622

«Никто не может спасти нас, кроме нас самих». Что рассказывала Марина Золотова о событиях в стране и работе TUT.BY

28.06.2021 Крыніца: TUT.BY

Вот уже 36 дней главный редактор TUT.BY Марина Золотова не созывает свою команду на ежедневную планерку, не устраивает мозговые штурмы и не вычитывает тексты перед их публикацией. Это непривычно и ново для редакции TUT.BY, тем более, учитывая, что с момента старта предвыборной кампании и, мы уверены, до сего дня главред переживает за каждого журналиста: вернулись ли с репортажа домой, не перетрудились ли, нужна ли психологическая или другая помощь. «Главное — безопасность и свобода людей», — всегда говорит Марина Золотова. Сейчас вместе с другими 14 людьми, прямо или косвенно связанными с компанией «ТУТ БАЙ МЕДИА», она находится в неволе по уголовному делу о «неуплате налогов». Пока редактор не может вернуться к привычной рутине, вспоминаем, что она рассказывала о работе TUT.BY, давлении на журналистов и изменениях в стране за последний год.

«Наши ценности: свобода, честность и право на ошибку»

«Группа энтузиастов, у которых горели и продолжают до сих пор гореть глаза, приняла наши ценности: свобода, честность и право на ошибку», — рассуждала Марина Золотова о том, как TUT.BY удалось стать новостной площадкой, которую выбирают более 60% интернет-пользователей Беларуси.

— Это позволяло нам постоянно экспериментировать. У нас не было взаимоотношений по принципу «я начальник, ты дурак, поэтому делай то, что я сказал». У каждого было и есть право воплощать идею в жизнь, если идея достаточно убедительная и ты собрал заинтересованных людей. Мы гибкие, то есть если что-то не получается, сворачиваем проект и начинаем новый, — вспоминала Марина Золотова про начало работы TUT.BY в интервью Naviny.by.  — Когда все это начиналось, Юрию Анатольевичу [Зиссеру] было 40 лет, теперь мне уже больше. Он объединил вокруг себя молодежь, которая ловила, угадывала новые тренды. Теперь на TUT.BY работают представители разных поколений и обогащаются друг другом.

2020 год, который все изменил

Раньше власти не обращали внимания на интернет, им казалось, что это что-то для очень маленькой части аудитории, рассуждала Марина Золотова в интервью для meduza.io. Когда они поняли, что это не так, были попытки надавить, отрегулировать. Но то, что произошло в 2020 году, начиная с момента объявления президентских выборов и заявлении о желании в них участвовать Сергеем Тихановским, Валерием Цепкало и Виктором Бабарико, это уникальная история.

Тогда же изменились условия для работы прессы в стране. Со временем тот факт, что журналист вернется с работы домой, перестал быть очевидным.

— Сначала ребят увозили на несколько часов в РУВД. Потом стало понятно, что в жилетах «Пресса» работать опасно, что они являются мишенью, а не защитой. Потом ребята, которые работают на акциях (именно работают, и было очевидно, что работают, освещают, а не участвуют), стали получать сутки административного ареста. Когда мы впервые попали на суд, мы были просто в ужасе. Казалось, что ты присутствуешь на какой-то постановке театра абсурда, но весь ужас заключался в том, что это происходит в реальности. Когда ты сам видишь людей в балаклавах, которые дают совершенно безумные показания в суде, и на основании показаний этих людей в балаклавах с измененными личными данными судья выносит решение о том, что журналист принимал участие в акции протеста. В прошлом году наших коллег задерживали в общей сложности 38 раз. Некоторых по четыре раза задерживали, пятеро от 3 до 15 суток отсидели. И самая ужасная история, к которой мы пришли в ноябре, —  это уже уголовное преследование [Екатерины Борисевич], — рассказывала главред TUT.BY в одном интервью DW.

«Самая большая угроза — это угроза жизни, здоровью, безопасности и свободе людей, свободе журналиста. Что касается уже ограничений, связанных с какими-то юридическими моментами, то здесь мы исходим из понимания, что возможно все».

— Я все время переживаю, потому что знаю, что в любой момент может случиться что-то плохое. Кого-то могут задержать во время освещения акции, кого-то заберут прямо из квартиры, кого-то задержат после работы, по дороге домой. Это наша реальность сегодня, — признавалась она в беседе с журналистом польского издания «Wyborczą» в конце ноября прошлого года.

Марина Золотова говорила, что сама удивлялась, как можно продолжать работать. «С другой стороны: что нам делать? Мы должны работать, чтобы сохранить это в истории. Чтобы люди знали, что все это было», говорила Марина Золотова в интервью белорусской службе «Радио Свобода».

