекция профессора Олега Хлевнюка «Выход из большого террора»

Каментары