402

Общение с журналистами из России опасно для украинских политиков. Объяснительная записка главреду «Новой газеты»

27.03.2019 Крыніца: Павел Каныгин, "Новая газета"

Дорогой главный редактор!

31 марта на территории Украины пройдут выборы президента.

При этом ни в одном из оставшихся профессиональных СМИ России до сих пор не вышло ни интервью, ни даже статей с цитатами лидеров предвыборной гонки или их представителей. Не будет их, несмотря на наши попытки, в том числе в «Новой газете». Попробую объяснить.

Сразу оговорюсь, что пропагандистские ток-шоу на телевидении РФ с бесконечными выступлениями «украинских политтехнологов», годами не вылезающих из Останкино — не в счет. Да, на телевидении Украина по-прежнему остается главной темой. Но доля ее в материалах профессиональных медиа неуклонно снижается, по моей субъективной оценке, начиная с 2015 года. А накануне президентских выборов объективное освещение украинских тем в российской прессе отсутствует и вовсе сошло на нет.

Причин тому масса. Начиная с того, что в России почти не осталось федеральных СМИ, способных производить что-либо отличное от агитпропа. И заканчивая тем, что пропаганда уничтожила всякий интерес к спокойным и качественным новостям (особенно из-за рубежа), перекормив и отравив аудиторию.

Те, кто не отравился высокотоксичными дозами, попросту соблюдают гигиену и не хотят иметь дела ни с какими российскими журналистами. Российским СМИ все меньше доверяют в родной стране, а тем более не доверяют им за границей. И лишь немногие утруждают себя разбором оттенков — с кем еще можно общаться — типа «Дождя», «Медузы», «Новой» и т. п. — а кто уже «зашкварился». Но и это время, мне кажется, проходит.

Популярный в украинской интеллигенции кандидат в президенты Анатолий Гриценко, отказывая в интервью, заявил мне, что в его решении нет ничего личного: «Я выступаю сейчас как функция — кандидат в президенты Украины, на территории которой идет война. И вы тоже выступаете как функция — представитель государства-агрессора, которое оккупирует наши территории и ведет враждебную политику».

«Поэтому мы не можем с вами говорить для интервью, которое выйдет в российской газете. Без записи — поговорим сколько хотите, а так [для публикации] — нет», — объяснял мне Анатолий Степанович в своем киевском офисе, куда пригласил для беседы.

Мои слова, что я никакой не представитель государства, а журналист издания, выступающего против войны и агрессии, и скорее тогда уж представитель наших читателей в России, в Украине и по всему миру, разделяющих ценности гуманизма, не убедили кандидата в президенты. «Я понимаю. Но для меня как для функции нет разницы».

— География важнее сути и содержания? — спросил я на прощание.

— Не могу, — отвечал он.

Но что там кандидат от интеллигенции.

Контактировать с российскими СМИ опасается даже пророссийский кандидат в президенты Юрий Бойко («Очень хотим! Но никак не найти время в плотном графике!» — оправдывался его помощник). Кандидаты Зеленский, Порошенко и Тимошенко, понятное дело, отвечают еще более категоричным отказом — ни слова русскому изданию.

Для всех этих политиков факт общения с российскими СМИ действительно равносилен сотрудничеству со страной-агрессором (по крайней мере, так в случае чего это будет подано конкурентами) и неминуемо выльется в отрицательный пиар, зраду, как говорят в Киеве, и наконец, падение рейтинга.

Так после моего интервью с расследователем коррупции, депутатом Верховной рады Украины Сергеем Лещенко вокруг его фигуры развернулась агрессивная дискуссия, если не сказать травля. Особенно после того, как в этой дискуссии отметилась вице-спикер Рады Ирина Геращенко. Лейтмотив наездов на Лещенко все тот же — дал интервью российскому СМИ.

Можно говорить, что пример украинских политиков не является правилом для других. И ведь действительно Россия, помимо части украинских, не оккупирует никакие европейские территории. Другое дело, что Россия пытается «оккупировать» на условном Западе мозги, и это, наверное, еще страшнее.

Отечественные СМИ играют в этом процессе ведущую роль в качестве исполнителей. Стоит просто взглянуть, как часто представители зарубежной элиты («политологи» и маргиналы не в счет) по своему желанию появляются в российских медиа. И шире — как часто и в какие страны путешествует президент России и ее премьер. Кого и как часто они принимают у себя сами?

Кажется, что тренд на изоляцию, возникший сначала внутри самой России, теперь всецело поддержан и снаружи. Украина, по понятным причинам, поддержала первой и яростнее остальных. А так, конечно, ничего личного. Одно коллективное.