Говоря о рисках работы в сложившихся условиях, главред TUT.BY подчеркивала, что «мы свой выбор сделали, когда решили жить именно в этой стране. Мы свой выбор сделали, когда решили именно в этой стране заниматься журналистикой и заниматься именно так, как мы ей занимаемся, то есть рассказывать честно о том, что происходит в стране».

 

«Мои журналисты еще больше настроены работать честно»

Давление и репрессии со стороны властей, как и правовой беспредел, по ее словам, заставляли чувствовать полную незащищенность, но не отчаяние.

— У этой медали есть и обратная сторона. Солидарность. Сплоченность коллег —  и внутри редакции, и за ее пределами. Нет больше конкуренции. Все готовы подставить плечо друг другу, подежурить у отделения милиции, у изолятора временного содержания, помочь собрать передачу. Мы чувствуем солидарность и поддержку нашей аудитории. Нам стало сложнее самим освещать события, но у нас появились сотни корреспондентов в разных уголках страны, которые присылают нам фото и видео, сообщают детали о происходящем. И эта солидарность придает нам сил и помогает смотреть в будущее с оптимизмом, — говорила Марина Золотова в комментарии DW незадолго до того, как ее задержали 18 мая.

По ее словам, прошлый год научил редакцию мобильности, умению быстро принимать решения, быть готовыми к тому, что все может измениться в любой момент.

Происходящее в отношении журналистов — серьезная угроза не только в адрес TUT.by, но и всех независимых СМИ. «Мы видим задержания журналистов, лишения аккредитации корреспондентов зарубежных изданий. Это зачистка информационного поля с целью исключить журналистов из общественной жизни, особенно когда речь идет о протестах». 

— Конечно, мы все были не готовы к таким беззаконным действиям. Теперь совершенно очевидно, что пути назад нет. Никто не может спасти нас, кроме нас самих. Все в наших руках, несмотря на то, что репрессивный паровой каток становится все более ужасным. Наша свобода, наше будущее — это то, что нужно нам, а не Путину, Западу или кому-то еще, —  говорила Золотова в комментарии Sky News.

Репрессии не заставили журналистов независимых изданий прибегать к самоцензуре, считает главред TUT.BY.

— Я вижу, что мои журналисты еще больше настроены работать честно, доносить до мира, что происходит в нашей стране, какие методы используют власти, к чему они прибегают. Преследования только укрепляют их веру в то, что то, что они делают, необходимо и правильно, — комментировала она польскому изданию «Wyborczą».

 

В октябре прошлого года Марина Золотова говорила, что она все еще уверена в том, что СМИ — это четвертая власть, это независимый институт, который фиксирует и контролирует общественно-политические процессы, который может уберечь страну от скатывания в радикализм и от произвола власти.

— Если убрать все независимые СМИ, останутся государственные телеканалы, газеты, а также телеграм-каналы.<...> Если информация в независимых СМИ публикуется с соблюдением профессиональных стандартов, проверяется, например, то от телеграм-каналов никто этого не требует. Если независимых СМИ не будет, влияние на умы будут оказывать не газета «Беларусь сегодня. Советская Белоруссия» и государственное телевидение, а исключительно телеграм-каналы. Если государство такой вариант устраивает, то мы им не нужны, если не устраивает, нужны, — рассуждала она в интервью Naviny.by осенью прошлого года.

«Справедливость рано или поздно восторжествует, но репрессии затронут еще много людей»

Когда журналистов в Беларуси за работу стали сажать сначала на сутки, а потом и на годы, когда лидирующий онлайн-портал лишали статуса СМИ, когда власти ужесточали правовые условия работы прессы, Золотову не раз спрашивали о том, что же будет дальше с TUT.BY, журналистикой и страной. Марина никогда не теряла оптимизма по этому поводу. «Я верю, что выживем и будем существовать, я оптимист», — заявила она на подобный вопрос Al Jazeera Balkans.

— Сейчас невозможно говорить о конкретных планах. Мы просто будем рассказывать, что будет происходить в стране. Мы будем придерживаться фактов, будем объективными, — заявляла она в интервью белорусской службе «Радио Свобода».

«Все мы будем продолжать работать, бороться за свободу слова и не сдаваться. Я бы хотела, чтобы это было без потерь и чтобы все наши журналисты были на свободе. Для меня это очень важно», признавалась главный редактор портала.

Не потеряла Марина Золотова этого оптимизма и находясь под арестом.

— TUT.BY на самом деле есть, потому что мой коллектив продолжает работать в социальных сетях, за что я им безмерно благодарна. Я знала, что с нашей командой не может быть по-другому. Поэтому TUT.BY никуда не исчезнет, будет как в песне: «Плывуць ў тумане стагоддзі і сталь спарахнее ўшчэнт. А мы тут былі і тут будзем, пакуль існуе гэты свет». Я по-прежнему уверена, что справедливость рано или поздно восторжествует, но репрессии затронут еще много людей, — сказала она в первом интервью из СИЗО.

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!